27 Память

2021-03-09 СтудИзба

Тема 6. Память

Память - это способность к сохранению, накоплению и воспроизведению информации. Она представляет собой запечатление, сохранение и воспроизведение следов прежнего опыта, дающее человеку возможность накопить информацию о мире и себе. Поэтому память является одним из важнейших психических процессов, основой нашего опыта. Именно она хранит и частично перерабатывает всю информацию, которая поступает к нам и из внешнего мира, и от нашего сознания.

Теории памяти

Проблема памяти была предметом изучения ученых, принадлежавших к разным психологическим школам и направлениям, которые открыли многие законы и феномены памяти, дав им свою интерпретацию.

Морфологические основания памяти достаточно хорошо изучены - это формирование связей между различными нейронами коры и структура ДНК. Любая новая информация, проходя через кору больших полушарий, связывает отдельные нейроны, образуя все новые их соединения. Чем более интенсивен поток информации и чем чаще она приводится, тем крепче эта связь. Поэтому повторение информации и помогает ее сохранению.

Первые экспериментальные исследования памяти были предприняты в ассоциативной психологии в конце XIХ века. В основу понимания памяти было положено понятие об ассоциациях, которые связывают между собой разные впечатления. Ассоциативная связь лежит в основе как хранения, так и воспроизведения этих впечатлений. Выделяют, со времен Аристотеля, три вида ассоциаций - по сходству, смежности в пространстве и времени, контрасту. Хотя впоследствии и были добавлены новые виды ассоциативных связей, эти три остаются наиболее важными, и именно их исследование положило начало экспериментальному изучению памяти в работах Г. Эббингауза, Г. Мюллера и других ученых.

Если ассоцианисты изучали вербальную память (слова или бессмысленные слоги), то исследования памяти в бихевиоризме были связаны главным образом с памятью на движения. Экспериментальные исследования памяти в этой школе основаны на анализе научения, изучении факторов, способствующих установлению новых связей между стимулами и реакциями, появлению новых форм поведения. С точки зрения бихевиоризма, подкрепление и повторение являются главными условиями сохранения следов памяти. Уделяя большое внимание вопросам научения, Толмен выделил особый тип научения, которое было названо латентным (скрытым). Так, в опытах Толмена не нуждающиеся в еде и питье крысы, попадая в лабиринт, обучались, что выяснилось в последующем, когда они быстро находили нужный стимул (еду, воду) в момент актуализации потребности.

Гештальтпсихологи изучали разные виды образной памяти, исходя из того что для образования следов недостаточно одной смежности, но необходима и целостность сохраняемой структуры. Поэтому теория памяти в гештальтпсихологии получила название структурной теории памяти, в которой центральное значение приобрела организация запоминаемого материала. Исследования К. Коффки и В. Келера показали, что хорошо организованный материал запоминается лучше, чем неорганизованный или не связанный с хорошей формой. Ими также изучались особенности эйдетических и схематических образов и была показана доминирующая роль организации для обоих видов образов, а также влияние мотивации на их переструктурирование.

Экспериментальное изучение влияния мотивации на запоминание проводилось в экспериментах, проводимых К. Левиным и его сотрудниками - М. Овсянкиной и Б. Зейгарник. В их исследованиях было показано, что незаконченные действия запомнились лучше, чем те, которые испытуемые имели возможность завершить.

Влияние мотивации и эмоционального состояния человека на процесс запоминания и сохранения материала изучался и в психоанализе, хотя сама по себе проблема памяти не была центральной для глубинной психологии. С точки зрения З. Фрейда и других психоаналитиков, неприятные воспоминания хуже запоминаются и имеют тенденцию к вытеснению в бессознательное. Поэтому их воспроизведение практически невозможно или во всяком случае затруднено.

Рекомендуемые файлы

В своих исследованиях памяти Л. С. Выготский доказывал, что в ходе культурно-исторического развития люди научились использовать различные знаки для овладения памятью и получения возможности более эффективного запоминания и воспроизведения. С его точки зрения, продуктивность памяти как высшей психической функции как раз и связана с тем, что процесс запоминания опосредован специально созданными человеком в ходе его культурного развития стимулами-средствами, символами, знаками, которые помогают запомнить важный материал и точно воспроизвести его в нужный момент. В зависимости от культуры такими средствами могут служить узелки, предметы, рисунки, слова или цифры.

В когнитивной психологии память рассматривается как один из важнейших аспектов процесса переработки информации. В рамках этого направления были выделены и экспериментально исследованы два основных вида памяти - кратковременная память (КП) и долговременная память (ДП).

Описание: 2_0442_UR_3

Рис. 7.1. Схема памяти

Внимание отбирает важную для человека информацию из сенсорного хранилища (или, как ее еще называют, ультракороткая память, иконическая, эхоическая и т. д. память) Отобранная информация должна повторяться в кратковременной памяти с ограниченными возможностями, чтобы затем она была переведена в долговременную память. Содержание и время хранения информации в долговременной памяти практически не ограничены, хотя человек в силу разных причин не всегда может вспомнить тот материал, который ему необходим в конкретный момент.

