Главная » Лекции » Разное » Педагогика и психология » 39 Проблемы личности в психологии

39 Проблемы личности в психологии

2021-03-09 СтудИзба

Тема 3. Проблемы личности в психологии

3.1. Общая характеристика состояния проблемы личности в современной психологии

Анализ разнообразных теорий личности показывает, что учеными, принадлежавшими к психоаналитическому направлению, впервые были исследованы и описаны структура и этапы становления личности, раскрыты движущие силы и механизмы личностного развития, разработаны методы диагностики и коррекции эмоционально-потребностной сферы человека. Несмотря на то что некоторые факты и положения этой школы устарели (это относится прежде всего к ортодоксальным концепциях классического психоанализа), основные открытия этого направления составляют ядро современной концепции личности.

Оценивая гуманистические теории личности, необходимо отметить, что они впервые обратили внимание не только на отклонения, трудности и негативные стороны человека, но и на позитивные стороны личностного развития. В работах ученых этой школы исследовались позитивные достижения личного опыта, были раскрыты механизмы формирования личности и пути для ее саморазвития и самосовершенствования.

Появление новых тенденций в развитии психологии в конце ХХ века, направленных на конвергенцию лучших достижений разных психологических школ, нашли отражение и в содержании теорий личности, так как их трансформация происходит в логике не только одного направления, но более комплексного подхода к психологии личности. В современной науке намечается тенденция к сближению позиций разных ученых в понимании структуры личности, механизмов и движущих сил ее развития.

Мотивация, то есть мотивы и потребности, как сознательные, так и бессознательные, являются той энергией, которая лежит в основе развития всех сфер психического, в том числе и становления личности. При этом большинство исследований показывает, что у здорового, нормального человека преобладает сознательная мотивация, хотя около трети мотивов остается в бессознательном слое. Расширение сферы бессознательного связано с необходимостью вытеснения неосуществимых стремлений, неприятных оценок, мнений окружающих о человеке и его поступках. Неадекватность представлений о себе также является причиной усиления бессознательной мотивации. Все это указывает на отклонения в процессе личностного роста, приводящие к появлению тревоги, агрессии, уходу от общения с окружающими.

Работы Левина, Маслоу, Роджерса, Леонтьева, Рубинштейна дали возможность выделить разные уровни в развитии личности, связав их с диспозицией индивидуальных черт человека. Если социальный аспект, формирование активности, помогающей субъекту не только актуализировать свои индивидуальные потребности, но и выбрать наиболее адекватный способ их удовлетворения, развивается практически у всех людей, живущих в обществе и нормально социализирующихся в нем, то о собственно личностном свободном выборе можно говорить лишь применительно к отдельным людям или ситуациям. Возможность преодолеть давление «психологического поля» ради самореализации, претворения в жизнь наиболее значимых стремлений помогает человеку ощущать свою самоактуалированность, но может привести и к конфликтам, если становится самоцелью. Поэтому понятие личностного роста подразумевает и адекватность, дифференцированность я-концепции, и способность осознать ситуацию с позиции других людей, и способность к рефлексии. Способы развития этих качеств, так же как и методы, помогающие людям преодолеть встающие перед ними трудности и отклонения в процессе становления личности, и являются наиболее актуальными вопросами современной психологии личности.

Я-концепция, образ я и идентичность

В современной психологии существует несколько понятий, достаточно тесно соотносящихся между собой и по своему содержанию, и по структуре. Это понятия «самосознание», «образ я», «я-концепция» и «идентичность».

Самосознание является одним из первых понятий в классической психологии, определяющих способность человека осознавать свои мысли и переживания. Часто, особенно при анализе развития психики, говорят о соотношении сознания и самосознания, подчеркивая разницу между способностью людей осознавать окружающую действительность и себя. При этом подразумевается, что человек способен не только осознать, но и сформировать представления об окружающем мире и себе, воссоздать их образ. Совокупность образов окружающей действительности являются основой образа, или картины мира, существующей у человека. Совокупность представлений о себе складывается в я-концепцию или образ я, причем, в образ я входят не только осознаваемые в данный момент личностные качества, мысли и переживания, но и бессознательные мотивы, стремления и представления о своих особенностях и характерных чертах. Большая осознанность представлений о себе, своих способностях и потребностях, входящих в я-концепцию, не означает, что ее содержание, так же, как содержание самосознания, полностью осознанно. Тот факт, что традиционно, образ я связывается с глубинной психологией, а я-концепция - с гуманистической психологией, говорит о том, что различия между этими очень близкими (почти тождественными) понятиями не в содержании, но в степени осознанности представлений о себе - большей в я-концепции, чем в образе я. Однако и в том и в другом случае значительная часть содержания остается неосознанной - вообще или в конкретный период времени.

