36 Сознание

2021-03-09 СтудИзба

Тема 15. Сознание

Множественность подходов к изучению сознания

Явление нашей душевной жизни, именуемое сознанием, привлекает внимание исследователей многих областей знания. Его изучают философия, физиология, психология, медицина (психиатрия), социология, юриспруденция, экономика, педагогика. В каждой области своя специфика, а следовательно, и свой подход к сознанию.

Так, биологи и физиологи обычно не разграничивают понятия «сознание» и «внимание», чему в немалой степени способствует знаменитая павловская физиологическая характеристика сознания. По И. П. Павлову физиологический механизм сознания состоит в формировании в коре головного мозга очень подвижного очага оптимальной возбудимости на фоне заторможенных участков [569, с. 247]. Мы уже ранее говорили о том, что образование такой зоны в коре связано с механизмом внимания.

В медицинской практике вместе с таким пониманием сосуществует отождествление сознания с состоянием бодрствования. Внутримедицинская специфика также накладывает отпечаток на понимание сущности сознания. Так, «психиатр подчеркивает связь сознания с собственным “я”», а клинический невролог в это понятие включает «ориентировку в месте и времени, способность правильного восприятия, способность к интеграции полученной информации и ее переработке и, наконец, возможность организации целенаправленной деятельности» [132, с. 432].

В философии акцентируется субстанциальная проблема - что первично? Сознание (дух, разум) или бытие (материя)? Отсюда материалистическая трактовка определяет сознание в первую очередь как отражение действительности. И тогда не делается принципиального различия между ощущением, представлением, мышлением, сознанием, идеей, духом. Их психологическая специфика опускается. Идеалистическая линия направлена на признание независимости сознания от бытия, а то и его изначальности, субстанциальности. Диалектика приводит к признанию развития как всеобщего свойства мира, а следовательно, и ко второму фундаментальному положению о сознании: сознание рассматривается как высшая форма организации материи (или духа).

Общественные науки, в частности социология, оттеняют социальную сторону сознания и изучают главным образом общественное сознание. В марксистской социологии исходным пунктом является идея К. Маркса, что индивидуальное сознание есть «мое отношение к моей среде», а личность - это «сумма общественных отношений».

В экономических дисциплинах основным предметом исследования являются экономические, а следовательно, трудовые отношения. Главное здесь - результат, продукт труда. А его получение связано со способностью человеческого сознания предвидеть эти результаты, планировать свои действия. Акцент делается на целенаправленности сознательной деятельности.

С юридической точки зрения «сознание - это способность субъекта образовывать логически обоснованный и адекватно мотивированный замысел, ибо наличие замысла, умысла - это один из атрибутов всякого гражданского акта, поступка, а также и преступления» [883, с. 196]. Соответственно сознание связывается с проблемами вменяемости (способностью отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками) и дееспособности (разумно вести свои дела).

Психология (материалистически ориентированная) рассматривает сознание как некую целостность, объединяющую все психические функции, но не сводимую ни к одной из них. Эта целостность может представать в виде: 1) либо «высшего образования в человеческой психике» (Мясищев В. Н.), но не имеющего своего специального представительства в мозгу; 2) либо особого качества психики, присущего человеку; 3) либо уровня (высшей ступени) развития психической деятельности. В то же время сознание рассматривается и как процесс: «В психическом плане сознание выступает реально прежде всего как процесс осознания человеком окружающей среды и самого себя» [686, с. 275].

Рекомендуемые файлы

Итак, понятие «сознание» обладает множеством сторон. Но термин «сознание» есть лишь самое общее выражение этого понятия и не отражает всего его многообразия. Поэтому в каждом случае необходимо раскрывать это понятие с указанием специфики своего подхода к его трактовке и границ ее применимости. Иначе непонимание и споры неизбежны. Дать краткое исчерпывающее определение сознанию наука пока отказывается. Как писал известный философ А. Г. Спиркин: «На вопрос: “Что такое сознание?” - вряд ли можно дать ответ, обладающий точностью математической формулы» [761, с. 78].

Сознание и психика

Практически любая формулировка сознания указывает на него как на психическое явление. Однако не всякая дает представление о соотношении психики и сознания. Г. В. Акопов по этому поводу заметил: «Явное или неявное отождествление сознания и психики устойчиво воспроизводится на протяжении всей истории отечественной психологии» [11, с. 20]. Добавим: и зарубежной тоже. Тем не менее в отечественной психологии доминирует представление о сознании как о высшем уровне психической деятельности и специфически человеческом качестве психики. Следовательно, объемы сравниваемых понятий должны быть различны, а именно: понятие «психика» должно быть шире понятия «сознание» [500]. Мы здесь говорим об индивидуальных сознании и психике (при этом понимаем их как о единые целостные образования, что автоматически исключает из обсуждения имеющиеся в литературе представления о сознании как о совокупности пусть и взаимосвязанных, но разных специфических сознаний [14, 666]).

Во-первых, психика присуща и животным, а сознание, как утверждает подавляющее большинство исследователей, - только человеку. Во-вторых, у человека психика включает как сознательное, так и выходящее за пределы сознания (бессознательное, подсознательное, надсознательное, предсознательное, досознательное и т. п.). В-третьих, психика может проявляться не только как нечто целое, но и как части этого целого (отдельные функции, отдельные психические процессы, отдельные психические свойства и т. д.), сознание же проявляется только как целое. В-четвертых, работа психики - постоянный фактор жизнедеятельности человека, а работа сознания - фактор переменный (например, отсутствие сознания во сне, под гипнозом и в других «бессознательных» состояниях). В-пятых, сознание - это этап в развитии психики. В филогенезе психика насчитывает сотни миллионов лет, а сознание - только сотни тысяч лет. В онтогенезе сознание (как считают специалисты по детскому развитию) отсутствует в младенчестве и может редуцироваться в старости в результате возрастных изменений в организме, психика же присуща всем возрастным периодам. Наконец, в-шестых, патология сознания не может исключить полностью работы психики, а патология психики, сохранив ее отдельные функции, может вызвать полную потерю сознательной регуляции поведения.