Процессы памяти

Основными процессами памяти являются запоминание, сохранение, узнавание, забывание и воспроизведение (восстановление) информации. При запоминании содержание памяти пополняется новой информацией, которая входит в уже существующие у человека системы ассоциативных связей. Под сохранением понимается удержание информации в течение определенного периода времени. Сохранение тесно связано с забыванием. По сути, это две стороны единого процесса: при неполном сохранении говорят о частичном забывании, и наоборот. Забывание проявляется в невозможности восстановить (или даже узнать) ранее известную информацию. Забывание может быть как кратковременным, когда через какое-то время нужный материал воспроизводится человеком, так и продолжительным.

Наиболее простой формой восстановления ранее усвоенного материала является узнавание. Узнавание более простой процесс по сравнению с воспроизведением. Оно происходит при наличии объекта, в то время как воспроизведение - в его отсутствие. Естественно, что легче выбрать из нескольких объектов тот, который мы уже видели, чем вспомнить его во всей совокупности характерных черт. Более сложный характер воспроизведения отражается и в онтогенетическом развитии памяти - узнавание появляется у детей уже к четырем месяцам, а воспроизведение - только к девяти месяцам.

При воспроизведении актуализируются известные по прошлому опыту движения, эмоции, образы и слова. Воспроизведение является активным процессом, который связан, особенно при большом объеме материала, с перестройкой воспроизводимого. Поэтому существенной особенностью воспроизведения является его избирательный характер, оно связано как с индивидуальными особенностями человека, так и с конкретными условиями и задачами его деятельности. Иногда выделяется в качестве отдельного процесса припоминание, которое связано с постановкой специальной репродуктивной задачи - припомнить конкретный случай, предмет или слово.

Большинство экспериментальных исследований памяти были направлены на изучение закономерностей процессов сохранения и забывания, ведь именно от них зависит наша повседневная жизнь, возможность обучения, ориентировки в известных ситуациях, наши воспоминания о прошлой жизни, которые во многом являются основой нашего самосознания, осознания цельности себя и своего пути.

Как показали работы многих ученых, для продуктивного запоминания важна осмысленность поступающего материала, которая помогает объединению элементов текста в куски, содержащие больше информации.

В работах Мюллера, Галантера и Прибрама, исследовавших деятельность испытуемых в процессе заучивания нового материала, показано, что испытуемые, хорошо справляющиеся с заданием, формируют план запоминания и план воспроизведения. При этом они производят замену бессмысленных слогов осмысленными словами и группируют слова в фразы или эпизоды. В результаты появляется иерархическая организация запоминаемого материала. Когда эта иерархическая структура завершена, построен и план воспроизведения. Иногда испытуемые использовали так называемый топологический метод, который заключается в том, что различные объекты связываются с местами реального или воображаемого пространства как опорами при запоминании и последующем воспроизведении. Такой метод описан и Лурия в его «Маленькой книжке о большой памяти», где испытуемый запоминал слова, мысленно расставляя их вдоль хорошо знакомой улицы. При воспроизведении он как бы мысленно проходил по этой улице, называя попадающиеся на его пути объекты.

В исследованиях процесса запоминания было показано, что чем больше у человека возможностей для интерпретации запоминаемого материала, тем лучше он его запоминает. Отмечается также, что при непосредственном воспроизведении лучше воспроизводятся детали, а при отсроченном - значение информации, детали которой могут совершенно исчезнуть. При этом информация, которая может быть категорирована каким-либо образом, запоминается лучше. Категоризация материала может приводить не только к повышению запоминания, но и к ошибкам в воспроизведении, потому что люди приписывают запоминаемому объекту значения или детали, имеющиеся в хранимой ими схеме или категории, хотя в предлагаемой для запоминания информации этих деталей или значений нет.

Поэтому только пониманием не исчерпывается эффективность запоминания. В некоторых случаях понимание может создать иллюзию запоминания, привести к существенным ошибкам при воспроизведении. С этим фактом связаны многочисленные ошибки свидетелей, ошибки, часто допускаемые учителями, уверенными в своем понимании ситуации и своей правоте. Проблема в том, что уверенность человека в том, что он понял данную ситуацию и даже, возможно, неоднократно встречался с подобными ситуациями и событиями, мешает правильно увидеть конкретный случай, разглядеть, запомнить и впоследствии воспроизвести важные детали, создающие неповторимость каждой отдельной ситуации и каждого человека. Стереотипизация же, напротив, приводит к нивелированию такой уникальности и в результате к искажению информации. Поэтому часто повышает запоминание не столько осмысленность ситуации, сколько ее конгруэнтность настроению испытуемого, например, люди, находящиеся в хорошем настроении, лучше запоминают приятную, оптимистическую информацию, чем грустную.

