Диссертация (Концепция верховенства права в США теоретико-правовое исследование), страница 17

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Концепция верховенства права в США теоретико-правовое исследование". PDF-файл из архива "Концепция верховенства права в США теоретико-правовое исследование", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 17 страницы из PDF

Некоторые ученые считают,что одним из главных изъянов концепции верховенства права в представлении Дж.Раца является отсутствие защиты фундаментальных прав196.Р. Пиренбум приходит к выводу о том, что, «несмотря на популярностьпринципа верховенства права сегодня, есть великое множество его критиков, вособенности в США и государствах с развитыми правовыми системами»197. Так,американские правоведы, ориентирующиеся на западные концепции социализмаутверждают, что идея верховенства права – это весьма удобный для буржуазиисимулякр, потому что она заменяет религиозную идеологию, заслоняет от массфакт господства буржуазии.

Во многом этот подход разделяет профессорГарвардской школы права Роберто Унгер. Он называет формальные подходы кпониманиюверховенстваправа«маской»,котораяпризванаскрыватьсуществующее социальное неравенство в либеральном обществе198. Р. Унгерназывает либеральным такое общество, в котором сосуществует множество разныхгрупп, но формально ни одна из этих групп не доминирует над всеми. В условияхотсутствия кастовой системы или иной четкой социальной иерархии в такомSolomon P.H.

Courts and judges in authoritarian regimes // World Politics. 2007. Vol. 60. №. 1. P.122, 123.194Ledford K.F. Judging German Judges in the Third Reich: Excusing and Confronting the Past // Lawin Nazi Germany: Ideology, Opportunism, and the Perversion of Justice / Alan E Steinweis and RobertD Rachlin (eds). Berghahn Books, 2013. P. 167.195Ibid.

P. 169-170.196Ellis M. Toward a Common Ground Definition of the Rule of Law Incorporating SubstantivePrinciples of Justice // University of Pittsburg Law Review. 2010. Vol. 72. P. 191, 194.197Asian discourses of rule of law: Theories and implementation of rule of law in twelve Asian countries,France and the US / Ed. by R. Peerenboom.

N.Y., 2004. P. 3.198См.:Unger R.M. Law in modern society. Simon and Schuster, 1977. Р. 176-181, 192-223.19377либеральном обществе необходимо выполнять нормы, установленные всемобществом. Верховенство права, по Р. Унгеру, имеет главную функцию – убеждатьнаселение в том, что власть является обезличенной. Тем не менее, рассуждая оверховенстве права, Р. Унгер оперирует понятиями Дж. Раца и А.

Дайси. Онотмечает, что сама идея верховенства права сопряжена с сосредоточением властинад населением в правительстве, хотя на практике власть может в значительноймере «рассеиваться» в другой плоскости (работа, семья и т.д.). Неравенство в этихобластях обычно не затрагивается в рамках понимания формального равенства.Еще один аргумент Р. Унгера касается того, что вся научная полемика вокругверховенства права, сводится к возможности эффективного ограничения властиправовыми нормами. Он соглашается с тем, что если правила действительно общиеи применяются беспристрастно, то правителю или определенной социальнойгруппе сложно использовать их в целях личной выгоды. Однако он указывает нато, что даже если нормы являются максимально общими, их содержание всегдаотражает волю господствующего класса.Все это в корне отличается от того, что подразумевает Р.

Унгер, говоря оверховенстве права в «постлиберальном» обществе. Постлиберальное общество,описанное Р. Унгером, имеет две характеристики. Одной из них являетсяувеличение участия правительства в экономике и регулировании общества в целом.В таком обществе правительство вынуждено вмешиваться практически во всесферы деятельности человека: от социального обеспечения до экономическогопланирования и от предоставления коммунальных услуг до здравоохранения ибезопасности, чтобы нивелировать проблемы, возникшие из существующегоэкономического неравенства.

Другая характеристика заключается в том, чтограницы между государственной и частной сферами становятся размытыми и идеяо том, что только правительство является хранителем общественного порядка,теряет свою значимость.Безусловно, такие изменения общественного устройства, в представлении Р.Унгера, повлияют на все сферы общественных отношений. В таком обществезаконодательство становится более открыто-текстурированным и выражается в78более широких, менее точных формулировках. Это связано с тем, что сложныецели, которых, по мнению Р. Унгера, добиваются правительства, не могут бытьдостигнуты с помощью четких и конкретных правил. Он считает, что впостлиберальномобществеадминистративныморганамисудамбудутпредоставлены более широкие границы усмотрения, и «стиль правовыхрассуждений» сильно изменится.