Но все это ни в коей мере не позволяет говорить о сознании как о составной части психики. Это было бы примитивизмом! Сознание - это ипостась психики на ее высшем уровне организации.

Хорошей иллюстрацией к соотношению психики и сознания служит одна из устоявшихся гипотез нейрофизиологических основ сознательного и бессознательного [346]. Из физиологии известно, что на внешнее воздействие нервная система может реагировать тремя последовательными ответами. Первый строго локален. Возбуждение проходит по афферентным путям и вызывает в соответствующем анализаторном центре первичный ответ с латентным периодом 9- 15 миллисекунд (мс). Через несколько миллисекунд возникает вторичный ответ, охватывающий уже более широкие зоны, но не сопровождающийся общей активацией организма. Эти два ответа могут наблюдаться и во сне, т. е. относятся к бессознательному.

В некоторых случаях вслед за этими ответами через 80- 150 мс следует третья волна реакции. Она сопровождается активацией огромных клеточных территорий коры мозга и сопровождается «реакцией пробуждения», формированием состояния бодрствования, повышением активности и соответственно появлением сознания. В процедуре такой активации мозга участвует ретикулярная формация. Также известно: 1) время латентного периода любой ответной реакции прямо пропорционально количеству включенных в нее синапсов; 2) стереотипные, автоматизированные реакции протекают быстро и могут не отражаться в сознании. Это реакции на малоинформативные сигналы.

Все сказанное означает, что наиболее замедленные, осуществляемые большим числом нервных элементов реакции скорее всего и есть осознанные ответы. Кратковременные с малым числом участвующих элементов реакции - неосознанные. И тогда «сознание представляет собой новое качество, возникающее в результате включения в действие огромного количества элементов “подсознательного”. Сознание как бы строится из отдельных кирпичиков подсознательного. Подсознательное относится к сознательному как часть к целому. Вместе с тем сознание, т. е. “целое”, представляет собой новое качество, не сводимое к бессознательному» [346, с. 300].

Итак, понятие «психика» перекрывает понятие «сознание». Главным же субъективным фактором, отличающим сознание от психики, как считает большинство исследователей, выступает осознанность объекта, на который направлена психическая активность субъекта. В качестве резюмирующего эту мысль положения приведем, как всегда, точное и четкое, высказывание С. Л. Рубинштейна: «В психологическом плане сознание выступает реально, прежде всего, как процесс осознания человеком окружающего мира и самого себя… Сознание как образование - это знание, функционирующее в процессе опознания действительности» [686, с. 260]. Заметим, что в качестве объекта осознания могут выступать не только предметы и явления внешнего мира, но и сигналы из внутренней среды организма и наши идеальные продукты деятельности психики (образы, психические процессы и состояния, мотивы, интересы, мысли и т. д.).

Как уже говорилось, осознание, по нашему мнению, связано с выполнением трех операций: 1) выделение объекта из среды; 2) соотнесение выделенного объекта с другими объектами; 3) соотнесение объекта с самим субъектом. Понятно, что все три операции производятся практически одновременно, симультанированы в единый психический акт. Выделение объекта есть его ограничение, а проведение границы уже есть начальный этап соотнесения данного объекта с другими. Соотнесение предполагает сравнение и установление связей. Ну а уж соотнесение с собой предполагает предварительное выделение себя из среды. И не просто выделение, а и противопоставление ей: «Я - все остальное».

Отнесение к себе, «примеривание» на себя окружающей действительности в акте осознания является его квинтэссенцией. Именно этот факт чаще всего подчеркивается при описаниях сознания. Так, У. Джемс считал, что «наиболее общим фактом сознания служит не “мысли и чувства существуют”, но “я мыслю” или “я чувствую”» [228, с. 56]. А возможно такое потому, что «всякий из нас по-своему разделяет мир на две половинки, и для каждого почти весь интерес жизни сосредоточивается на одной из них, но пограничная черта между обеими половинками одинакова: “Я” и “не-Я”. Интерес совершенно особенного свойства, который всякий человек питает к тому, что называет “Я” или “мое”, представляет, быть может, загадочное в моральном отношении явление, но во всяком случае должен считаться основным психическим фактом» [228, с. 80]. В. М. Бехтерев утверждал, что «наиболее элементарной формой сознания следует признавать ту, при которой в сознании присутствует главным образом одна группа представлений о “Я” как субъекте в отличие от “не-Я”». Обобщая опыт изучения сознания, Н. И. Чуприкова пишет: «Среди главных признаков понятия сознания в психологии на первом месте наиболее часто называют познавательное отделение “Я” и “не-Я”, знание о собственном знании объективной реальности, способность отдавать отчет в своих действиях, переживаниях и мыслях» [865, с. 153].

Сознание как высшая ступень организации психики

Если обобщить функции изученных нами психических процессов (от ощущений до воли и психомоторики), то психика в целом осуществляет четыре основные функции во взаимодействии субъекта с внешним миром: 1) поддержание активности жизнедеятельности; 2) познавательную (когнитивную), 3) регулятивную, 4) коммуникативную (общение). При этом вторая и третья функции объединяются в общую глобальную функцию психического отражения. Естественно, все эти же функции выполняет и сознание. В чем же разница? Напомним, что уровень организации любой системы оценивается по трем группам критериев: системные, энергетические и информационные. Итак, что нового вносится в исполнение указанных функций на сознательном уровне организации психики?