Можно говорить о нескольких наиболее распространенных мнемотехнических приемах, используемых для увеличения продуктивности запоминания и повышения прочности сохранения. Это:

● перекодировка материала с целью укрупнения оперативных единиц памяти;

● образное кодирование вербальной информации, при котором происходит перевод слов или цифр в образы;

● топографический метод;

● метод слов-вешалок, который состоит в том, что человек заучивает ряд слов, которые затем использует в качестве ориентиров, опор при заучивании другого материала, устанавливая ассоциативные связи между словом-опорой и новым словом или куском информации.

В процессе исследования запоминания было также выделено шесть стадий заучивания, обеспечивающих оптимальный результат при воспроизведении:

1. Предварительный просмотр и выделение разделов.

2. Вопросы к разделу.

3. Чтение раздела и ответы на сформулированные вопросы.

4. Осмысление во время чтения и ответов на вопросы.

5. Пересказ отрывка. Если возникают трудности при его воспроизведении, надо еще раз перечитать внимательно текст раздела.

6. Обзор. Необходимо еще раз прочитать главу целиком и затем вспомнить ее главные идеи, разделы и ответить на поставленные к каждому разделу вопросы.

Сохранение информации зависит от многих причин - это и ее важность для жизнедеятельности живого существа, и ее эмоциональная насыщенность, и ее связь с прошлым опытом. То есть знакомая информация скорее сохранится в долговременной памяти, чем абсолютно новая, так как имеющиеся у нас сведения, соединяясь с новыми, сходными, придадут им дополнительную интенсивность. В то же время информация редко сохраняется в совершенно первозданном состоянии. Так, при соединении вновь поступивших и имеющихся сведений они обобщаются, формируя уже иное, хотя и сходное со старым, представление. Исследования процесса запоминания показали, что уже при первом предъявлении материала люди запоминают около 70- 80% информации. При отсроченном воспроизведении (через один-два часа) сохраняется лишь 50- 60%, что коррелирует с данными известного немецкого ученого Г. Эббингауза о наибольшей интенсивности забывания в первые несколько часов.

Проблема запоминания и сохранения информации тесно связана с вопросом о том, почему и каким образом эта информация забывается. Вся ли информация, которую мы получаем в процессе жизни, сохраняется? Если же часть ее попадает, то почему она забывается и как отбирается информация для хранения.

Г. Эббингауз, изучая процессы памяти, выстроил кривую забывания, показав, что более 60% информации забывается очень быстро, примерно в течение трех-четырех часов после заучивания. На основании своих результатов он построил «кривую забывания», иллюстрирующую протекание данного процесса и ставшую уже хрестоматийным его примером. Та информация, которая осталась в памяти, сохраняется долго, практически бесконечно. Исходя из этих данных, он выдвинут теорию забывания, которая получила название «теория затухания (выветривания) следов». Забывание здесь рассматривается как следствие естественного угасания следов, то есть след может разрушаться со временем, причем начало разрушения начинается уже с момента подачи раздражителя.

Последующие работы показали, что существует так называемый эффект реминисценции, то есть через какое-то время (примерно через день-два), казалось бы, забытая информация всплывает в нашей памяти, оставаясь в ней уже надолго. Причем чем более значима информация, тем сильнее реминисценция. Реминисценция, так же как и другие явления восстановления забытого через определенный (иногда долгий) промежуток времени, ставит под сомнение теорию выветривания следов.

Современные исследования показали, что теория «выветривания» следов верна только для непосредственной, кратковременной памяти. То есть воспоминание может угаснуть в процессе его оценки и анализа в кратковременной памяти - не можем же мы хранить любую информацию, поступающую к нам. Однако те сведения, которые были оценены как важные, достойные хранения в долговременной памяти, так или иначе сохраняются. То, что забывание в долговременной памяти почти не происходит, было показано в экспериментах Р. Нельсона, в которых испытуемые с помощью экспериментатора узнавали, казалось бы, полностью забытые факты, не воспроизводящиеся ими самостоятельно.

Тот факт, что воспроизвести информацию мы можем не всегда, и осознается нами как забывание. Забывание в этом случае связанно уже не с угасанием, но с тем, что следы информации (или следы памяти) могут вытесняться в бессознательное, могут они и накладываться друг на друга, интерферировать.

Еще в начале ХХ века исследования Г. Эббингауза и Г. Мюллера показали отрицательное влияние на воспроизведение любой побочной деятельности. Поэтому Г. Мюллер высказал предположение, что забывание является результатом тормозящего влияния со стороны побочных, интерферирующих воздействий. Интерференция, таким образом, проявляется либо в потере материала, либо в ошибках. Как и при интерференции волн, специфика каждого следа исчезает, они «гасят» друг друга. И в том и в другом случае мы не можем воспроизвести материал, но он не исчез и при определенных обстоятельствах может «всплыть» в памяти. Поэтому часто нам кажутся смутно знакомыми какие-то люди или ситуации, хотя мы и не можем вспомнить отчетливо, при каких обстоятельствах это знакомство произошло. Наиболее отчетливо в этом случае проступает эмоциональная составляющая представления, которая окрашивает такие полусознательные воспоминания в тот или иной эмоциональный тон. Процесс интерференции наблюдается в основном у следов сходной информации, они часто смешиваются между собой, не позволяя воспроизвести материал правильно.

