Главная » Лекции » Разное » Педагогика и психология » 37 Введение в понятие личность

37 Введение в понятие личность

2021-03-09 СтудИзба

Личность. Системное представление психики человека. Психические состояния

Тема 1. Введение в понятие "личность"

1.1. Общепсихологическая специфика понятия «личность»

Многоаспектность психики и ее проявлений в личности предопределила дифференциацию психологической науки на множество самостоятельных дисциплин. Об этом говорилось в первых главах нашего курса. Личность изучается практически каждой психологической дисциплиной, но с разных точек зрения. Первый дифференцирующий критерий - это уровень общности рассмотрения личности, второй - степень учета динамики существования личности и третий - акцент на внутренние или внешние связи в структуре личности.

По первому признаку выделяются общая психология (уровень всеобщего) и дифференциальная (уровень особенного и единичного). Здесь отметим специфику этого размежевания применительно к проблеме личности. В общей психологии изучаются самые общие свойства личности и самые общие закономерности ее становления и жизнедеятельности, присущие всем людям без учета их возрастных, половых, социальных, национальных и иных отличий друг от друга. Дифференциальная психология, напротив, интересуется различиями в психологии людей (это прерогатива отраслевых психологических наук).

Второй критерий позволяет выделить такое направление в науке, как Психология развития. Речь здесь идет об изучении психики и личности в процессе их становления, формирования и изменений во времени. Филогенетическое крыло этого направления исследует эволюционно-историческую составляющую развития (зоопсихология, палеопсихология, эволюционная психология, историческая психология), а онтогенетическое крыло - индивидуально-прижизненную (возрастная психология со всеми ее градациями).

Третий критерий позволяет выделить социально-психологическое направление. Оно связано с акцентированием в личности внешних, в первую очередь межличностных связей. Иногда такой подход называют интериндивидуальным, противопоставляя его интраиндивидуальному (внутриличностному). Понятно, что это направление реализуется в рамках социальной психологии и связанных с ней отраслевых дисциплин.

Большинство выделившихся к настоящему времени ответвлений психологии невозможно подвести под какой-либо один критерий. Так, возрастная психология по первому признаку должна быть отнесена к дифференциально-психологическому направлению, поскольку изучает личностные особенности в зависимости от возрастного диапазона (личность дошкольника, личность юноши, личность взрослого, личность пожилого человека и т. д.). По второму критерию она входит в разряд онтопсихологической части психологии развития. По третьему критерию ее можно отнести и к несоциальной ветви, если возрастные группы рассматриваются без учета общественно-исторического фона, и к социальной, если они выступают как социальные группы того или иного общества (например, дети Петербурга, молодежь Запада ХХI столетия, пенсионеры России 1990-х гг. и т. д.). И так обстоит дело с большинством психологических дисциплин, в том числе и с общей психологией.

Рекомендуемые файлы

Казалось бы, по первому фактору она четко противостоит дифференциальной психологии. Однако в область интересов общей психологии входят наряду с феноменами «личности» и «субъекта» и другие ипостаси человека, а именно «индивидуальность» и «универсум». Но и то, и другое олицетворяют в человеке нечто не только обобщающее, но и различающее людей, нечто особенное и единичное, нечто указывающее на их уникальность и неповторимость. Отделение по второму критерию психологии развития от других направлений тем не менее отнюдь не исключает рассмотрения в рамках любой дисциплины, а тем более в общей психологии, динамических характеристик изучаемых явлений, поскольку все они (впрочем, как и любое явление действительности) в первую очередь выступают как процессы. Проецируя эту проблему на личность, надо указать, что большинство исследователей к тому же в структуру личности напрямую включают и собственно психические процессы (восприятие, эмоции, мышление, волю и проч.). Причем иногда в учебниках последних лет (например, в [481] и в «улучшенных» изданиях «Основ» С. Л. Рубинштейна [688]) почему-то регуляционные процессы (эмоции, чувства, волю) с особым акцентом относят к личностным атрибутам, помещая их в разделы, описывающие личность, тем самым непроизвольно «дискриминируя» в этом отношении познавательные процессы. Что касается третьего критерия, то достаточно напомнить разгоревшуюся в 20- 30-е гг. дискуссию по поводу необходимости выделения специальной психологической дисциплины, оттеняющей социальный фактор в психике человека. Бытовало мнение о ненадобности социальной психологии, так как вся психологическая наука в целом и есть наука социальная, поскольку психика и поведение людей социально детерминированы. Наиболее полно такая позиция отражена у В. А. Артемова [43].