1. Во-первых, повышается активность субъекта (энергетический критерий). Поскольку он выделяет и противопоставляет себя окружающему миру, постольку он по своему почину начинает и организовывает различные полезные для него действия. Этот факт характеризуется показателем произвольности, который в своей высшей форме выступает как волевое регулирование. Активность выражается и в том, что энергетические ресурсы организма расходуются более рационально, поскольку цель позволяет удерживать эффективную линию поведения, экономя не только энергию, но и время, действия приобретают целенаправленный характер, а в необходимых случаях возможна и концентрация усилий, резкое повышение интенсивности действий. Постановка цели становится возможной благодаря соотнесению объектов друг с другом и с самим субъектом, т. е. осознанности.

2. Второе, что вносится в психическую деятельность на сознательном уровне, - это повышение адекватности взаимодействия со средой (информационный критерий). Это достигается вследствие представления субъектом многообразия связей между объектами, которые «вырисовываются» при соотнесении объектов между собой и с самим субъектом. В итоге выявляются связи, а следовательно, и свойства, не поддающиеся простому чувственному отражению, вырабатываются понятия и способность к абстрагированию. На основе более глубокого знания возможна и более эффективная регуляция, что выражается в гибкости поведения. Даже непредвиденные изменения в воздействиях среды не дают катастрофического исхода, так как субъект способен к выработке не единственного ответа, а целого набора более или менее подходящих действий. Панорама вскрытых многообразных связей между объектами дает возможность учета вероятностных закономерностей мироздания. А это, в свою очередь, позволяет прогнозировать ситуацию. Именно такой прогноз лежит в основе предвидения (антиципации, «опережающего отражения»), характерного для сознательной деятельности человека.

3. Третий фактор, привносимый сознанием в психическую деятельность, это ее семантизация (информационный критерий). Суть этого эффекта заключается в знаковой представленности психических явлений как для самого субъекта, так и для других людей. Главную роль здесь играют речь и язык. Любой язык есть система знаков. Процесс осознания у человека неизбежно сопровождается «проговариванием» (хотя бы на уровне внутренней речи). Практически любой образ, особенно из группы вторичных, не говоря уж о понятиях, представляется человеком через его словесное обозначение. Это становится понятным, если вспомнить, что мышление и речь развиваются в единстве.

Подобная знаковость есть выражение общественно-исторического опыта, который усваивается индивидом через овладение значениями знаков (слов). Значение - это выработанное обществом и зафиксированное в понятиях общественное отражение действительности и норм деятельности. Отражение значений слов в индивидуальном сознании и опыте образует субъективную ценность значения, или смысл. А смысл уже связан с мотивационной стороной личности, в свою очередь, влияющей на ее активность. Смысл выражает отношение субъекта к действительности. Он создается в результате отражения субъектом отношений, существующих между ним и целью его действий. Отношение мотива и цели порождает личностный смысл [406].

4. Наконец, что еще характерно для сознательного уровня психики - это повышение организованности, системность психической деятельности (системный критерий). Когнитивная функция на уровне сознания в полной мере предстает как познание. Отдельные процессы (ощущения, память, восприятие, мышление) объединяются в единое целое, единый процесс познания мира, активное целенаправленное приобретение знаний. Причем знаний не только в виде конкретных сведений о свойствах и сторонах объектов, но и в виде идей (научных, моральных, религиозных и т. п.) и норм поведения. Регулятивная функция посредством осознанных мотивов и целей выливается в организацию совместной (с другими людьми) деятельности и регуляцию поведения в обществе.

Структура сознания

Структура сознания как обобщение структуры психики

Эпиграфом к данному параграфу хорошо подходит цитируемое К. Юнгом изречение: Nihil est in intellectu, quod non antea fuerit in sensu (в переводе с латинского: нет ничего в сознании, чего бы не было раньше в ощущении) [913, с. 34]. Действительно, сознание как качественная характеристика психики в количественном отношении, естественно, включает в себя все ее элементы, на что недвусмысленно обращал внимание еще В. М. Бехтерев: «Мы различаем в нашем восприятии ощущение, представление, стремление, желание, хотение и пр., т. е. те явления, сумма которых и составляет содержание нашего сознания» [83, с. 204]. Однако на уровне сознания вся совокупность психических явлений предстает в более организованном и обобщенном виде, когда все компоненты этой совокупности структурируются в многомерную систему, «работающую» как единое целое. Перечислим компоненты (состав) этой системы.

Во-первых, сознание является сбалансированной системой всех психических функций: познания, регуляции и интеграции (как в активном, так и в реактивном вариантах). Следовательно, в его состав входят ощущения, восприятия, память, мышление, речь, воображение, эмоции, чувства, внимание, воля, психомоторика.

Во-вторых, сознанием охватываются все виды психических явлений: процессы, состояния, свойства и конструкты. Один из самых вдумчивых наших психологов К. К. Платонов писал: «Три категории психических явлений (психические процессы, состояния, свойства. - В. Н. ) в их конкретном взаимодействии составляют содержание индивидуального сознания. Динамика их смены - это поток сознания, а соотношение различных психических явлений в определенный период является структурой сознания» [598, с. 63]. Поскольку сознание есть совокупность познавательных, регулятивных и интеграционных процессов, то и оно само предстает как процесс и имеет показатели длительности, фазовости и последовательности. Отсюда вытекает и возможность представления сознания в виде психических конструктов как результатов психических процессов: образов, понятий, отношений, целенаправленных действий. Поскольку переживание различных процессов приводит к определенным состояниям, то и сознание в целом может принимать форму состояния. Например, состояние ясного или сумеречного сознания, состояния бодрости или сонливости, подавленности или воодушевления и т. д. Наконец, сознание предстает и само как свойство личности. Недаром говорят о сознательной или несознательной личности. В то же время в нем отражаются в виде самооценки и конкретные психические свойства от сенсорных до волевых и интегральных личностных (способности, характер).