Рекомендуемые файлы

Центром образа я и я-концепции является самооценка, которая может быть как адекватной, то есть соответствующей истинным качествам, склонностям и способностям человека, так и неадекватной - завышенной или заниженной.

Самооценка представляет собой систему, связанную со всеми сферами психики и деятельности человека, она может быть частично неосознанной, во всяком случае в определенный момент времени, однако всегда существует возможность ее полной представленности в сознании по желанию субъекта. С самооценкой связан и уровень притязаний, показывающий, какие области деятельности, какие качества человек считает для себя приоритетными, а в каких не имеет высоких притязаний, не претендует на высокую оценку. Таким образом, самооценка универсальна, в то время как уровень притязаний является частным случаем ее проявления в конкретной области.

Самооценка отражает и знания о себе, и отношения к себе. При этом в норме адекватность самооценки связана с ее когнитивной частью, то есть со знаниями человека о себе самом, которые должны отражать его реальные способности и стремления. Часто говорят об адекватной и неадекватной, высокой и низкой самооценке. При этом необходимо помнить о том, что и высокая, и низкая самооценка могут быть и адекватной, и неадекватной. В том случае, когда человек действительно многое знает, может отлично выполнять многие сложные виды деятельности, справляться с трудностями, он уверен в своих силах и справедливо высоко оценивает себя. В этом случае можно говорить об адекватно высокой самооценке. В противном случае, когда человек мало знает и мало умеет, он справедливо не уверен в себе, и его низкая самооценка также адекватна. Однако часто встречаются и случаи неадекватно высокой или низкой самооценки, когда люди уверены в себе и высоко себя оценивают, не обладая для такой оценки реальными достоинствами, знаниями и умениями. Напротив, тревожные люди часто недооценивают себя, боятся притязать на те оценки и те отношения со стороны окружающих, которых они достойны. Таким образом, часто именно неадекватность самооценки является причинной таких личностных качеств, как тревога или агрессия, застенчивость или демонстративность.

Если знание о себе должно быть по возможности полным и адекватным, то отношение к себе должно быть позитивным. То есть люди должны достаточно полно осознавать свои реальные достоинства и недостатки, свои сильные и слабые стороны, для того чтобы иметь возможность адекватно строить свои отношения с окружающими, выбирать профессию, компании и т. д. В случае формирования такого, соответствующего индивидуальным особенностям человека стиля деятельности и общения вероятность серьезного неуспеха как в профессиональных занятиях, так и в контактах значительно уменьшается, а следовательно, уменьшается и вероятность снижения самооценки, особенно ее эмоционального компонента. Однако для того чтобы люди могли выстроить такой, соответствующий именно их качествам стиль жизни, их представления о себе должны быть не только осознанными в значительной части своего содержания, но и отражать разные аспекты деятельности, качества, необходимые для различных вариантов ролевого поведения.

У маленького ребенка такой способности еще нет, и лишь к подростковому возрасту постепенно появляется дифференцированная и осознанная я-концепция как система внутренне согласованных представлений о себе. Формирование я-концепции является результатом рефлексии, самопознания, а также появления образа «другого», в качестве которого чаще всего выступает сначала взрослый, а затем ровесник. С возрастом я-концепция становится все более дифференцированной и индивидуализированной. Благодаря способности к самонаблюдению человек начинает осознавать себя в разных ролях, требующих разнообразных способностей и качеств личности. Поэтому представление о себе из смутного и генерализованного становится все более четким и структурированным. При этом осознаются как общие, связывающие данного человека с другими людьми, так и те индивидуальные качества, которые делают его особенным и уникальным. Важным моментом является тот факт, что качества, на основании которых люди начинают судить о себе, первоначально чисто внешние. Так, ребенок сначала оценивает свой внешний вид, одежду, к подростковому возрасту оценивается и статусное место в группе, продуктивность деятельности. У взрослых людей важнейшими в структуре я-концепции становятся такие характеристики, как интеллект, чувство юмора, тревожность или уверенность в себе, эмоциональность и т. д.