Таким образом, выделить общепсихологическую специфику понятия «личность» не так-то просто. Тем не менее это необходимо как в научных, так и в учебных целях. Традиционно разграничение «сфер влияния» по проблеме личности производится между общей и социальной психологиями. В ведение первой отводится индивидуальное сознание и личность как его носитель, как нечто целое, в котором сконцентрировано все общее, что свойственно отдельным людям, как познающий и преобразующий субъект. Прерогатива социальной психологии - общественное сознание и личность как его носитель, как элемент общества и его различных образований - групп, как субъект, взаимодействующий и общающийся с другими людьми. Следовательно, общей психологии свойственен интраиндивидуальный (внутриличностный) подход, а социальной - интериндивидуальный (межличностный). На оси «биологическое - социальное» общая психология смещена больше в сторону «биологического», а социальная тяготеет к противоположному полюсу. Из смежных непсихологических дисциплин общая психология кооптирует интересы генетики, физиологии (психофизиологию даже иногда включают в семейство общепсихологических дисциплин - см. рис. 21.1), этологии, медицины (а именно психиатрии), антропологии (антропогенез). Социальная психология, естественно, сближается по интересам с различными социальными науками (этнография, журналистика, история и проч.). В результате сформировалась целая плеяда дисциплин, формально входящих в семейство социально-психологических наук (этническая психология, психология массовых коммуникаций, психология общения и др.). Многие отраслевые психологические дисциплины, в принципе, тоже можно рассматривать как социально-психологические, так как они изучают личность в различных социальных группах, в условиях профессиональной деятельности. Таковы политическая, юридическая, спортивная, военная психология и т. д. Понятно, что из непсихологических дисциплин социальная психология наиболее близка к социологии. Вообще принято считать социальную психологию связующим звеном между психологией (обычно имеется в виду общая психология) и социологией.

Описание: 2_0442_UR_4

Рис. 21.1. Схема положения психологии в системе научного знания

Итак, общепсихологическую специфику изучения личности коротко можно охарактеризовать следующими признаками-пристрастиями: 1) внеколлективное описание; 2) внутриличностные связи; 3) внимание к биологическим основам; 4) равный интерес к показателям устойчивости и изменчивости как в пространстве (общее и индивидуальное), так и во времени (статика и динамика); 5) системный подход (личность как целостное единство всех свойств и проявлений психики, как высший интегратор, с одной стороны, а с другой - личность как подсистема в системах «человек», «природа», «общество»).

В заключение необходимо отметить, что указанное размежевание областей интересов при изучении личности на сферу общей психологии и сферу социальной психологии в последние десять–двадцать лет в нашей стране значительно притупилось, это связано с формированием самостоятельного раздела психологической науки - психологии личности (иногда называемой персонологией ). В этом разделе изучение личности производится как с той, так и с другой стороны. Пожалуй, даже можно говорить о сглаживании подобного противопоставления и постепенном стирании границ между обще- и социально-психологическим подходами в изучении личности. Знаменателен в этом плане выход соответствующих учебников, как бы формально закрепляющих статус психологии личности как отдельной дисциплины. Это «Введение в экспериментальную психологию личности» В. М. Мельникова и Л. Г. Ямпольского (1985) [456] и уже упоминавшийся нами как лучший учебник по этой теме «Психология личности» А. Г. Асмолова (1990) [49]. В зарубежной науке (европейской и американской) существование психологии личности как самостоятельного целостного направления наблюдается давно и довольно отчетливо. Причем социально-психологическая тематика, включая личностный аспект, акцентируется и часто оформляется как отдельная область знаний (примером может служить книга Д. Майерса «Социальная психология» [438]), а вот общая психология в виде отдельной дисциплины обычно не фигурирует. Общепсихологические проблемы как бы разнесены по всем разделам науки, не образуя ее целостного и компактного специфического блока. Характерны в этом отношении переведенные на русский язык обобщающие труды (представленные как учебники) канадского ученого Ж. Годфруа «Что такое психология?» [188] и коллектива американских авторов «Основы психологии» [187]. Психология личности в зарубежной науке представлена широчайшим спектром концепций, теорий, практических технологий. Пожалуй, нелишне повторить, что квинтэссенцией личностного подхода в современной зарубежной психологии (даже с гипертрофированным акцентированием внимания к категории «личность») выступает направление, получившее сейчас самое широкое распространение и именуемое гуманистической психологией.

Два принципиальных подхода к изучению личности

В личности самым причудливым образом переплетены все признаки человека от физического до нравственного облика, от нейродинамики до убеждений, от ощущений до воли. На фоне этого феноменологического многообразия, фейерверка ее проявлений довольно непросто найти «правильную» линию исследований личности, которая бы привела к «правильному» ее описанию. Вся история науки о личности пронизана этими поисками, далеко еще не законченными и сегодня.

Если предельно обобщить все множество подходов к изучению личности, то можно наметить две главные идеологии исследований, две тенденции. Назовем их условно феноменологическим и системным направлениями. Первое нацелено на тщательное изучение частных эмпирических фактов с приданием тому или иному феномену (или нескольким феноменам) статуса ведущей составляющей личности. И тогда им присваиваются наименования то стержневой характеристики личности, то ее ядра, то вершины иерархической структуры и т. п. Концентрируя внимание на этих явлениях, исследователь очень ревниво начинает относиться к подобного рода феноменам, открытым другими учеными. А их дискуссии о том, какой из этих фактов адекватнее и «главнее», по меткому замечанию А. Г. Асмолова, напоминают спор слепых, ощупывающих слона с разных сторон и высказывающих различные версии о том, с кем же им довелось повстречаться [49, с. 11].

Несомненно, что титанический труд по сбору фактического материала заслуживает величайшего уважения. А оригинальность и изящество многих экспериментов - и восхищения. Но сама идея соотнесения личности с отдельными эмпирическими фактами не может быть признана удачной. Конечно, «факты - воздух ученого». Но сам феноменологический путь изучения личности, пожалуй, обладает лишь описательными возможностями, но не объяснительными.