Помимо теории интерференции, в информационном подходе была разработана концепция, в которой доказывается, что забывание связано не с затуханием следа или помехами, а с тем, что признаки наличной ситуации расходятся с тем, что мы пытаемся вспомнить. Эта концепция ситуативного забывания предложена Е. Тульвингом. Он считает, что следы заученного материла остаются в памяти, но не могут быть воспроизведены из-за различия контекстов заучивания и воспроизведения. С этой точки зрения долговременная память может рассматриваться как своеобразный каталог библиотеки, в котором при правильно организованном поиске всегда можно отыскать нужную книгу, однако часто мы ищем не в том месте, а потому не можем вспомнить нужную информацию.

Вытесняется в бессознательное либо не значимая информация, либо чрезмерно аффективная, которая может нарушить эмоциональный комфорт человека (тяжелые воспоминания, неприятные мнения о себе и т. д.). Слишком высокая интенсивность противоречивой информации (информационный стресс) также приводит к тому, что часть материала, которую мы не в состоянии усвоить и переработать, вытесняется в бессознательное. В экспериментах, проводимых в школе когнитивной психологии, испытуемому одновременно подавалась противоречивая информация - одна информация в правое ухо, а другая - в левое. В течение некоторого времени испытуемый не мог сориентироваться, на что обращать внимание, что слушать. После выбора источника сведений (либо самостоятельно, либо с помощью экспериментатора) информация, подаваемая в другое ухо, как бы переставала существовать. Испытуемый ее не слышал и не мог ответить на вопросы о ее смысле. Однако в том случае, если среди других слов упоминалось имя испытуемого или какие-то другие значимые слова, он их улавливал и, главное, мог о них вспомнить при ответе на вопросы экспериментатора (а что говорилось о вашем лице?), хотя усвоение и происходило на бессознательном уровне.

Важный вопрос, который длительное время решался психологами, связан с изучением объема памяти. Г. Эббингауз при исследовании процессов запоминания и забывания, пришел к выводу, что если ряд элементов содержит не более семи единиц, то его удается запомнить с одного прочтения. Эта величина и получила впоследствии название объема, или формулы, памяти.

Однако при обсуждении этого вопроса необходимо понять, об объеме какой памяти идет речь. Существует объем информации, которую непосредственно может запечатлеть субъект. Это число 7 ± 2 (то есть от 5 до 9). Семь единиц информации (объектов, ситуаций и т. д.) не только одномоментно хранится в памяти, но и фиксируется вниманием - то есть объем кратковременной памяти и внимания тождественны. Объем же долговременной памяти практически неограничен. В современных исследованиях было также показано, что объем памяти на образы больше, чем на слова.

Как уже говорилось выше, исследования процессов запоминания показали, что количество информации, содержащейся в кратковременной памяти, можно существенно увеличить за счет активной мнемической деятельности, направленной на «укрупнение» единиц запоминания. Помогает также и тренировка оперативной памяти.

Таким образом, говоря о факторах, влияющих на объем памяти, ученые выделяют время заучивания, тренировку и способ обработки материала. Более сложная обработка приводит к улучшению памяти, особенно когда усложнение производит сам заучивающий, а не экспериментатор или учитель.

Виды памяти

Существует несколько видов памяти, классификация которых исходит из разных оснований: по времени, по способу запоминания, по генезису. Это - кратковременная, долговременная и оперативная память, логическая (опосредованная) и механическая (непосредственная), произвольная и непроизвольная память, а также эмоциональная, моторная (двигательная), образная и вербальная (словесная) память. В зависимости от того, какой анализатор принимает наибольшее участие в восприятии запоминаемого материала, выделяют зрительную, слуховую, осязательную память.

В начале этой главы уже говорилось о концепции когнитивной психологии, в которой выделяются кратковременная и долговременная память. Однако сам эти понятия использовались и ранее, хотя и не несли той содержательной нагрузки, которую приобрели в последнее время.

Исследуя время хранения информации, ученые выделили кратковременную (время хранения до 20 секунд), долговременную (время хранения практически бесконечно) и оперативную память.

Оперативная память отличается тем, что время хранения информации в ней определяется задачей, то есть сведения сохраняются до тех пор, пока они нам могут понадобиться для решения. Это может быть несколько минут, а иногда и дней или недель. Но после того как задача решена и этот материал больше не понадобится (или нам кажется, что не понадобится), информация вытесняется, забывается. Так, знания, выученные к экзамену, которые, как кажется студенту, ему не нужны в дальнейшем, забываются мгновенно после получения отметки, условия задачи забываются после получения ответа и т. д.