Однако такая динамика развития я-концепции характерна не для всех людей, так как у некоторых рефлексия, стремление понять себя и свою сущность не только не развивается, но уменьшается с возрастом. Это связано и со стремлением вытеснить неприятные оценки, о чем упоминалось выше, и с отсутствием высоко развитой способности к рефлексии, с направленностью на результат, а не на осознание процесса его достижения и с высоким темпом жизни, не оставляющим времени для размышлений. Часто стремление понять себя возвращается только в пожилом возрасте, что обусловлено желанием оценить прожитую жизнь, подвести итоги.

В последние десятилетия в психологии личности все шире используется понятие идентичности, которое частично заменяет и даже вытесняет понятия «образ я» и «я-концепция».

Хотя понятие «идентичность» было введено в психологию еще до Эриксона, однако именно в его концепции оно обрело второе рождение, став одним из центральных современной психологии личности. Разработанное им понятие идентичности задает целостную динамичную концепцию личности, охватывающую в функциональном единстве нормальные и патологические аспекты различных параметров взросления. Как известно, Эриксон пришел к выводу, что структура идентичности включает в себя три части: 1) соматическую идентичность, так как организм стремится сохранить свою целостность при взаимодействии с внешним миром; 2) личностную идентичность, которая интегрирует внешний и внутренний опыт человека, и 3) социальную идентичность, которая заключается в совместном создании и поддержании людьми определенного порядка, стабильности. Обостренно переживаемый кризис идентичности подталкивает человека к решению не только своих собственных, но и социально-исторических проблем.

Опираясь на концепцию Э. Эриксона, Дж. Марсиа разработал статусную модель идентичности, выделив четыре состояния, или статуса, идентичности: достигнутая, диффузная, преждевременная, мораторий. Эти стадии отражают общую логическую последовательность формирования идентичности, однако это не означает, что каждая из них является необходимым условием для последующей. Лишь стадия моратория, по существу, неизбежно предшествует стадии достижения идентичности, поскольку происходящий в этот период поиск служит предпосылкой для принятия решения.

Для построения этой модели Дж. Марсиа использовал два параметра:

● наличие или отсутствие кризиса - состояния поиска идентичности;

● наличие или отсутствие единиц идентичности - личностно значимых целей, ценностей, убеждений, принятых решений относительно себя и своей жизни.

Выделив и обозначив статусы идентичности, Дж. Марсиа подчеркивает, что идентичность человека развивается в течение всей жизни двумя путями: с помощью постепенного осознания некоторых сведений о себе и с помощью самостоятельного принятия личностно значимых решений. Первый путь ведет к формированию предрешенной, второй - к развитию зрелой, реализованной идентичности.

Однако в последние годы в психологию развития, так же как и в общую психологию, вводятся новые типы идентичности: личностная, гендерная (половая), социальная, этническая, культурная, религиозная, ролевая, семейная, гражданская. При этом важнейшим вопросом является их соотношение между собой, прежде всего соотношение между личностной и социальной идентичностью.

В концепции Дж. Мида и И. Гофмана личностная идентичность понималась как та часть я-концепции, которая свободна от каких-либо ролевых или межличностных детерминант, социальная идентичность, напротив, как структурная совокупность различных ролей, интериоризируемых в процессе социализации. Соотношение ее с я-концепцией определялось как тождественное: сколько социальных ролей, столько и образов я, иными словами, социальная идентичность рассматривалась не только как определяющая я, но и равная ему.