Характерными представителями этого направления являются различные персоналистические теории, трактующие выявленные в наблюдении или эксперименте явления как изначально присущие личности диспозиции, т. е. причинно не обусловленные склонности, предрасположенности к действиям. Подобные диспозиции часто облекаются в форму черт и факторов, составляющих сущность личности. Таковы, например, факторы экстраверсии - интроверсии у К. Юнга и Г. Айзенка, когнитивного диссонанса у Л. Фестингера, эроса (влечение к жизни) и танатоса (влечение к смерти) у З. Фрейда, потребность в самореализации у А. Маслоу и т. д. и т. п.

Стремление преодолеть односторонность такого подхода приводит часто к попыткам рассматривать личность как бы с разных точек зрения, но по тому же принципу «от факта». Но и этот вариант не может дать целостного представления о личности. Производится коллекционирование различных проявлений личности «по аспектам», «что приводит к возникновению иллюзии целостности картины там, где на деле существует механический конгломерат скрепленных статистическими корреляциями различных сторон человеческой жизни» [49, с. 11].

Понимание личности как некоторой целостности, охватывающей множество (а в пределе - всех) особенностей человека, ведет к стремлению вскрыть и измерить все эти особенности. По Р. Б. Кеттелу, «от политических взглядов до переваривания пищи» [936]. Но это не ведет к построению психологической теории личности. «Дело в том, что одни и те же особенности человека могут стоять в разном отношении к его личности. В одном случае они выступают как безразличные, в другом - те же особенности существенно входят в ее характеристику» [936, с. 165].

Даже Г. Оллпорт, инициатор внедрения системного подхода в изучение личности, не вышел за рамки феноменологического видения проблемы. Выдвинув идею о личности как развивающейся и открытой системе, с чем нельзя не согласиться, он все-таки рассматривал ее как самостоятельную и самодвижущуюся сущность, ядром которой выступает человеческое «Я», а описание личности предполагает набор черт (до 5 тыс.), составляющих диспозиционную структуру личности [562, 563, 924].

В феноменологическом направлении самыми уязвимыми являются, пожалуй, два принципиальных момента. Первый - это неясность, какая сфера фактов должна приниматься за исходный материал для возведения здания личности. Второй - антропоцентрическая идеология в мировоззренческой базе исследований.

По первому пункту А. Г. Асмолов остроумно сравнивает процедуру феноменологического построения личности с построением «статуи Кондильяка». Французский философ XVIII в. Этьен де Кондильяк в «Трактате об ощущениях» неспеша собирал «статую» человека, последовательно наделяя ее всеми известными ему психическими способностями от осязания до самосознания. Статуя ожила, и единственными двигателями ее развития стали удовольствие и страдание. Так вот, подобное конструирование личности сразу же упирается в проблему выбора «строительного материала». В его качестве могут выступать: 1) внешние данные (рост, цвет кожи, вес, анатомические характеристики). По такому пути пошли физиогномика, френология, хиромантия, конституциональные теории Э. Кречмера и У. Шелдона; 2) прошлый опыт (знания, навыки, умения, стереотипы, привычки, память). Известно, что «привычка - вторая натура», а утрата опыта ведет к потере ориентации в среде и в известной степени своего «Я»; 3) мотивационная сфера (потребности, влечения, установки, мотивы, ценности, цели). Как известно, что хочешь, то и видишь; 4) речевые характеристики, язык. «Каков человек, такова его речь», - говорит латинская пословица. Сейчас бурно развивается наука психолингвистика, где введен термин «языковая личность», и психотерапевтическое направление НЛП (нейролингвистическое программирование); 5) социальные роли. Еще В. Шекспир писал: «Весь мир - театр, в нем женщины, мужчины - все актеры». Сейчас ролевая теория личности - одна из наиболее распространенных в социальной психологии; 6) акты поведения (поступки, действия). О людях принято судить по их делам; 7) показатели сознания (или самосознания). В первую очередь речь может идти об осознаваемости действий и сознательности (в нравственном, этическом смысле) поступков; 8) способности (различные, но главным образом умственные).

Понятно, что список этот может быть продолжен. Но и этого достаточно, чтобы представить мозаичность личности, при ее «монтаже», из ее же проявлений. Навряд ли в этом случае можно надеяться на получение целостного представления о личности.

Что касается антропоцентрической идеологии, то она характерна для европейского мироощущения. Противовесом самонадеянному самоутверждению человека через помещение себя в центр Вселенной выступает вызревающая в последнее столетие новая научная парадигма. Психологическая суть новой мировоззренческой модели заключается в трактовке человека не как замкнутого мира, взаимодействующего с другими системами (средой, обществом, Вселенной), а как элемента разных систем. Это отражено в завоевывающей популярность формуле «Мир человека и есть человек». «Ключ к пониманию природы человека лежит не в нем самом как некотором телесном объекте, а в тех различных системах, в которых осуществляется его жизнь» [49, с. 55]. Таким образом, подобно тому как в XVI в. происходила смена птолемеевской (геоцентрической) модели мира на коперниковскую (гелиоцентрическую), сейчас наблюдается смена антропоцентрической модели на мироцентрическую [532]. Первая модель неизбежно наводняет науку всякого рода оппозициями: «организм - среда», «биологическое - социальное», «субъект - объект», «человек - природа», «личность - общество» и т. д. И волей-неволей приходится искать истоки личности в ней самой, раскрывать ее сущность через тавтологию, через нее самое.