Особый вид памяти - это иконическая (зрительная) и эхоическая (слуховая) память. В экспериментах, изучавших особенности иконической памяти, испытуемому экспонировались на тахистоскопе таблицы, на которых были написаны 20 букв (по пять в четырех рядах). После экспозиции экспериментатор спрашивал, какая буква была на том или ином месте (например, третья справа во втором снизу ряду). Если вопрос задавался не позже чем через 20 секунд после экспонирования, испытуемый легко справлялся с заданием, то есть в течение этого времени вся информация, вся таблица была у него перед глазами как картинка (икона). Отсюда и название для этого вида памяти. С этой картинки он и считывал информацию, отвечая на вопрос. Если же вопрос задавался позже, через 30 и более секунд, то картинка исчезала, так как часть информации из иконической памяти переходила в долговременную, а часть - в бессознательное. Поэтому испытуемый мог ответить лишь в том случае, если именно эту букву он случайно запомнил. Те же данные были получены и при изучении слуховой, эхоической памяти.

Кратковременная память характеризуется тем, что в течение 20 секунд в ней хранится информация, которая затем либо угасает, либо переводится в долговременное хранение. Это время необходимо для того, чтобы человек, хотя бы бессознательно, мог оценить поступающую информацию, произвести ее сортировку, отсеяв то, что не нужно, и сохранив важный материал. В течение времени, необходимого для анализа, эти данные повторяются, обеспечивая удержание в психике и создавая основу для устойчивых нейронных связей, о которых говорилось выше. С эффектом кратковременной памяти связан и открытый Эббингаузом факт, что последние слова в запоминаемом ряду воспроизводятся лучше, чем первые.

Основная функция КП - это первичная ориентировка в окружающей среде, то есть отображение пространственно-временной структуры среды и анализ степени многообразия параметров внешнего мира. Как показал в своих работах Д. Вулдридж, входные устройства передают в мозг последовательный ряд панорам внешнего мира, причем каждый кадр длится лишь несколько секунд, а затем угасает. Внимание же отбирает какую-то часть полученной информации для более длительного хранения.

Как поставщик материала для ДП, КП должна реагировать не только на значимость сигнала, но и на его новизну. При этом фильтрация событий происходит не по существенным взаимосвязям, а по степени их качественного многообразия, так как главным для КП является отображение быстро изменяющихся процессов

ДП позволяет хранить опыт, осознавать себя во времени, то есть жить и в прошлом, а не только в настоящем. Ее объем и длительность фактически безграничны. Материал, который перешел в долговременную память, остается в сознании, хотя бы на его периферии. В случае же необходимости человек может постепенно вспомнить, актуализировать ту или иную часть информации даже из бессознательного. ДП также помогает предвосхищать события на основе прошлого опыта, включая во временную перспективу не только прошлое и настоящее, но и будущее.

Детерминантой, определяющей фильтрацию событий, попадающих в ДП, является степень их общности, повторяемости. Таким образом, в ДП хранится опыт, который абстрагируется от несущественных признаков и включает лишь связи, существенные для целенаправленного поведения.

Различают две системы ДП - эксплицитную и имплицитную. Эксплицитная память - это память на факты и события, имплицитная - память на навыки. Знание, которое хранится в эксплицитной памяти, человек может сознательно вспомнить. Содержание имплицитной памяти вспомнить нельзя, но она проявляется в действии. Установлено также, что только информация, хранящаяся в эксплицитной ДП, подвержена амнезии. Диссоциация этих видов памяти редка (например, печатание на машинке), чаще они связаны между собой, при этом усложнение обработки информации при запоминании усложняет эксплицитную, а не имплицитную память.

Для того чтобы вспомнить нужный нам материал, «достать» его из долговременной памяти, важно его правильно систематизировать при хранении. Иногда психологи, несколько упрощая этот процесс, сравнивают нашу память с письменным столом с огромным количеством ящиков. Мы можем распихивать материал бессистемно, в разные ящики, поэтому важные в данный момент сведения могут оказаться в самом дальнем ящике, в бессознательном или смутном сознании, не связанными с другими, сходными сведениями. В это случае вспомнить о них, особенно в нужный момент, практически невозможно, мы справедливо считаем, что мы о них прочно забыли. Но мышление, которое, как уже указывалось, помогает и оценить данные восприятия, и систематизировать представления памяти, направлено на предотвращение подобных ошибок. Информация анализируется не только по новизне и значимости, но и по содержанию. Материал, связанный с разными ситуациями, с эпизодами нашей жизни (эпизодическая память), хранится отдельно от материала, связанного с обобщенными знаниями, научными понятиями (семантическая память). Эти виды памяти соотносятся и с разными областями сознания, о которых говорилось выше - автоноэтической (эпизодическая) и ноэтической (семантическая). Оперативная память же соотносится с аноэтической областью сознания.