В-третьих, человеческое сознание представлено двумя типами: собственно сознанием и самосознанием (нередко именуемым «ядром» сознания).

В-четвертых, сознание имеет как минимум две формы существования: индивидуальное и общественное. Нередко между ними помещают групповое. Общая психология изучает индивидуальное сознание. Социальная психология - преимущественно групповое и общественное.

Наконец, сознание как уровень развития психики может быть представлено либо как альтернатива бессознательному уровню работы (возможно, и развития) психики, либо как явление многоуровневое, проявляющееся как на сознательном, так и на бессознательном (на под- надсознательном) уровнях (что, по-видимому, правильнее, хотя эта версия разделяется меньшинством исследователей). Во втором случае сознание рассматривается в широком плане - как аналогия психики, но качественно отличное от нее.

Взаимосвязи перечисленных компонентов сознания (т. е. собственно его структура) характеризуются преобладанием тенденции к интеграции над тенденцией к дифференциации. Сознание как целое по степени внутренней связности превосходит психику (которая также есть целое), что позволяет выделять более связный объект (сознание) в менее связной психической среде. Очевидно превосходство сознания над психикой и по степени внешней связности, для подтверждения чего достаточно вспомнить хотя бы о четком противопоставлении субъектом в процессе осознания себя («Я») внешней среде («не-Я»).

Структура сознания как двухслойное образование

Структурную сложность сознания А. Н. Леонтьев в свое время называл «психологической многомерностью». Им были выделены три компонента сознания, определяющие его как высший уровень развития психики: чувственная ткань, значение и смысл.

По поводу чувственной ткани сознания он писал: «В явлениях сознания мы обнаруживаем прежде всего их чувственную ткань. Эта ткань и образует чувственный состав конкретных образов реальности, актуально воспринимаемой или всплывающей в памяти, относимой к будущему или даже только воображаемой. Образы эти различаются по своей модальности, чувственному тону, степени ясности, большей или меньшей устойчивости и т. д. Обо всем этом написаны многие тысячи страниц. Однако эмпирическая психология постоянно обходила важнейший с точки зрения проблемы сознания вопрос: о той особой функции, которую выполняют в сознании его чувственные элементы. …Особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира, открывающейся субъекту. Что, иначе говоря, именно благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его сознания - как объективное “поле” и объект его деятельности» [406, с. 133- 134]. И далее: «Глубокая природа психических чувственных образов состоит в их предметности, в том, что они порождаются в процессах деятельности, практически связывающей субъекта с внешним предметным миром. Как бы ни усложнялись эти связи и реализующие их формы деятельности, чувственные образы сохраняют свою изначальную предметную отнесенность» [406, с. 139]. Напомним здесь об одном из важнейших свойств психических процессов (в первую очередь восприятия и чувств) - предметности.

Что касается категорий «значение » и «смысл », то еще великий философ И. Кант в своей «Критике чистого разума» [311] связывал их (правда, не разводя их содержания) с понятиями «сознание» и «время», приписывая времени смыслообразующую функцию в контексте синтетической деятельности сознания. В психологии же значение и смысл - неидентичные категории, что и позволяет усматривать структуру сознания. Мы уже говорили об этих категориях применительно к речи и языку, т. е. рассматривали значение и смысл слов и выражений. Но в контексте сознания в целом эти категории приобретают более емкое значение и смысл (да простит мне читатель этот невольный каламбур!). А. Н. Леонтьев на этот счет писал, что «значения преломляют мир в сознании человека. Хотя носителем значений является язык, но язык не демиург значений. За языковыми значениями скрываются общественно выработанные способы (операции) действия, в процессе которых люди изменяют и познают объективную реальность. Иначе говоря, в значениях представлена преобразованная и свернутая в материи языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений, раскрытых совокупной общественной практикой» [406, с. 140- 141].

Значения, будучи общественно-идеальной формой представленности предметного мира, «безразличны к формам чувственности, в которых мир открывается конкретному субъекту (можно сказать, что сами по себе значения лишены чувственности), их функционирование в осуществлении его реальных жизненных связей необходимо предполагает их отнесенность к чувственным впечатлениям. …Другая сторона движения значений в системе индивидуального сознания состоит в той особой их субъективности, которая выражается в приобретаемой ими пристрастности. Сторона эта, однако, открывает себя лишь при анализе внутренних отношений, связывающих значения с еще одной “образующей” сознания, - личностным смыслом » [406, с. 148].

«В отличие от значений личностные смыслы, как и чувственная ткань сознания, не имеют своего “надындивидуального”, своего “непсихологического” существования. Если внешняя чувственность связывает в сознании субъекта значения с реальностью объективного мира, то личностный смысл связывает их с реальностью самой его жизни в этом мире, с ее мотивами. Личностный смысл и создает пристрастность человеческого сознания » [406, с. 153]. По выражению В. Ф. Петренко, личностный смысл - это «значение значения» для личности [581].

Итак, понятие смысла, - резюмирует В. П. Зинченко, - «указывает на то, что индивидуальное сознание не сводимо к безличному знанию, что оно в силу принадлежности живому субъекту и реальной включенности в систему его деятельностей всегда страстно, короче, что сознание есть не только знание, но и отношение» [272, с. 22]. Это замечание отражает основу для возможности представить структуру сознания в виде не простой совокупности из трех компонентов - «образующих» сознания (что по сути есть состав сознания, а не его структура как целостной системы), но в виде трехзвенной схемы, отражающей взаимосвязь между внешним объективным миром и внутренним субъективным миром человека. В этой схеме «знание» представляется центральным звеном, с одной стороны, отражающим внешний мир в форме чувственной ткани (предметной соотнесенности), а с другой - отражающим внутренний мир в форме личностных смыслов (через субъективное отношение к «знаемым» предметам, которое, как помним, складывается в результате опыта использования этих предметов при удовлетворении потребностей).