Вторая модель мира позволяет рассмотреть личность действительно в разных аспектах, как неотъемлемый атрибут различных систем. В социальной психологии это положение явственно реализовано в современной постановке проблемы личности: «личность в группе», сменившая формулы «личность и группа» и «личность - группа» [24]. В системе общественных отношений тогда личность можно уподобить «фридмонам» в физике. Согласно гипотезе М. А. Маркова могут существовать микроскопические элементы, включающие в себя целые галактические системы. Такое свертывание огромного в малом осуществляется вследствие многомерности мира (а не четырехмерности - трех пространственных осей плюс одна временная). Эти одновременно и микро-, и космомиры Марков назвал «фридмонами» в честь автора теории расширяющейся Вселенной А. А. Фридмана. По аналогии личность тогда есть специфический сверток общественных связей (взаимодействий и отношений).

1.2. Структура и типы личности

Многообразие вариантов толкования понятия «личность» имеет своим следствием (а зачастую одновременно и своей причиной) многообразие вариантов внутренней структуры личности. Напомним, что под внутренней структурой любой системы понимается организация взаимосвязей между элементами и частями этой системы. Таким образом, для представления о структуре личности необходимо выявить набор образующих личность компонентов (состав) и отношения между ними.

Общее представление о понятии «тип»

Со структурой личности тесно связано понятие «тип личности». В психологии очень часто тот или иной вариант внутренней структуры личности принимается за соответствующий тип, а совокупность типов, выделенных по какому-либо принципу (в том числе по структурному), называется типологией. Процедура выявления типов называется типологизацией. В связи с широким распространением в психологической науке и практике различных типологий целесообразно кратко охарактеризовать перечисленные понятия.

Типологизация - это группировка объектов по наиболее существенным для них системам признаков. В основе такой группировки лежит понимание типа как единицы расчленения изучаемой реальности и конкретной идеальной модели объектов действительности. В результате проведения типологизации получают типологию, т. е. совокупность типов. Процесс типологизации (в противоположность классификации) есть операция индуктивная (композиционная): элементы некоторого множества группируются вокруг одного или нескольких элементов, обладающих эталонными характеристиками. При выявлении типов границ между ними не устанавливается, а задается структура типа. С ней соотносят по признакам равенства или подобия другие элементы множества. Таким образом, типологизация - это группировка на основе сходства, а тип - это идеальный образец, на который в той или иной степени похожи реальные объекты.

Известны два принципиальных подхода к пониманию и описанию типа [168]: 1) тип как среднее (предельно обобщенное) и 2) тип как крайнее (предельно своеобразное). В первом случае типичным является объект со свойствами, близкими по своей выраженности к среднему значению выборки. Во втором - с максимально выраженными свойствами. Тогда в первом случае говорят о типичном представителе той или иной группы (подмножества), а во втором - о ярком представителе группы, о представителе с сильным проявлением специфических для этой группы качеств. Так, определение «типичный представитель интеллигенции» нужно отнести к первому варианту, а «рафинированный интеллигент» - ко второму. Первое понимание типа характерно для художественной литературы и искусства, где выводятся типажи. Вторая трактовка присуща научным описаниям типа. В житейской практике наблюдаются оба подхода.

Любой вариант трактовки типа ведет к формированию целостного образа-эталона, с которым сравниваются реальные объекты. Обе разновидности типа одинаковы по составу, так как проявляются в представлениях о структуре ведущих характеристик типа. Различия между ними возникают на стадии соотнесения с ними реальных объектов. Тип как среднее (художественный тип) выступает образцом, с которым необходимо установить степень сходства, близости конкретного объекта. Причем «похожесть» последнего может определяться как со стороны недостатка выраженности качества («не дотягивает» до эталона), так и со стороны избытка выраженности (превосходит эталон). Тип как крайнее (научный тип) служит стандартом, по которому определяется отличие от него конкретного объекта, насколько последний не достает до него. Таким образом, научный тип является идеалом, чем-то вроде образца для подражания.

Итак, художественный тип - это предельно обобщенный образец для объединения объектов на основе степени сходства систем их существенных признаков. Научный тип - это предельно своеобразный эталон для объединения объектов на основе степени отличия систем их существенных признаков, что формально (но не по существу!) сближает типологизацию с классификацией.

Анализ психологических типологий показывает, что психологические научные типы имеют ряд специфических особенностей. У них нет метрики, т. е. меры выраженности характеристик - все описания качественные. Отсутствует иерархия признаков, нет указаний на ведущие и соподчиненные, основные и дополнительные качества. Образ аморфен и субъективен. Поэтому реальный объект отнести к какому-либо одному типу весьма трудно. Для подобных описаний характерна терминологическая неоднозначность. Обычен так называемый «ореол», когда за характеристики типа берутся не его качества, а вытекающие из них следствия. Например, при описании типов темперамента приводятся сферы эффективной деятельности людей с подобным темпераментом.