Сложности с воспроизведением возникают, как правило, в тех случаях, когда мы неправильно закодировали информацию и она попала не в тот отдел или связана с другими сведениями, сходными, может быть, по внешнему виду, но не по существу. Так, дети, классифицируя предметы, могут отнести к одному классу все объекты одного цвета, не заботясь об их функциональном предназначении. Такие проблемы, как и ошибки восприятия, связаны с интеллектуальными проблемами, с низкой эффективностью мышления. Таким образом, мышление помогает не только восприятию (формирование эталонов), но и памяти (систематизация понятий).

Помимо временного параметра, выделяют, как уже было сказано, несколько видов памяти в зависимости от способа запоминания информации - произвольная и непроизвольная, опосредованная и непосредственная (механическая) память.

Исходя из того, ставилась ли субъектом сознательная цель - запомнить материал или нет, выделяют произвольную и непроизвольную память. Произвольное запоминание (мнемическая деятельность) характеризуется не только осознанием цели, но и возможностью произвольной регуляции деятельности по запоминанию - какой именно материал, в каком объеме и на какой период времени необходимо запомнить. Такая регуляция возможна только на определенном этапе развития психики, поэтому произвольной памяти нет ни у животных, ни у маленьких детей.

Непроизвольное запоминание возникает уже на ранних этапах фило- и онтогенеза, при этом запоминаются преимущественно либо значимые для жизнедеятельности, либо эмоционально окрашенные, либо субъективно (для данного человека) интересные материалы. Таким образом, эмоциональный опыт, профессиональные и личные интересы и стремление к биологической адаптации являются ведущими факторами, определяющими непроизвольное запоминание. Запоминаются также очень интенсивные объекты (яркие краски, громкие звуки), а также динамические, движущиеся, а не статичные предметы, то есть все, что привлекает внимание и может стать источником важной для жизни информации. Именно при непроизвольном запоминании встречается эффект самореференции, который заключается в том, что важные события запечатлеваются навсегда и достаточно точно, хотя их содержание субъективно окрашено.

Главным недостатком непроизвольного запоминания является невозможность его регуляции, так как мы часто не можем ни запомнить какие-то сведения, ни забыть даже очень неприятные для нас эпизоды. Часто наше стремление вытеснить их в что-то бессознательное может не увенчаться успехом, и мы вспоминаем ранящие слова или неприятные обстоятельства, несмотря на наше желание забыть. Точно так же мы не можем в нужный момент вспомнить важный материал, который вспоминается иногда уже после того, как необходимость в нем прошла (например, ситуация экзамена, когда ответ на вопрос приходит уже после его окончания). При этом аффективная окрашенность ситуации не только не помогает, но затрудняет воспоминание.

Однако при некоторых обстоятельствах непроизвольное запоминание сможет быть даже более эффективным, чем произвольное, - речь идет о запоминании в правильно организованной деятельности, которое изучалось в работах А. А. Смирнова и П. И. Зинченко. В исследованиях П. И. Зинченко было выявлено существование двух видов непроизвольной памяти. Один из них является продуктом любой осознанной деятельности - каждый человек может вспомнить, что он делал в течение дня, о чем разговаривал с разными людьми в последнее время, хотя и не ставил себе целью это запомнить. Второй вид непроизвольной памяти связан с ориентировкой человека, в ходе которой он реагирует на объекты хотя и не входящие непосредственно в круг его деятельности, но вызывающие определенную ориентировочную реакцию. Такая память иногда называется случайной, воспроизведение при этом, естественно, затруднено и процент воспроизведенного материала невысок. Однако, как подчеркивал Зинченко, ею не исчерпывается вся непроизвольная память, и фактическое воспроизведение при целенаправленной деятельности намного выше.

Эксперименты Зинченко и Смирнова показали, что эффективность непроизвольного запоминания по сравнению с произвольным при отсроченном воспроизведении больше, чем при непосредственном, и превышают произвольное почти в два раза. Выше уже было сказано о том, что непроизвольно запоминается значимая информация, те объекты внешнего мира, с которыми мы непосредственно взаимодействуем. Например, если испытуемым дать рассмотреть карточки, на которых нарисованы яркие цветные картинки, а в углу - мелкие черные цифры, они, естественно, запомнят картинки, хотя и не все из предложенного набора. Однако в том случае, если им будет дано задание разложить цифры на четные и нечетные, в порядке возрастания или убывания, они запомнят именно цифры, причем процент запомненного материала будет намного больше, чем при рассматривании карточек. В то же время ярких картинок они попросту не заметят и не вспомнят ни одной из них. То есть не только значение и интерес, но степень концентрации внимания влияет не непроизвольное запоминание.

