Диссертация (Имплементация норм права Европейского Союза в национальное законодательство Словацкой Республики), страница 7

PDF-файл Диссертация (Имплементация норм права Европейского Союза в национальное законодательство Словацкой Республики), страница 7, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Имплементация норм права Европейского Союза в национальное законодательство Словацкой Республики), страница 7 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Имплементация норм права Европейского Союза в национальное законодательство Словацкой Республики". PDF-файл из архива "Имплементация норм права Европейского Союза в национальное законодательство Словацкой Республики", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 7 страницы из PDF

Суд ЕвропейскогоСоюза отрицал, что определение термина в одной этой директиве означает тоже самое в другой директиве 71 . Таким образом, указанная неоднородностьиграет важную роль в сохранении единообразного применения правовыхнорм Европейского Союза в государствах-членах и является проявлениемавтономности правопорядка Европейского Союза в государствах-членах.См.: Twigg-Flesner Ch.

The Cambridge Companion to European Union Private Law. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 2010. – P. 12569Подробнее см.: Sumitomo Chemical Co. Ltd, Sumika Fine Chemicals Co. Ltd v Commission of the EuropeanCommunities. Judgement Of The Court Of First Instance. October 6, 2005. CJEU // Joined Cases T-22/02 and T23/02. [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=60245&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=1129531 (дата обращения 23. 09.2017), пункт 42 - 4770Leitner. Judgment of the Court (Sixth Chamber).

March 12, 2002. CJEU // C-168/00. [Электронный ресурс].Режим доступа:http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=47162&pageIndex=0&doclang=EN&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=547242 (дата обращения 14. 04. 2017)7132Требование автономного европейского толкования отражается науровне национального законодательства государства-члена, как требованиетолкования в соответствии с правом Европейского Союза. На практике этоозначает, что во многих случаях в ходе толкования правовой нормынациональногопроисхожденияучтеносодержаниенормыправаЕвропейского Союза, т.е.

норме национального происхождения припишетсязначение, которое соответствует значению нормы права ЕвропейскогоСоюза. Можно сказать, что автономное толкование права ЕвропейскогоСоюза, закрепленное в судебной практике Суда Европейского Союза итребование толкования в соответствии с правом Европейского Союза - этодве стороны одной монеты, которые должны сохранить целостностьправопорядкаЕвропейскогосогласованностьСоюзанациональногоивтожезаконодательства.времяразрушаютУказанныеаспектыавтономности права Европейского Союза относятся к принципу лояльногосотрудниичества,которыйбудетрассматриватьсявдругихглавахнастоящего диссертационного исследования.Остановимся на проблеме многоязычности в судебной практике,которая, как уже было отмечено выше, играет важную роль в автономномтолковании правовых норм Европейского Союза и сохранении автономностиправопорядкакактакового.Учитываятотфакт,чтоевропейскийзаконодатель принимает правовые акты, которые прямо или косвенноприменяются в государствах-членах, и то, что в государствах-членахупотребляются разные языки в качестве официальных, важно, чтобы всеязыковые версии того или иного правового документа представляли собойаутентичный текст (который в случае сомнений подлежит толкованию СудомЕвропейского Союза).

В этих условиях существуют расхождения междутерминологией, используемой в правовой системе Европейского Союза, итерминологией в национальных законодательствах, как отмечается выше.Эта проблема может быть решена также с помощью автономного толкования33права Европейского Союза и необходимости единообразия в его применении.Такой подход исключает, что в случае сомнения будет рассматриваться текстположения только в одной из версии изолированно, поэтому необходимо,чтобы он толковался и применялся в свете версий в других официальныхязыках.Эта проблема тесно связана с эффективностью правового применения всудебной практике национальных судов государст-членов.

В случаедвусмысленности национальный судья должен сравнивать юридическиетексты разных языковых версий с целью выполнения требования толкованиянорм права национального законодательства в соответствии с правомЕвропейскогоСоюза,и,такимобразом,норменациональногопроисхождения припишется значение, которое соответствует значениюнормы права Европейского Союза. Этот процесс сложный, посколькунациональный судья должен преодолеть языковой барьер или неспособностьправильно определить фактический и правовой контекст дела. В случаенеопределенностей национальный суд на основании статьи 267 ДФЕСможет/должен обратиться в Суд Европейского Союза для толкованияспорной правовой нормы Европейского Союза.

Тем не менее, тольконациональный суд может определять содержание преюдициального запроса.Кроме того, в случае ненадлежащей имплементации можно обращаться ксамому тексту правового акта, однако сомнительно, насколько эффективно втаком случае получится защищать свои интересы в суде, если суд борется спроблемами правовой и фактической квалификации дела в судебномразбирательстве.В третьей главе настоящего диссертационного исследования будетуделено внимание способности национальных судов Словацкой Республикиэффективно взаимодействовать с Судом Европейского Союза, что можноохарактеризовать как последствия имплементации, которые влияют на34эффективность применения норм права Европейского Союза в СловацкойРеспублике.Несмотря на юридические последствия этой проблемы, ЕвропейскийСоюз часто подчеркивает настоятельную необходимость повышения общейквалификации национальных судей в сфере иностранных языков, потому чтоэта квалификация может сильно варьироваться, что отражается в уровнезнаний национальных судей в вопросах права Европейского Союза, причемзнания о праве Европейского Союза у судей национальных судов иногдаочень ограничены72.В качестве примера, когда отличаются языковые версии в судебнойпрактике, приведем дело Costa v.