Здесь нелишне упомянуть о развиваемой с недавних пор психологом А. Ю. Агафоновым так называемой «смысловой теории сознания» [5, 6, 7]. Категория «смысл» им принята за элементарную единицу анализа психического, поскольку, с его точки зрения (и с нашей тоже), удовлетворяет сформулированным им пяти базовым принципам, определяющим подобный выбор: 1) принципу неразложимости целостности; 2) принципу первичности психического материала; 3) принципу гетерогенности; 4) принципу необходимого развития; 5) принципу психологической гомогенности. Эти принципы фактически являются вполне корректной конкретизацией общих принципов познания и психологической науки: принципов целостности, системности, развития, инвариантности. Характеризуя категорию «смысл» в контексте своей теории, А. Ю. Агафонов сближается с представленным выше ее пониманием: «Мир для человека становится значащим благодаря тому, что человек способен к его осмыслению. Смысл есть исключительная прерогатива человека. Вне человеческой психики смысл себя не обнаруживает. …смысл нельзя обнаружить как вещь, как свойство или функцию какого-либо объекта действительности. Ни реальный, чувственно воспринимаемый предмет, ни события или явления мира, ни история, ни литературный текст не имеют смысла, а только восприятие, представление или размышление о чем-либо может быть наполнено смыслом» [5, с. 89].

Развивая идею трехзвенной схемы структуры сознания и сопрягая ее с деятельностным подходом, В. П. Зинченко вводит по аналогии с понятием «чувственная ткань» понятие «биодинамическая ткань », выстраивая, таким образом, четырехсоставную модель сознания. В этой модели пара «чувственная и биодинамическая ткань» соотносится с бытийной (деятельностной) сферой жизнедеятельности человека, а пара «значение и смысл» - с ее рефлексивной (отражательной) сферой. По определению автора модели, «биодинамическая ткань - это наблюдаемая и регистрируемая внешняя форма живого движения» [272, с. 24].

Обосновывая свое предложение, В. П. Зинченко, кроме собственных рассуждений, приводит ссылки на авторитеты науки. Так, он вспоминает идею философа Людвига Фейербаха (материалистические воззрения которого, как известно, были одним из «трех источников» и одной из «трех составных частей» марксизма) о «существовании сознания для сознания и сознания для бытия», развивавшуюся в психологии Л. С. Выготским. Довоенные работы А. В. Запорожца, П. И. Зинченко, С. Л. Рубинштейна позволили им прийти «к заключению, что действие является исходной клеточкой, из которой развивается вся психическая жизнь человека». Это заключение может рассматриваться как признание деятельностно-отражательной (т. е. бытийно-рефлексивной) природы сознания. «Но, пожалуй, главным было то, что Н. А. Бернштейн уже ввел понятие живого движения и его биодинамической ткани». Единственно, что удивляет автора рассматриваемой модели сознания, так это то, что А. Н. Леонтьев - «один из создателей психологической теории деятельности, не включил в число образующих (сознание. - В. Н. ) биодинамическую ткань движения и действия». Проделав же эту операцию, «мы получаем двухслойную, или двухуровневую, структуру сознания. Бытийный слой образуют биодинамическая ткань живого движения и действия и чувственная ткань образа. Рефлексивный слой образуют значение и смысл» [272, с. 15].

Соотношение двух видов ткани в бытийном слое позволяет говорить о предложенной модели как конструкции, отражающей пространственно-временную структуру сознания. «Развернутое во времени движение, совершающееся в реальном пространстве, трансформируется в симультанный образ пространства, как бы лишенный координаты времени. …В свою очередь, пространственный образ может быть развернут во временной рисунок движения. Существенной характеристикой взаимоотношений биодинамической и чувственной ткани является то, что их взаимная трансформация является средством преодоления пространства и времени, обмена времени на пространство и обратно» [272, с. 25].

В заключение обзора двухслойной модели сознания надо заметить, во-первых, что все четыре его компонента по отдельности неплохо изучены и представлены в научной литературе и, во-вторых, что «биодинамическая ткань и значение доступны постороннему наблюдателю, различным формам регистрации и анализа», а «чувственная ткань и смысл лишь частично доступны самонаблюдению» [272, с. 26].

Функции сознания

Сознание как познание

Как уже было сказано, познавательная функция присуща сознанию. Собственно знания - это сущность, ядро сознания. Эта мысль закреплена в самом термине «сознание», который раскрывается в знаменитой «герминативной» (зародышевой) формуле: сознание = со-знание = сочетание знаний, сопричастность к знанию. П. В. Симонов эту индивидуальную сопричастность знанию расширил до понимания коллективной сопричастности: «Из всех существующих определений (сознания. - В. Н. ) наиболее строгим и непротиворечивым …представляется мысль о сознании как знании, которое может быть передано, может стать достоянием других членов сообщества. Со-знание - это знание вместе с кем-то (ср. с со-чувствием, со-переживанием, со-трудничеством и т. п.). Осознать - значит приобрести потенциальную возможность научить, передать свои знания другому» [737, с. 149].