Зависит оно и от сложности той деятельности, которая выполняется. В одном из экспериментов испытуемых просили запомнить 30 слов. Естественно, что такое количество материала они запомнить не могли, сохраняя в лучшем случае лишь 12- 15 слов. В следующей серии было дано задание сосчитать количество букв в каждом слове, а затем, после окончания этой работы, - воспроизвести слова. В третьей серии опытов испытуемых просили провести классификацию слов на слух, а затем, перевернув лист бумаги, вспомнить слова. В первом случае запоминание было произвольным - у испытуемых была цель запомнить и воспроизвести выученный материал. Во второй и третьей сериях запоминание было непроизвольным, так как цель деятельности была другая (сосчитать буквы и провести классификацию) и испытуемые не ожидали, что их попросят вспомнить слова. Количество воспроизведенных слов во в второй серии не существенно отличалось от первой, зато в третьей почти все вспомнили больше 20 из предъявленных слов, то есть больше, чем при произвольном запоминании. Это объясняется тем, что выполняемая деятельность была направлена на анализ содержания слов и достаточно сложна для испытуемых. Таким образом, объем непроизвольной памяти в правильно организованной деятельности может существенно превысить объем произвольной. Этот факт очень важен для организации разных видов обучения, особенно у детей до 8- 9 лет, у которых произвольная регуляция поведения еще не очень высока.

Данные Зинченко и Смирнова об эффективности непроизвольного запоминания нашли свое подтверждение и в более поздних (1970-е годы) экспериментах, проведенных Д. Хайдом и Р. Дженкинсом. Они также предъявляли испытуемым разные слова, давая одной группе инструкцию проверить, есть ли в предлагаемом слове определенные буквы, а другой - оценить степень их приятности. Так как вторая деятельность была более сложной, испытуемые, входящие в эту группу, запомнили слова лучше. Таким образом, и полученные Хайдом и Дженкинсом материалы показали, что не важно, есть у испытуемого установка на запоминание или нет, важен уровень обработки материала.

Для произвольного запоминания характерно наличие мнемической установки, то есть направленности человека на запоминание материала. Разные мнемические установки вызывают разную ориентировку в материале, обусловливают выбор соответствующих способов запоминания, длительность его хранения. Установка регулирует не только перевод памяти из кратковременной в долговременную (то, на что она направлена, - сохраняется), но и время хранения информации. Так, в экспериментах две группы испытуемых заучивали слова, при этом одной из них говорили, что их попросят воспроизвести информацию через два дня, а другой - через два часа. Когда испытуемых обеих групп через два дня поспросили вспомнить заученный материал, испытуемые второй группы не смогли почти ничего сказать, так как бессознательно закладывали время хранения только два часа, после чего информация была забыта. Забывание в оперативной памяти также во многом связано с установкой на использование материала только для решения конкретной задачи.

Произвольное запоминание, как правило, связано с использованием специальных средств, помогающих этому процессу и опосредующих его. Так как чаще всего в этом качестве используются логические связи между отдельными частями информации, эта память называется логической, в отличие от непосредственной памяти, в которой запоминание опирается на механическое повторение заучиваемого материала.

Существуют специальные способы организации мнемической деятельности, о которых уже говорилось выше. Главным в этом процессе является укрупнение единиц информации, которая, как мы помним, ограничивается в кратковременной памяти цифрой 7 ± 2. В случае логического опосредования единица информации укрупняется, составляя уже не одно слово, но одно предложение или часть текста и т. д. Именно за счет такого объединения материала и увеличивается объем опосредованной памяти в каждый момент времени.

Деление памяти на опосредованную и непосредственную у взрослых людей во многом условно. У них практически всегда, даже при кратковременной памяти, существует выборочная активность и использование определенных способов запоминания. Связывая отдельные элементы запоминаемого материала друг с другом для лучшего запоминания, люди используют разные внутренние знаки (цифры, памятные даты, логику, даже мелодии). Поэтому у взрослого человека память почти всегда опросредована. Однако с точки зрения анализа онтогенетического развития памяти, выделение непосредственной памяти крайне важно.

Выделяют также генетические виды памяти: эмоциональную, моторную, образную и вербальную.

Моторная память имеет четкую структуру, это память на движения, являющаяся основой привычек, операций, навыков. Уже не очень высоко развитые животные и дети трех - четырех месяцев могут запомнить и повторить некоторые движения, воспроизвести их в сходных ситуациях. Двигательная память тесно связана с мышечными ощущениями, она более устойчива, чем эмоциональная, в ней чаще встречаются реминисценции. Даже после длительного перерыва навык быстро восстанавливается, и через много лет, начав печатать на машинке или кататься на коньках, люди быстро обретают прежний уровень выполнения этих движений. Известны примеры значительного развития даже у взрослых людей именно этого вида памяти. Например, у английского психолога Страйкера преобладала двигательная память, и он, прослушав оперу, вспоминал ее как партитуру, но не слышал голоса певцов.