Психологической науке известны четыре вида типологий [168]: 1) конституциональные (типологии Э. Кречмера и У. Шелдона); 2) психологические (типологии К. Юнга, К. Леонгарда, А. Е. Личко, Г. Айзенка); 3) социальные (типы руководства и лидерства); 4) астропсихологические - гороскопы (научная обоснованность этих типологий весьма дискуссионна). Понимание психологического типа как совокупности максимально выраженных свойств (или, как часто говорят, черт) «позволяет представить психологический статус любого конкретного человека как результат пересечения свойств общечеловеческих типов» [168, с. 56].

Примеры структурных моделей личности

Ниже приведем наиболее, по нашему мнению, существенные и влиятельные в истории психологии модели структуры личности (или структурные модели личности).

Модель З. Фрейда

Эта модель представляет собой триединство личностных подсистем: Я (Ego) - Оно (Id) - Сверх-Я (Super-ego). Психологическая сущность и функции каждой из этих частей (или, как обычно их называют, инстанций) личности, а также их взаимодействие подробно описаны выше. Поэтому ограничимся комментарием одного из наиболее последовательных приверженцев фрейдовского учения Герберта Нюнберга, который так охарактеризовал единство этих трех инстанций личности человека: «Гармония между тремя силами - Ид, Эго и Супер-эго - зависит от надежности синтетической функции Эго и его способности служить промежуточным звеном между требованиями реальности и требованиями внутреннего мира (психическими производными от инстинктов, а также Супер-эго). Часто существует скрытый конфликт между силами личности - конфликт, который сохраняется до тех пор, пока посредничество Эго не смягчит его. Однако если ослабнет синтетическая функция Эго, конфликт может стать явным» [546, с. 320]. Эти внутренние конфликты, обусловленные противостоянием сознательного и бессознательного в психике человека, могут приводить к неврозам.

Модель К. Юнга

В аналитической психологии К. Юнга недостаточно четко прорисованы границы между психикой, которую он нередко называл душой, и личностью. Поэтому обычно считается, что в состав личности, по Юнгу, включаются те же три образования, что и для «души»: 1) сознание (Эго); 2) личное бессознательное (как аналог предсознательного в теории З. Фрейда); 3) коллективное бессознательное. Введение в структуру личности последнего компонента - наиболее весомый вклад К. Юнга в теорию психоанализа. < …>

Для характеристики личности имеет значение наполнение К. Юнгом инстанции «личного бессознательного» в трактовке З. Фрейда дополнительными образованиями, названными им «комплексами». Комплексы - это совокупности «эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний. …эти комплексы, скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума» [858, с. 200]. Разнообразие этих комплексов довольно велико. Например, комплексы власти, матери или отца, денег, секса.

В составе коллективного бессознательного К. Юнг выделял подструктуры «мощных первичных психических образов», названных им «архетипами», о которых тоже уже говорилось ранее. Важнейшими конретизациями архетипов считаются: анима и анимус, персона, тень, самость. Анима - проявление бисексуальности человека в форме бессознательной женской составляющей (фемининности) в личности мужчины. Анимус - бессознательная мужская сторона (маскулинность) в личности женщины. Персона - социальная роль человека, проистекающая из общественных ожиданий и обучения в детстве; маска, скрывающая истинную природу человека. Тень - бессознательная противоположность того, что личность настойчиво утверждает в сознании; это инстинкты, унаследованные человеком от животных предков. Самость - воплощение целостности и гармонии личности, ее центральное образование, обеспечивающее равновесие, стабильность, единство личности. В аналитической психологии считается, что «самость - это цель жизни, цель, к которой люди постоянно стремятся, но которой редко достигают» [846, с. 102].

Но для описания личности и объяснения поведения людей перечисленных факторов К. Юнгу не хватало, и он вводит еще две категории: «жизненные установки (или ориентации, направленности либидо)» личности и «психологические функции». Ориентация на внешний объективный мир - это установка экстраверсии, ориентация на внутренний субъективный мир - это установка интроверсии. Функции, к которым К. Юнг, по его признанию, «пришел исключительно эмпирически», и которые «образуют своего рода единство» - это ощущение, мышление, эмоции (чувство) и интуиция. «Если привычно господствует одна из этих функций, то появляется соответствующий тип» [912, с. 9]). По словам К. Юнга, «ощущение устанавливает, что имеет место в действительности, мышление дает возможность понять смысл этого, чувство говорит о его ценности, а интуиция указывает на то, откуда это, вероятно, пришло и куда движется» (цит. по [846, с. 104]).

Две жизненных установки (эго-ориентации) и четыре функции, взаимодействуя, образуют восемь сочетаний, отражающих доминирующие тенденции в функциональном плане и в плане эго-ориентаций и отождествляемых с типами личности: экстравертированный сенсорный, мыслительный, чувственный или интуитивный типы плюс интровертированные те же варианты.

На типологии К. Юнга базируется относительно новое направление в практической психологии, именуемое соционикой [54].