Все когнитивные процессы (от ощущений до мышления и речи) представляют собой моменты единого сознательного познавательного процесса. Более того, когнитивные процессы сопровождаются аффективными переживаниями, усиливающими (а иногда и ослабляющими) познавательный эффект. Ведь сами аффекты тоже несут элемент знания в виде отношения как обобщенной оценки, полученной в опыте биологического вида и индивида. А организация познавательной деятельности на этом уровне немыслима без волевой регуляции. Таким образом, сознание объединяет все психические возможности в единый познавательный процесс. Осмысленность этого процесса - новое качество психики на уровне сознания. Это качество как сторона всего познавательного процесса в целом проявляется не только в мышлении, но уже и в человеческой перцепции (вспомним осмысленность и обобщенность восприятия).

На сознательном уровне невозможно оторвать один элемент познавательного процесса от другого. Так, осознанные ощущения естественно вплетены в мыслительные и мнемические процессы, первичные и вторичные образы все время друг с другом сравниваются, дополняют и корректируют друг друга, представления конкретизируют понятия, дают наглядную опору мысли при высокой степени абстракции, эмоции обостряют сенсорную чувствительность, влияют на работу памяти, воображения, внимания, мышления. Воля концентрирует и направляет интеллектуальные и мышечные усилия и т. д. Прав был Б. Ф. Ломов, утверждая, что «когнитивная функция психики на уровне сознания может выступать как особая, относительно самостоятельная целенаправленная деятельность. В процессе познавательной деятельности индивид не только овладевает имеющимися знаниями, но и получает возможность создавать новые знания» [419, с. 182].

Сознание и переживание

Как помним, единство субъективного и объективного в психическом отражении заключается в первую очередь в единстве знания и переживания. Элемент знания доминирует в познавательной сфере, а элемент переживания - в регулятивной. Объективность, заключенная в знании, соотносится с опытом, текущей жизнью субъекта, оценивается им. В этом состоит смысл явлений внешнего мира для индивида и в этом заключена роль психических явлений в его жизнедеятельности.

«Путем раскрытия отношения психического явления к причине, его вызвавшей, само переживание становится фактом сознания. Вне раскрытия этой связи, этого отношения переживание может существовать, но оно остается неосознанным. Раскрытие объективного предмета переживания означает вместе с тем осознание и самого переживания» [884, с. 258].

Переживание как конкретный процесс связано с тем, что при взаимодействии с действительностью отражаются не только ее объективные качества (знание), но и их значение для жизни и деятельности индивида, т. е. их отношение к нему и, наоборот, его отношение к ним. «Сознательная» характеристика переживания состоит в том, что переживание принадлежит личности и отлично от объектов отражения.

Возникновение переживания в сознании - это результат взаимодействия субъекта со средой, а не рефлексии сознания. «Основная характеристика регулятивной функции на уровне сознания - ее произвольность. Поведение индивида реализуется как проявление его воли» [419, с. 182].

Из физиологии известно, что информация от раздражителей у нас передается в мозг по двум вариантам. Первый - через специфические сенсорные системы, второй - через неспецифические системы. Специфические системы - это специализированные анализаторы с классическим афферентным путем от периферии (рецепторов) к центру. Неспецифические системы как бы дублируют классический вариант во всех отделах анализатора. На периферии - в виде другого рода рецепторных клеток, в проводящих путях - в виде отходящих на уровне ствола, продолговатого мозга и гипоталамуса от основной магистрали нервных волокон, замыкающихся не на корковые центры, а на ретикулярную формацию. А последняя оказывает активирующее влияние на кору больших полушарий мозга.

Таким образом, первая, классическая система передает специфическую информацию о раздражителе: о его качестве (модальность), интенсивности, локализации. По терминологии Хэда, это эпикритические системы, и соответственно речь идет об эпикритической чувствительности. Вторая, дублирующая система передает неспецифическую информацию: только о наличии раздражителя без познания его качества и места приложения. Эти системы и эта чувствительность носят наименования протопатических. Кстати, впервые этот феномен был обнаружен в 1865 г. русским физиологом А. Я. Данилевским при изучении кожной чувствительности, который рефлексы первого типа назвал «тактильными», а второго «страстными». Итак, эпикритические ощущения олицетворяют знание, а протопатические - переживание.

Подытоживают эту мысль физиологи так: «Есть достаточно оснований принять, что во всех анализаторах существуют системы, осуществляющие раздельно познавательное и эмоциональное отражение действительности. Эта тенденция наблюдается даже и на уровне коры больших полушарий. Сейчас общепринято считать, что высшие познавательные процессы связаны с деятельностью новой коры, а эмоциональные переживания - с деятельностью древней и старой коры. …можно считать, что возникновение познания связано с деятельностью специфических систем, а возникновение переживаний - с деятельностью неспецифических систем. Поскольку в деятельности неспецифических систем отражение совершается в форме саморегуляции функций организма, постольку в переживании выступает не образ предмета, а его значение для жизни и деятельности организма. Поэтому можно утверждать, что переживание не есть результат деятельности сознания, а проявление в сознании эмоциональной формы отражения действительности. Переживание является субъективным выражением всех саморегуляторных процессов, имеющих место в эмоциональном отражении. Переживание как субъективный процесс является психическим коррелятом деятельности неспецифических систем головного мозга и анализаторов. Эта психическая деятельность в сознании выступает как переживание, как сторона сознания» [879, с. 164- 165]. Нам остается только согласиться с таким видением переживательной составляющей любого психического акта, в том числе на уровне сознания.