Эмоциональная память возникает уже на ранних этапах онто- и филогенеза, она есть и у младенцев, и у животных. Это память на эмоции, которая помогает выделить в окружающем благоприятные и неблагоприятные условия для существования, причем представления в эмоциональной памяти крайне расплывчатые и неструктурированные. Значительную роль играет эмоциональная память и во взрослом возрасте, когда человек переживает безотчетные эмоции, связь которых с определенной ситуацией или предметом он не может осознать. Особенно сильными могут быть негативные проявления эмоциональной памяти, проявляющиеся в депрессии, подавленном настроении, тоске. Появлению этой феноменологии способствует как накопление отрицательных переживаний в эмоциональной памяти, так и синдром хронической усталости.

Образная память встречается только у высших животных, млекопитающих. Образы могут быть более или менее отчетливыми, осознанными, различаются они и по степени обобщенности. Исходя из этого, выделяют эйдетическую и схематическую образную память. Эйдетическая память всегда конкретна, часто это образ, в основе которого лежит синестезия, то есть данные от нескольких органов чувств. Поэтому она очень устойчива, а ее объем может быть очень большим, почти не ограниченным. Эйдетические образы обычно динамичны, изменчивы, они могут исчезать на время и снова появляться. Насыщенность и конкретность эйдетической памяти часто помогает в творческой деятельности, и многие художники (Л. Бетховен, Ф. Толстой, О. Бальзак и др.) обладали хорошо развитой эйдетической памятью. Явления эйдетизма свойственно и детям, у которых довольно часто отмечается длительное сохранения яркого, детализированного зрительного образа.

Схематическая память связана с начальной переработкой информации, которая частично обобщается так, что материал сохраняется не в виде конкретных образов, но в виде более общих и абстрактных схем.

Рекомендуем посмотреть лекцию "С чего начинается, как проводится и на чем основывается подготовка психолога-консультанта".

Изучая эйдетическую память, А. Р. Лурия показал, что запоминаемый материал представляется эйдетику в виде картины, которую он по своему желанию разворачивает перед глазами. Выше уже упоминалось, что, запоминая неограниченное количество слов, его испытуемый рассказывал, что ему представляется, как он идет по улице, расставляя образы этих слов по обе ее стороны. При воспроизведении он идет в обратную сторону, оглядываясь вокруг и собирая, воспроизводя названия предметов. При этом картина, на основании которой строится память, чрезвычайно живая, конкретная, а образы отражают не только внешний вид, но и звуки, запахи объектов.

Однако такая память имеет не только положительные стороны, но и отрицательные, связанные с трудностью использования сохраненного материла. Действительно, при обычном запоминании человек не сможет запомнить 200 слов, он запомнит 20- 30, может, чуть больше, при условии, что ему удастся их систематизировать. Поэтому при определенном задании (например, вспомнить только названия животных или абстрактные понятия) воспроизведение не доставит испытуемому больших затруднений. В то же время эйдетику, который материал не систематизировал, но запоминал как цельную картину, надо, условно говоря, пройти опять всю улицу до конца, «собирая» только те понятия, которые было задано вспомнить. Таким образом, эйдетическая память имеет преимущества при хранении материала, а схематическая - при его воспроизведении.

Последним видом памяти, который существует только у человека, является словесная (или вербальная) память - на слова, цифры, ноты, то есть знаки любой природы. Представления, которые являются результатом такой памяти, еще более обобщены и абстракты, чем схематические образы, иногда слово даже не имеет какого-то конкретного образа, с которым оно связано. Естественно, что это относится к достаточно абстрактным представлениям (гипотеза, теорема и т. д.). При этом все люди склонны к хранению информации при помощи различных видов памяти, хотя иногда и возможно выявить предпочтение образно-схематической или вербальной памяти. Чаще же всего вербальная память используется при хранении знаковой информации, то есть в семантической памяти, а образно-схематическая - в эпизодической.

В последние годы ученые начали исследование еще одного вида памяти - автобиографической. Автобиографическая память обеспечивает субъективное отражение пройденного человеком отрезка жизненного пути. В ее содержание входят автобиографически значимые события, состояния и представления о себе в различные периоды жизни.

Память, как и другие познавательные процессы, нельзя рассматривать вне зависимости от индивидуальных особенностей и свойств личности. Фактически память любого человека является индивидуальной и неповторимой, поскольку она представляет собой отражение его опыта. Индивидуальные различия памяти проявляются как в доминировании (или преимущественном развитии) одного из ее генетических видов (эйдетической, вербальной и т. д.), так и в соотношении механической и логической, произвольной и непроизвольной памяти. Важным фактором, определяющим своеобразие памяти, становится с возрастом и специфика деятельности, которой человек преимущественно занят. Часто эти факторы связаны друг с другом. Известно, например, что композитор С. Прокофьев запоминал номера телефонов как музыкальные мелодии, а многие художники признавались, что видят его написанным на холсте. Способ запоминания часто связан и с особенностями организации памяти, так как у одних людей (например, у эйдетиков) преобладают непосредственные (зрительные, слуховые и т. д.) формы запоминания, а у других лучше запоминается преобразованный, закодированный материал, представленный, например, в виде схем или текста.

Свежие статьи
Популярно сейчас