Рассматривая проблему соотношения социальной детерминации и свободы личности, Дж. Мид выделяет осознаваемую и неосознаваемую идентичности. Неосознаваемая идентичность базируется на неосознанно принятых нормах, привычках. Это принятый индивидом комплекс ожиданий, поступающих от социальной группы, к которой человек принадлежит. Осознаваемая идентичность возникает, когда человек начинает размышлять о себе, о своем поведении. Таким образом, Дж. Мид подчеркивает значение когнитивных процессов, так как переход от неосознаваемой к осознаваемой идентичности возможен только при наличии рефлексии. Человек осознает свою идентичность, когда начинает размышлять о себе с помощью приобретенного в социальном взаимодействии языка. Следовательно, осознаваемая идентичность не означает автономии личности от социума: она формируется при помощи категорий, выработанных в языке. В то же время наличие осознаваемой идентичности означает момент относительной свободы личности, так как человек начинает сам выстраивать свое поведение. Поэтому Дж. Мид считает, что развитие идентичности идет от неосознаваемой к осознаваемой.

Э. Гоффман развивал идеи Дж. Мида, интерпретируя поведение человека как осознаваемую или неосознаваемую стратегию решения им своих проблем, связанных с идентичностью. Он выделил три вида идентичности:

● социальная идентичность - типизация личности другими людьми на основе атрибутов социальной группы, к которой она принадлежит;

● личная идентичность - здесь речь идет об индивидуальных признаках человека и уникальной комбинации фактов его жизни;

● я-идентичность - субъективное ощущение индивидом своей жизненной ситуации, своего своеобразия.

При этом личная идентичность, в отличие от я-идентичности, является социальным феноменом, так как ее формирование происходит при условии, что информация о фактах жизни человека известна его партнеру по взаимодействию.

Представлениям Э. Гоффмана близка модель «борьбы идентичностей» Р. Фогельсона. В этой модели выделяются четыре компонента идентичности:

● реальная идентичность - самоотчет индивида о себе, его самоописание «я сегодня»;

● идеальная идентичность - позитивная идентичность, к которой индивид стремится, каким ему хотелось бы себя видеть;

● негативная, «вызывающая страх» идентичность, которой индивид стремится избегать, каким он не хотел бы себя видеть;

● предъявляемая идентичность - набор образов, которые индивид транслирует другим людям с тем, чтобы повлиять на оценку ими своей идентичности.

Конфликт строится на том, что индивид старается приблизить реальную идентичность к идеальной и увеличить дистанцию между реальной и негативной идентичностью, что достигается путем манипулирования предъявляемой идентичностью.

По Ю. Хабермасу, я-идентичность образуется из совокупности личностной и социальной идентичностей. Он понимает личностную и социальную идентичности как два измерения, в которых реализуется балансирующая я-идентичность, поэтому его модель получила название «концепция баланса идентичности». Вертикальное измерение - личностная идентичность - обеспечивает связь истории и жизни человека. Горизонтальное измерение - социальная идентичность - обеспечивает возможность выполнять различные требования всех ролевых систем, к которым принадлежит человек. Я-идентичность возникает в балансе между личностной и социальной идентичностями. Установление и поддержание этого баланса происходит с помощью техник взаимодействия, среди которых исключительное значение придается языку. Во взаимодействии человек проясняет свою идентичность, стремясь соответствовать нормативным ожиданиям партнера, и одновременно стремится к выражению своей неповторимости.

В учении Ч. Х. Кули проблема личностной идентичности решается с позиции теории «зеркального я» как представления человека о самом себе, складывающегося под влиянием мнений окружающих. Эта структура, «идея я», включает три компонента: представление о том, каким я кажусь другому лицу, представление о том, как этот другой меня оценивает, и связанную с этим самооценку, чувство гордости или унижения. «Идея я» начинает формироваться в раннем возрасте в ходе взаимодействия с группами «значимых других» - семьей, сверстниками и т. д.

Х. Тэджфел и Дж. Тэрнер анализируют идентичность, практически отождествляемую с я-концепцией, как когнитивную систему, регулирующую поведение человека. Она включает в себя две подсистемы: личностную идентичность и социальную идентичность. Первая относится к самоопределению в терминах физических, интеллектуальных и нравственных личностных черт. Вторая же складывается из отдельных идентификаций и определяется принадлежностью человека к различным социальным категориям: расе, национальности, полу и т. д. По мнению Х. Тэджфела, личностная и социальная идентичность представляют собой два полюса единого биполярного континуума. На одном полюсе - поведение, полностью определяющееся социальной идентичностью, на другом - личностной идентичностью. Более типичным является поведение, находящееся между этими полюсами. В целях приспособления к различным ситуациям я-концепция регулирует поведение человека, делая более выраженным осознание либо социального, либо личностного аспектов. Один и тот же человек будет действовать как личность при актуализации в я-концепции личностной идентичности, и как член социальной группы - при актуализации социальной идентичности.