Сознание как механизм управления активностью

Одной из ведущих функций психики (если не главной) является функция поддержания активности индивида в его взаимодействии со средой. На сознательном уровне развития психики эта активность повышается. Но, заметим, что это повышение активности достигается не за счет интенсификации усилий, а за счет их концентрации «в нужном месте и в нужное время». Определение этих «нужных» мест и моментов приложения усилий производится с опорой на повышенную (по сравнению с досознательным уровнем) адекватность знаний, произвольность регуляции и целенаправленность действий. Немалое значение при этом имеет и способность сознания к рефлексии, поставляющей субъекту знания о его внутреннем мире и в первую очередь о степени актуализации той или иной потребности и о смысловой ценности того или иного действия. Сопоставление сведений о внешнем и внутреннем мирах в актуальных и потенциальных ситуациях позволяет человеку с помощью сознания решать вопрос о своевременности и уместности тех или иных действий. Тем самым достигается максимальный эффект по удовлетворению потребностей с минимальными энергетическими затратами.

Таким образом, сознание, регулируя ритмику и интенсивность активности (психической и физической), выполняет функцию управления ею.

Интегративная функция сознания

Итак, сознание как высший уровень развития психики выполняет те же функции, что и она, но с указанными выше особенностями. Однако представляется, что основная функциональная специфика сознания заключается в резком повышении роли интегративной функции. Все остальные «достижения» сознания могут рассматриваться как следствия из этого главного факта.

Действительно, психика может проявляться в виде функционирования своих отдельных составляющих. В филогенезе это выступает как последовательное усложнение психической деятельности, в которую «вмонтируются» все новые и новые составляющие. И хотя на каждом этапе эволюции психика предстает как целое, но в сравнении с психикой современного человека - это части. Что касается нашей психики, то возможность ее фрагментарной работы иллюстрируется патологическими отклонениями, когда выпадение какой-либо ее части хотя и дезорганизует ее функционирование как целого, но не устраняет другие стороны психического отражения. Так, умственная неполноценность (например, олигофрения) не исключает перцепцию, аффекты, работу памяти, моторику. Поражения каких-либо участков нервной системы, являющихся физиологической основой той или иной психической функции, могут привести к распаду целостности психической деятельности, но не прекращают функционирование других частей психики. То же наблюдается в бессознательных состояниях человека. Например, во сне работают сенсорика, непроизвольные память и воображение, частично задействована эмоциональная сфера, но не протекают мыслительные и волевые процессы, нет работы внимания, отсутствуют восприятия и чувства. Фрагментарность, несвязность сновидений также свидетельствуют о нецелостности работы психики во сне.

Что касается сознательного уровня, то психическая деятельность здесь предстает только как совместная работа всех частей психики. По отдельности их сознательное функционирование невозможно, поскольку присущий сознанию фактор целенаправленности неизбежно объединяет все в единое целое. Даже ущербность какой-либо сферы психики на сознательном уровне преодолевается не столько за счет компенсации, что характерно и для досознательной стадии, сколько за счет целостности отражения. Иначе говоря, выпадение элементов из системы еще не разрушает саму систему, поскольку, хотя свойства целого и определяются свойствами частей, но система в целом обладает и дополнительными свойствами, не присущими ее элементам. Так, слепота дикого животного (не обладающего сознанием) неизбежно приводит к его скорой гибели. Слепота человека (обладающего сознанием) затрудняет его взаимодействие со средой, но не ведет к фатальному концу, поскольку наряду с действием социальных факторов целостное психическое отражение позволяет обходиться и без столь важной составляющей, как зрительная информация.

Интегративная функция сознания проявляется и в таком факте, как процессуальная однотипность мышления и воли. И в том, и в другом явлении есть фазы целеполагания, выбора, принятия решения, реализации решения. Единообразие форм протекания высшего познавательного и высшего регулятивного процессов, на наш взгляд, обусловлено именно сознательностью этих психических актов, их организационной одноуровневостью.

Кроме отмеченного «индивидно-субъектного» аспекта интегративной функции сознания, она обладает и «личностным» аспектом. Действительно, сознание есть атрибут личности. Формирование индивидуального сознания есть одновременно и становление личности, усваивающей нормы и ценности общества, которые, в свою очередь, оказывают формирующее влияние на сознание. Личность - это интегрированный в сообщество субъект. И эта интеграция немыслима без сознательного уровня психической деятельности.

Итак, основные функции сознания:

1. Управление активностью.

2. Психическое отражение:

а) познание;

б) регуляция.

3. Общение:

а) взаимодействие;

б) взаимоотношения.

4. Интеграция.

Интегративная функция - специфика сознания как качественного проявления психики.

Свойства сознания

Первое, важнейшее свойство сознания - его целостность. Оно выражается в единстве всех его частей и функций, в их согласованности. В категориальном аппарате философии довольно широко используется даже специальный термин «единство сознания» [469]. Как любое целое, сознание обладает свойствами связности, ограниченности и системности.

Напомним, что связность позволяет выделять более связные объекты из менее связной среды. Связность есть показатель внутренних связей целого (между его частями) и внешних связей между целым и средой. Сознание, как уже отмечалось, по связности хорошо выделяется из психической среды как самостоятельное явление, но в то же время обладает устойчивыми связями с этой средой, не отличаясь от нее основополагающими признаками психического.

Ограниченность указывает на наличие временных и пространственных границ индивидуального сознания. Во времени оно существует и функционирует в определенные периоды жизни каждого человека. Так, общепризнан факт несформированности (следовательно, отсутствия и бездеятельности) сознания в младенчестве. Известны многочисленные факты прекращения работы сознания как целого в результате возрастных изменений организма и личности человека («старческий маразм»). В пространстве индивидуальное сознание замкнуто в так называемом внутреннем субъективном пространстве.

Системность выражается в наличии в составе целого (сознания) совокупности элементов (функций, видов, форм и уровней психического; чувственной и биодинамической ткани, значений и смыслов), связанных определенной структурой (совокупностью связей) и функционирующих совместно. Системность сознания в функциональном аспекте отражена схемой функциональной структуры психики человека, где сознанием интегрируются в целостную систему все психические процессы (от ощущений до воли) и конструкции (стимулы, образы, потребности, мотивы).