Модель Г. Айзенка

При построении своей модели личности Г. Айзенк реализует так называемый диспозиционный подход, суть которого заключается в субординации компонентов личности [945]. Наивысшими в этой иерархии личностными факторами он признает свойства «экстравертированности - интровертированности» и «нейротизма». Заимствуя у К. Юнга понятия «экстраверт - интроверт», Г. Айзенк наполняет их другим содержанием: направленность либидо (эго-ориентацию) он заменяет комплексом скоррелированных черт. Нейротизм понимается им главным образом как эмоциональная неустойчивость. Эти интегральные «суперчерты» личности имеют континуальное количественное выражение в значительном диапазоне показателей. Конкретная величина на оси показателей определяется конкретным сочетанием нижележащих в иерархии свойств, присущим конкретному человеку. Система свойств личности, по Г. Айзенку, включает не менее четырех уровней иерархии: суперчерты включают в себя «составные» черты (например, общительность, настойчивость, активность и др.). Те, в свою очередь, со стоят из «привычных реакций» (например, улыбка и рукопожатие при встрече с любым человеком). Наконец, привычные реакции составляются из «специфических реакций», т. е. специализированных действий, совершаемых в сугубо конкретных условиях с сугубо конкретными целями.

Тип личности определяется как точка на плоскости, образованной ортогонально расположенными двуполюсными осями «экстраверт - интроверт» и «нейротичный (неустойчивый) - стабильный (устойчивый)». Положению этой точки соответствует совокупность «составных черт» с определенной степенью их выраженности. Например, для сильно выраженного невротического экстраверта характерны такие свойства, как беспокойство, ранимость, агрессивность, возбудимость, импульсивность, непостоянство, активность, оптимизм. Окружность с центром в точке пересечения указанных ортогональных осей, отражающих суперчерты, называется «кругом Айзенка». Квадранты этого круга заполняются соответствующим набором черт, и, как показывает их анализ, каждому квадранту соответствует один из четырех традиционных типов темперамента. Так, стабильному экстраверту соответствует сангвинический тип темперамента, стабильному интроверту - флегматический, нейротическому экстраверту - холерический, нейротическому интроверту - меланхолический [378, с. 290- 291].

К. Айзенк позднее ввел еще одно измерение (суперчерту) - психотизм, отражающее, как он сам указывал, «силу супер-эго», расшифровывающуюся в показателях агрессивности, жестокости, аутизма, экстравагантности, демонстративности и т. п. Но этот параметр не получил достоверного научного подтверждения и «не прижился» ни в теории личности, ни в практической психодиагностике.

Для диагностики суперчерт и определения типа личности К. Айзенком было разработано несколько модификаций специального личностного опросника. Наибольшей популярностью пользуется модификация EPI (Eysenk Personality Inventory), имеющая взрослый и детский варианты и адаптированная в нашей стране.

Модель Р. Кеттелла

Р. Кеттелл при разработке своей модели личности [936, 937], подобно К. Айзенку, опирался на теорию черт и диспозиционный подход. Он полагал, что черты личности отражают типичные для нее способы реагирования. При этом он различал поверхностные и исходные черты. Первые аккумулируют определенные совокупности наблюдаемых поведенческих характеристик в их единстве. Вторые являют собой основополагающие глубинные личностные структуры, определяющие внешнее поведение человека. В соответствии с таким взглядом набор сопутствующих друг другу поведенческих актов может рассматриваться как одна переменная величина. Хороший аналог такого видения поверхностных и исходных признаков личности дает медицинское понятие «синдром». Поскольку поверхностные черты предопределены действием исходных, то по той или иной совокупности внешних признаков можно выявить соответствующую внутреннюю структуру, или фактор.

Вообще факторизация позволяет снизить размерность пространства данных, т. е. обоснованно уменьшить количество измеряемых признаков (переменных) за счет их объединения в некоторые совокупности, выступающие как целостные единицы, характеризующие изучаемый объект. Эти составные единицы и называют факторами. Считается, что именно совокупность признаков в определенных комбинациях может характеризовать психическое явление или закономерность его развития, тогда как по отдельности или в других комбинациях эти признаки не дают информации. Как правило, факторы не видны «на глаз», скрыты от непосредственного наблюдения.

Для выявления скрытых от непосредственного наблюдения личностных факторов Р. Кеттелл применил метод факторного анализа. Это позволило ему в конечном итоге выделить 16 биполярных факторов, составляющих структуру личности. Среди них фактор А (отзывчивость - отчужденность), фактор В (интеллект), фактор G (сознательность - безответственность) и др. Разработанный Р. Кеттеллом 16-факторный опросник является одним из ведущих инструментов диагностики личности уже несколько десятилетий.

Модель А. Ф. Лазурского

В основание своей типологии личности А. Ф. Лазурский положил два признака: доминирующую часть психики, которой соответствует определенный спектр психических свойств, и уровень развития этих качеств [387, 388, 389].

Психика представлялась им как двусоставное образование, включающее эндопсихику (от греч. endon - внутри) и экзопсихику (от греч. exo - снаружи). Первой соответствует та сторона личности, которая обычно включает темперамент, характер, умственную одаренность. Эти качества личности связаны с показателями памяти, внимания, мышления, воображения, аффективной возбудимости, способности к волевому усилию, импульсивности или обдуманности волевых актов, психомоторики. По А. Ф. Лазурскому, эти свойства составляют «ядро» личности. Экзопсихика определяет отношение личности к внешнему миру. Здесь важнейшими личностными качествами выступают общительность, склонность к чувственным наслаждениям, беспорядочность поступков. Понятно, что все качества имеют некоторую шкалу выраженности от минимума до максимума.