Г. Брейкуэлл по-иному решает проблему соотношения личностной и социальной идентичности, подчеркивая взаимосвязь между ними. С точки зрения реальной динамики личностная и социальная идентичность - не различные части или аспекты единой идентичности, а разные точки в процессе развития последней. Г. Брейкуэлл считает личностную идентичность вторичной по отношению к социальной. Во взаимодействии с социальным миром человек активно усваивает понятия, с помощью которых познает себя. Усвоенные им категории социальной идентичности и социальных ролей обеспечивают:

а) формирование содержательной структуры личностной идентичности (набора характеристик, используемых для самоописания);

б) оценку элементов содержательной структуры (моральные и социальные нормы, задаваемые референтной группой).

Таким образом, личностная идентичность является продуктом социальной идентичности, но, будучи сформированной, начинает активно влиять на последнюю. Эволюция идентичности человека - это процесс непрерывного взаимодействия между личностной и социальной идентичностями.

При достаточно широком разбросе мнений по поводу взаимодействия между разными видами идентичности практически все ученые, начиная с Эриксона, подчеркивают, что наиболее интенсивно и осознанно процесс становления всех видов идентичности происходит в подростковом возрасте. Личностная идентичность формируется в подростковом возрасте постепенно, источником служат различные идентификации, уходящие корнями в детство. Обретение идентичности значительно усложняется, если ценностные представления родителей, учителей и сверстников не согласуются между собой. В ряде случаев человеку так и не удается достичь прочного ощущения собственной тождественности. Однако для позитивного развития личности необходим перевес положительной идентичности над отрицательной идентичностью.

Выделяют, как правило, несколько основных линий развития неадекватной или негативной идентичности:

● уход от близких взаимоотношений, что приводит к стереотипизации и формализации отношений или к самоизоляции;

● неспособность идентифицировать себя со своим телом;

● размывание времени, при этом подросток не способен строить планы на будущее, теряет уверенность в себе;

● размывание способности к продуктивной работе, когда подросток сталкивается с невозможностью эффективно использовать свои внутренние ресурсы в какой-либо работе или учебе - он не может найти в себе силы и сосредоточиться или с головой уходит в какую-нибудь одну деятельность, таким образом, его собственная необязательность приводит к снижению самоуважения;

● неадекватные представления о себе;

● стремление к идентичности, противоположной той, которой отдают предпочтение родители и другие взрослые.

Насколько легко преодолевается тенденция к формированию негативной идентичности, зависит главным образом от предшествующего опыта подростка. Для подростка, испытавшего в детстве чувство незащищенности, дефицит позитивных эмоций, преодолеть эту тенденцию бывает непросто, тем более что трудности формирования идентичности в подростковом периоде сопровождаются общей эмоциональной неуравновешенностью и физиологическими изменениями, характерными для этого возрастного периода.

Переход от подростничества к взрослости в большинстве случаев сопровождается интеграцией представлений о самом себе, своей тождественности. Психологическое содержание этого периода в целом определяется той ситуацией множественных личностных и социальных выборов, в которой оказывается подросток.

3.2. Механизмы развития и психологической защиты

Исследования процесса развития личности, факторов, оказывающих на него влияние, помогло выявить специфические механизмы, при помощи которых среда и наследственность влияют на ее содержание.

В результате исследований, проводившихся в разных психологических направлениях, было выявлено несколько основных механизмов развития - интериоризация, идентификация, отчуждение, компенсация, которые направляют и наполняют содержанием процесс становления психики, в том числе и ту его сторону, которая связана с саморазвертыванием индивидуальных задатков. В работе этих механизмов развития всегда присутствует эмоциональный компонент (эмоциональное заражение, опосредование и т. д.), который регулирует деятельность и придает ей личностный смысл.