Он перестанет быть сугубо формальным и станет«более целенаправленным». Р. Унгер считает, что формальные подход ибуквальное толкование могут быть использованы, когда существуют четкие общиеправила, имеющие некое «механическое» применение. Характер же нормпостлиберального общества подталкивает судебную систему к применениютелеологического способа толкования норм. Одновременно с этим, считает Р.Унгер, эти характеристики постлиберального общества будут нести с собойсильную трансформацию научного представления о верховенстве права.Несомненно, у американских ученых-правоведов разные взгляды наподобного рода «провокационный» анализ. Некоторые из них согласны сР.

Унгером и считают его утверждение своевременным разоблачением илидеконструкцией «почитаемого» правового мифа. Другие считают его исследованиеисторической социологией, которое недостаточно подкреплено эмпирическимидоказательствами. Тем не менее есть ученые, занявшие промежуточнуюпозицию199.Формальные подходы к пониманию верховенства права никогда и не ставилисвоей целью достичь справедливого распределения благ. Нужно отметить, что идеяверховенства права не связана с идеей построения социально справедливогогосударства. Принцип социального государства отсутствует в тексте КонституцииСША, и попытки дополнить конституцию положениями о социальных правахотвергались при обсуждении в конгрессе США200. К примеру, Верховный суд СШАотказался признавать права на жилище, на образование, на социальное пособие иCraig Р.

Formal and substantive conceptions of the rule of law: an analytical framework. Public Law,1997. P. 467-487.200Бернс Дж. Франклин Рузвельт: человек и политик. М., 2004. С. 433.19979некоторые другие в качестве основных фундаментальных прав. И это вопрекитому, что в законодательстве федерации и штатов соответствующие праваустановлены для тех или иных социальных групп и реализуются по настоящеевремя. В.Н.

Сафонов справедливо замечает, что процесс легитимации социальныхправ в США идет на протяжении более ста лет201.Такие ученые, как Дж. Рац, подчеркивают, что верховенство права – это лишьодна добродетель, которой должны обладать правовые системы, и оно вполнеможет быть принесено в жертву, если существует необходимость достиженияопределенных целей, достижение которых без этого невозможно. Таким образом,события, которые Р. Унгер определяет в постлиберальном обществе, могут бытьрассмотрены как примеры, в которых общество решило, что стремление к другимдобродетелям требует отречения от формально установленных норм права.Философы права и правоведы-компаративисты, как правило, склоняются впользу «облегченных» версий концепции202. Как остроумно замечают некоторыеамериканские юристы применительно к этой ситуации, чем меньше багажа упассажира, тем легче ему ехать.

Многие правительства, особенно авторитарные,предпочитают, чтобы их деятельность оценивали по формальным критериям,которым гораздо легче соответствовать, чем многочисленным морально-этическимзапросам. Как подчеркивает М. Крайгир, «международные предприниматели, нежелая ввязываться в далеко неоднозначные споры о демократии, правах человекаи других фундаментальных ценностях при ведении коммерческих дел в Сингапуреили Китае, также зачастую предпочитают формальную концепцию»203.

Но, всущности, в этом случае речь идет не о верховенстве права, а лишь о верховенствезакона204.«Тонкие» версии верховенства права являются предпочтительными посравнению с «толстыми» по следующим причинам. Во-первых, формальныеСафонов В.Н Применение Верховным судом США принципа социального государства //Историко-правовые проблемы: Новый ракурс. 2011. № 4-1. С.

147.202Peerenboom R. Asian Discourses of the Rule of Law. London: RoutledgeCurzon, 2004.203Крайгир М. Указ. соч. C. 234.204Аллалыев Р.М. Формальные подходы к концепции верховенства права в США // Ученыетруды академии адвокатуры и нотариата.

2018. № 3. С. 46-49.20180концепции представляют собой более сильное концептуальное единство и болеедискретные группы ценностей. Сформулированные в её рамках аргументы в пользувозведения верховенства права в идеал и его критика не являются разнородными имогут иметь гораздо больше точек соприкосновения.Во-вторых, «тонкие» версии, основное содержание которых связано ссущностью и значимостью общественных норм в конституционном управлении,гораздо более политически нейтральны, и, как правило, не подразумеваютвключение доктрин об индивидуальных правах, экономической организации,демократическом форуме и т.д. Поэтому, опять-таки, аргументы в пользуформальных концепций с большей долей вероятности будут привлекать серьёзноевнимание всех сегментов политического спектра (за исключением, может быть,марксистов).В-третьих, формальные концепции не оставляют ложной надежды на то, чтоконфликт между возведением в идеал верховенства права и другими аспектамиидеального социально-правового порядка может быть разрешён без реальногопожертвования идеалом верховенства права.

Свежие статьи
Популярно сейчас