Выделение трех уровней развития (низшего, среднего, высшего) в сочетании с двумя общими психическими факторами дает шесть типов личности. Однако внутри этих типов А. Ф. Лазурский проводит более дробное деление, но, к сожалению, по разным основаниям, что затрудняет их сравнительный анализ. Так, для низшего уровня в качестве дифференцирующего критерия берется «вид психической активности», и тогда появляются рассудочные (доминирование мышления), аффективные (доминирование эмоций и чувств), активные (доминирование воли) типы. На высшем же уровне за тот же критерий берется «сфера социальной жизни», и тогда получаются типы, реализующие себя в сферах (по терминологии самого А. Ф. Лазурского): «знание», «общество», «красота» и проч.

Эту модель структуры личности довольно страстно и убедительно поддержал В. Ф. Сержантов [723], по нашему мнению, самый компетентный психолог среди философов и самый компетентный философ среди психологов. Вместе с тем один из крупнейших наших методологов психологии Е. В. Шорохова, критикуя «теорию двух факторов» (подразумевая под этими факторами в первую очередь биологическую и социальную детерминанты психики, или, как она выражается, две «движущие силы личности»), характеризует как метафизику деление психики на эндопсихику (как олицетворение биологической «движущей силы») и экзопсихику (как олицетворение социальной «движущей силы») [885].

Модель Б. Г. Ананьева

В общепсихологическом плане Б. Г. Ананьев в структуру личности вводил следующие основные факторы: интеллект, экстраверсию - интроверсию, нейротизм, корреляционные свойства индивида (возраст, пол, нейродинамику, конституцию, биохимию). В социально-психологическом плане личностная структура дополняется общественным статусом и взаимосвязанными с ним общественными функциями-ролями, целями и ценностными ориентациями.

Особенно Б. Г. Ананьев подчеркивал сложность организации, интегрированный характер самих главных факторов личностной структуры и многообразие их взаимосвязей: «В любом из факторов, определяющих структуру личности, обнаруживаются корреляционные плеяды, сложноветвящиеся цепи связей между отношениями и свойствами личности, интеллектуальными и другими психическими функциями, соматическими и нейродинамическими особенностями человека. Иначе говоря, целостный человек как социальное и психофизическое единство выступает в любом из параметров, характеризующих структуру личности. Однако определяющим и ведущим началом в этой структуре являются социальные качества, сформированные на базе статуса и комплекса социальных функций человека, характеристики основной его деятельности в обществе (труда, учения и др.). Сопоставление дифференциально-психологических и социально-психологических данных об одних и тех же людях показало наличие зависимостей между статусом в малой группе и коллективе, характером и интеллектом» [22, с. 307- 308].

Резюмирует Б. Г. Ананьев свое видение структуры личности указанием на два принципа ее построения: «Структура личности строится не по одному, а по двум принципам одновременно: 1) субординационному, или иерархическому, при котором более сложные и более общие социальные свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные социальные и психофизиологические свойства; 2) координационному, при котором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допускающих ряд степеней свободы для коррелируемых свойств, т. е. относительную автономию каждого из них» [22, с. 317]. Плодотворность такого подхода очевидна, поскольку согласуется с принципами построения гармоничного целого (повторяемость, соподчиненность, соразмерность, уравновешенность, единство), каковым является феномен личности. К тому же этот двуединый подход уже доказал свою эффективность при описании человека через систему его макрохарактеристик, тем самым косвенно подтверждая единство принципов организации соподчиненных явлений действительности, а именно человека и его личности.

Модель В. С. Мерлина

Свое видение структуры личности В. С. Мерлин оформил в виде следующей схемы [459] (рис. 21.8).

Описание: 2_0442_UR_4

Рис. 21.8. Схема структуры личности по В. С. Мерлину

Модель К. К. Платонова

Эта модель названа автором «Динамическая функциональная структура личности». Она включает три «общие» подструктуры.

Одна из них называется «основной» и состоит из четырех частных подструктур: а) подструктура направленности - это совокупность отношений и моральных качеств личности. Как пишет К. К. Платонов, это «индивидуально преломленное классовое общественное сознание, не имеющее природных задатков». В состав этой подструктуры входят: влечения, желания, интерес, мировоззрения, убеждения. Формируется эта подструктура через воспитание ; б) подструктура опыта. Сюда включаются знания, навыки, умения, привычки. Этот блок формируется в процессе обучения ; в) подструктура форм отражения объединяет индивидуальные особенности психических процессов. Эта подструктура образуется в результате упражнений ; г) биологически обусловленная подструктура состоит из свойств темперамента, типа нервной системы, половых и возрастных особенностей, органических факторов, задатков. Эта подструктура определяется морфологией и физиологией мозга и может совершенствоваться через тренировку. Две другие «общие» подструктуры - «характер» и «способности» дополнительно обозначаются эпитетом «наложенные», поскольку накладываются на «основную» подструктуру.