Специфическим свойством сознания выступает его идеальность. Суть его в отвлеченности, относительной самостоятельности образов и переживаний от вызвавших их реальных причин. Иначе говоря, идеальное - это особый способ бытия реальности, когда связь между отражаемым и отражением не носит непосредственного характера. Сознание может оперировать не самими существующими в действительности вещами, а их «заместителями»: образами, понятиями, знаками (с их значением и смыслом). Идеальное - это относительно самостоятельное существование объективного в субъективной форме. В философском плане такое понимание идеального согласуется с материалистической концепцией устройства мира, не признающей, во-первых, самостоятельного от психики человека существования идеального (отрицание объективно-идеалистической традиции в философии) и, во-вторых, первичности идеально-субъективного знания по отношению к объективной реальности (отрицание субъективно-идеалистического направления в философии) [233]. На досознательном уровне такое невозможно, поскольку нет еще необходимого уровня обобщения, а следовательно, отвлечения (абстракции) от конкретности. Считается, что животное не отделяет образ предмета от самого предмета. Человек это делает сплошь и рядом. В пределе, абстрагируясь от конкретной, чувственно воспринимаемой действительности, мы пытаемся рисовать себе картины событий, удаленных от нас в пространстве и времени на огромные расстояния, участниками которых мы лично никогда не были и не будем. Идеальность сознания позволяет нам конструировать модели Вселенной, мысленно проникать вглубь атома, рассуждать о душе и Боге, т. е. переходить с макроскопического уровня отражения действительности на микроскопический и космический. Идеальность сознания позволяет человеку оценивать прошлое и строить планы на будущее, осуществлять целеполагающую деятельность. Ярко проявляется это свойство сознания в высших психических процессах (мышление, воображение, воля).

Целостность и идеальность сознания предопределяют его рефлексивность, т. е. способность наблюдать самое себя, способность к самопознанию. На сознательном уровне отражения человек может воспринимать происходящее в его внутреннем мире, понимать свои психические процессы и состояния, влиять на их ход, развитие. На досознательном уровне рефлексия недоступна индивиду, поскольку еще нет выделения себя из среды.

Рефлексивность определяет свойство подотчетности сознания, т. е. представленность сознания как способности человека отдавать себе отчет в своих действиях и поступках, контролировать их, руководить ими. В более широком плане это свойство есть проявление в человеке единства сознания и личности.

Целостность, идеальность и рефлексивность являются свойствами, характеризующими сознание преимущественно как целое, как систему. С определенной условностью сюда можно отнести такое свойство, как непрерывность, понимаемую как способность отражать прошлое, настоящее и будущее. Понятие непрерывности, конечно, шире, но в психологии этот термин используется в данном значении, поэтому оставим его.

Можно указать и на ряд свойств сознания, которые проявляются и на уровне его составляющих, характерных изученным ранее психическим явлениям, структурированным в единое сознание. Так, предметность сознания проявляется и в предметности восприятий, памяти, мышления, чувств. Знаковость (семантичность ) сознания выражается в знаковости мышления и речи. Обозначающую функцию несут эмоции и психомоторика. Константность (и более широко - устойчивость) сознания увязывается с константностью восприятия, модальным безразличием кратковременной памяти, устойчивостью внимания. Центрированность (способность к фокусировке) сознания напрямую связана с концентрацией внимания. Активность присуща всем уровням психической деятельности, и когда речь идет об активности сознания, то имеется в виду не само по себе понятие активности, а наивысшая ступень ее проявления, характерная для этого уровня организации психики вообще и для высших психических процессов в частности (для мышления, для произвольных форм внимания, памяти и воображения, для волевой регуляции). Ясность сознания детерминирована прежде всего протеканием процесса внимания; это свойство, пожалуй, есть обобщение свойств внимания (концентрации, устойчивости, переключаемости, распределяемости и др.). Понятие «ясность» применимо также и к интеллектуальной сфере: ясность мысли и речи. Близко по смыслу выражение «светлая память». По степени ясности различаются представления. Главным в этой характеристике является, конечно, степень осознанности объекта, но в него безусловно вплетена и четкость границ, сбалансированность, яркость образа. Следовательно, это свойство - не сугубо качество сознания.

Часто в качестве свойства сознания приводят такую его характеристику, как социальность. Но, видимо, социальный аспект психики человека следует рассматривать не столько как свойство того или иного психического явления, а как условие его возникновения, формирования, развития, в целом существования. Социализация - механизм перевода психического отражения на сознательный уровень. Одновременно социализация невозможна без достаточного уровня организации психики. Это неразрывные, взаимно обусловливающие друг друга стороны становления человека. Происходит это становление одновременно и как повышение уровня организации психики, и как формирование личности в процессе деятельности людей, в первую очередь трудовой совместной деятельности. Поэтому лучше говорить не о социальности сознания как его свойстве, а о сознании как качестве психической деятельности, определяемом социальными факторами.

Итак, совокупность свойств сознания может быть представлена следующим образом.

I. Сознание как целое (свойства системы).

1. Целостность:

а) связность;

б) ограниченность;

в) системность.

2. Идеальность.

3. Рефлексивность:

а) способность к самоконтролю;

б) подотчетность.

4. Непрерывность.

II. Сознание как система элементов (свойства элементов).

5. Предметность.

6. Знаковость.

Обратите внимание на лекцию "Древнеиндийская философия".

7. Константность.

8. Центрированность.

9. Активность.

10. Ясность.

11. Социальность (?).

Свежие статьи
Популярно сейчас