E.N.E.L., где в английской версииупотребляется словосочетание independent source of law, в французскойверсии - d ' une source autonome le droit, в немецкой - autonomen rechtsquelle,в голландской версии - autonome bron voortvloeit, то же самое находим и витальянской версии - una fonte autonoma il diritto. Понятия «независимый» и«автономный» не совпадают по содержанию и могут вводить читателя взаблуждение.

Конфликт языковых версий можно разрешить, рассмотрев, вкакомконтекстеупотребляютсяуказанныепонятия.Спомощьюпримененения автономного европейского толкования и контекстуальноготолкования можно прийти к заключению, что правильным понятием в этомконтексте является «автономный».Похожие разногласия можно найти и в правовых актах ЕвропейскогоСоюза.

Несогласованость правопорядка Европейского Союза заключается нетолько в том, что в разных директивах и правовых актах как таковых можнонайти разные понятия, но и в том, как они переводятся на все официальные72European Parliament resolution of 9 July 2008 on the role of the national judge in the European judicial system(2007/2027(INI)) // [сайт] European Parliament. 09. 07. 2008. [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-20080352+0+DOC+XML+V0//EN (дата обращения 21. 07.

2016)35языки Европейского Союза. В качестве примера приведем статью 1Директивы Европейского Совета № 93/13/ЕЕС от 5 апреля 1993 г. онесправедливых условиях в потребительских договорах. В этой статьеуказаны две стороны, заключающие между собой сделки. Второе понятие –это «потребитель». Первое же понятие должно означать сторону, котораязаключает сделки с потребителем. Для обозначения этой стороны в немецкойверсии употребляется понятие Gewerbetreibende 73 , французской версии –un professionnel, английской версии – seller или supplier , в словацкой версии– predajca или dodávateľ (буквальный перевод с английского) и в чешскойверсии – prodávajícím zboží или poskytovatelem služeb (продавец товара илипоставщик услуг). Однако в рамки директивы попадают не только правовыеотношения, касающиеся продажи товаров и предоставления услуг.

Всоответствии с пунктом (с) статьи 2 Директивы под продавцом илипоставщиком подразумевается любое физическое или юридическое лицо,которое в сделках, охватываемых этой директивой, действует в целях,связанных с его предпринимательской деятельностью или профессией,которая находится в государственной или в частной собственности 74. Этотпример демонстрирует тот факт, что без автономного европейскоготолкования не представляется возможным достичь в разных государствахчленах одинаковых результатов.На сегодняшний день каждый из государств-членов пользуетсясобственным аппаратом понятий, институтов, касающихся субъектовэкономической деятельности, и в этих условиях работать с ясными и четкимипонятиями было бы очень тяжело.

Указаное свойство права ЕвропейскогоСоюза при работе с нормами права Европейского Союза должно бытьКоммерческая в основном любая хозяйственная деятельность, кроме свободных профессии илисельскохозяйственной деятельности, который работает на свой собственный счет, свою ответственность и вдолгосрочной перспективе с целью получения прибыли.7374Nebbia P. Unfair Contract Terms in European Law: A Study in Comparative and EC Law. Portland: BloomsburyPublishing, 2007.

P. 9236фактически учтено. Правовые институты имеют идентичные названия вкачестве национальных правовых институтов, но из-за различного контекстаевропейских и национальных правовых институтов иногда применение итолкование таких норм может привести к различным результатам. Поэтомубыл разработан Common Frame of Reference (по сути, он задуман в качествене обязывающего документа75), который должен частично обеспечитьопределение юридических терминов в области частного права. Проектыэтого характера создают почву для создания общего европейскогогражданского кодекса. Если бы европейский гражданский кодекс былпринят, он смог бы решить некоторые проблемы, связанные с различнымивидами понятий, которые на сегодняшний день существуют в национальныхправовых системах. Однако общий европейский кодекс может принести ссобой проблемы, касающиеся юридического контекста и судебной практикив определенных государствах-членах.

В этом отношении вопрос заключаетсятолько в том, есть ли желание сохранить автономность национальныхправовых систем по отношению к правопорядку Европейского Союза. Если вЕвропейском Союзе не представляется возможным достичь договоренностисреди всех государств-членов, то нужно будет найти возможность, какэффективно работать в указанной разнообразной среде правовых понятий.Следующимпроблемнымаспектом праваЕвропейскогоСоюзаявляется процедура принятия форм выражения права Европейского Союза.Эта проблема обсуждалась в начале настоящего параграфа в связи свозможностью стирания границ между директивами и решениями вопределенных ситуациях. Указанная проблема также имеет другуюплоскость. Речь идет главным образом о том, что нормы права Европейского75Heiss H.

Свежие статьи
Популярно сейчас