По мнению К. К. Платонова, все черты (свойства) личности укладываются в эти постоянно взаимодействующие друг с другом подструктуры. Характер является «каркасом личности», аккумулируя свойства четырех подструктур в «основном» блоке. Способности же актуализируются в деятельности и определяют «качество личности». Автор поясняет выбор названий подструктур и всей личностной структуры следующим образом: «основная» подструктура так названа с целью отличия от двух «наложенных»; «общие» подструктуры потому общие, что свойственны любой личности; «динамическая» структура - так как изменчива в онтогенезе личности и различна для разных конкретных личностей; «функциональная» - поскольку и структура в целом, и ее части исполняют определенные функции. При этом структура личности является «психологической», так как обобщает психические свойства личности, хотя и связанные с социальными отношениями и ролями [647].

Модель А. Г. Ковалева

По А. Г. Ковалеву структура личности образуется путем соотношения психических процессов, состояний и свойств, что в конечном итоге обусловливает формирование «сложных структур» личности: 1) темперамента - «структуры природных свойств», под которыми разумеются нейродинамические свойства мозга; 2) направленности, включающей систему потребностей, интересов и идеалов; 3) способностей, представленных системой интеллектуальных, эмоциональных и волевых свойств; 4) характера как структуры, синтезирующей свойства первых трех сложных структур. Поясняя свою позицию, он писал: «Развитие идет от разрозненных свойств к сложным интегральным образованиям или структурам: направленности, способности, характеру. Синтез структур характеризует целостный духовный облик человека» [331, с. 38].

Модель Р. Мейли

В структуре личности Р. Мейли выделял три компонента: темперамент, характер и способности. По его мнению, каждая из этих составляющих личности определяет ее действия в некотором аспекте: темперамент определяет энергетику, динамику действий; способности являются механизмами осуществления действий; характер придает действиям смысл и целенаправленность [455].

Модель Э. Берна

Модель Э. Берна очень напоминает модель личности по З. Фрейду. Он приписывает личности три подсистемы, называя их «эго-состояниями» [77], каждое из которых вполне сопоставимо с фрейдовскими инстанциями «Я», «Оно» и «Сверх-Я». Первая инстанция - «родитель», осуществляющая и олицетворяющая контроль, запреты, санкции, догмы, заботу, могущество. Вторая инстанция - «ребенок», олицетворяющий аффективные комплексы и представленный в двух возможных вариантах: а) ребенок естественный (ему присущи веселье, фантазия, движение, импульсивность); б) ребенок адаптированный, т. е. бунтующий против «родителя» или отчуждающийся. Третья инстанция - «взрослый», олицетворяющий рациональность, компетентность, независимость, способность к вероятностной оценке ситуаций.

Модель А. Маслоу

А. Маслоу специально не занимался разработкой структуры личности. Тем не менее, понимая личность как специфическую целостность, он в качестве ее основы рассматривал мотивационную сферу, с чем согласны многие исследователи. Эту сферу А. Маслоу представлял в виде иерархической системы потребностей от первичных физиологических до «вершинных» духовных [448, 963]. Все потребности, по его мнению, являются врожденными образованиями. Осознание и удовлетворение вышестоящих в иерархии потребностей, а следовательно, и их участие в мотивации поведения личности возможно только при условии удовлетворения потребностей, расположенных ниже (хотя возможны отдельные исключения).

Наглядно система А. Маслоу изображается обычно в виде так называемой «пирамиды потребностей», в основании которой расположены «физиологические потребности». Далее по восходящей в порядке очередности: «потребности в безопасности и защите»; «потребности принадлежности и любви»; «потребности в уважении, в том числе в самоуважении»; «потребности самоактуализации».

Модель Р. Ассаджиоли

Рекомендация для Вас - 1.1 Суть, назначение и область применения .

Основоположник специфического направления в психологии, именуемого психосинтезом, Р. Ассаджиоли объединил в своей теории и психотерапевтической практике идеи психоанализа и гуманистической психологии [51]. Эта платформа и определила его видение структуры личности, которую он и его последователи иногда представляли в графическом виде, что и воспроизведено на рис. 21.9 (по аналогии с рис. в [817]).

Пояснения к рис. 21.9: нижнее бессознательное - прошлое в форме подавленных комплексов и глубоко скрытых следов памяти; среднее бессознательное - психические навыки и состояния. Переносятся легко в поле сознания; суперсознание - источник высших чувств, гениальности, созерцательности, просветленности, экстаза; коллективное бессознательное - предпосылка для индивидуальной психики личности (как море для волны); персональное «Я» - чувство справедливости и идентичности. Осознание своего «Я» - первое условие психического здоровья. Это уровень индивидуальности; трансперсональное «Я» - инстанция (состояние), которая, сохраняя чувство индивидуальности, вместе с тем живет на уровне всеобщности, олицетворяет духовное совершенство, которому сопутствует осознание счастья.

Описание: 2_0442_UR_4

Рис. 21.9. Схема структуры личности по Р. Ассаджиоли

Анализ представленных здесь моделей структуры личности и разнообразных предложений, не охваченных нашим обзором, показывает, что чаще и обоснованнее других факторов в состав личности вводятся темперамент, способности, направленность и характер. Это дает основание считать эти факторы основными макрохарактеристиками личности аналогично тому, как сама личность вкупе с категориями «индивид», «субъект», «индивидуальность» и «универсум» является макрохарактеристикой человека. < …>.

Свежие статьи
Популярно сейчас