Кроме механизмов развития, учеными были выделены и механизмы психологической защиты, помогающие процессу развития и оптимизирующие его течение, предотвращая (по возможности) отклонения на этом пути. Эти ведущие механизмы - конформизм, уход, агрессия, вытеснение, сублимация, проекция, регрессия, рационализация - частично связаны между собой и дополняют друг друга.

О механизме интериоризации писали многие ученые, анализировавшие способы присвоения и использования человеком значимых в его культуре понятий. Ведущее место этот механизм развития занимал в теориях Сеченова, Выготского, Торндайка, Уотсона, Штерна. Идея о том, что интериоризация связана прежде всего с прямым подкреплением действия (положительным или отрицательным), была пересмотрена в работах А. Бандуры.

Открытие идентификации и ее роли в развитии психики принадлежит З. Фрейду, который подчеркивал роль идентификации с близким взрослым своего пола в процессе формирования супер-эго. Эмоциональная насыщенность процесса отождествления не только помогает эффективнее присвоить черты объекта идентификации, но и направляет развитие детей.

В дальнейшем исследования идентификации показали, что, как правило, круг людей, с которыми отождествляет себя ребенок, шире упомянутого Фрейдом и не строится исключительно по признаку пола. Важным было и изучение того, как с возрастом расширяется этот круг, включая объекты более широкого социального окружения, а также стереотипы, поставляемые культурой и средствами информации.

В работах психологов, ориентированных на экзистенциальную философию, в частности в трудах А. Маслоу, наряду с механизмом идентификации описывается и механизм отчуждения, также связанный с процессом развития личности, сохранения ее цельности и тождественности самой себе - самоидентичности.

Особое значение в процессе развития играет механизм компенсации, о котором писал А. Адлер. Важность этого механизма в том, что он описывает влияние на процесс развития не только внешних, социальных факторов (как интериоризация и идентификация), но и внутренних, таких как способности человека, его индивидуальные особенности. Неудивительно, что на основе разных видов компенсации Адлер выстроил свою типологию личности детей.

Не менее значимо и то, что компенсация дает возможность выработать индивидуальный стиль жизни, адекватный как для данного человека, так и для окружающих. Так как практически ни одна структура индивидуальности не является абсолютно положительной или абсолютно отрицательной, компенсация показывает возможность для любого ребенка найти свой стиль социализации и свою социальную группу. Нормативность при действии этого механизма выстаивается на основе индивидуального набора качеств, присущих конкретному человеку. То есть компенсация раскрывает перед взрослым широкий спектр возможностей, не ломая ребенка, не навязывая ему неприемлемых для него форм деятельности и общения, помочь преодолеть собственные недостатки за счет имеющихся у него достоинств.

Говоря о механизмах развития, необходимо подчеркнуть, что их роль в психическом становлении разных людей не одинакова, она меняется даже в течение жизни человека, однако в той или иной мере каждый из них присутствует, выполняя свои функции.

В ранние годы жизни на первый план выходят такие механизмы, как интериоризация (прежде всего культуры, знаний, правил и норм того общества, в котором живет ребенок), а также идентификация с окружающими. В зрелом, и особенно в пожилом, возрасте эти механизмы уже не имеют прежнего значения. Снижение роли интериоризации приводит к тому, что новые знания формируются с большим трудом, их трудно наполнить эмоциональными переживаниями, с тем чтобы сформировались новые мотивы. Поэтому у людей пожилого возраста с трудом формируются новые ролевые отношения, они трудно привыкают к новым ценностям и новым представлениям о себе и других.

Уменьшение значения идентификации связана с тем, что группа общения (друзья, семья) уже создана, и в этом возрасте уже почти не пересматривается. Существенно затруднена и социальная идентификация, то есть выбор новой социальной или национальной группы, к которой себя относит человек. Поэтому так сложна адаптация к новой среде (социальной, культурной, даже экологической) в этом возрасте.

Изменяется и роль механизма отчуждения, значение которого, напротив, с возрастом увеличивается. Как правило, максимального развития этот механизм достигает в зрелом возрасте, что связано с осознанием себя, своей личностной цельности и уникальности, стремлением отгородить свой внутренний мир от чужого вмешательства. В пожилом возрасте активность отчуждения снижается, но в некоторых случаях, как правило, связанных с нарушением социальной идентичности и возникновением агрессии или ухода от новой социальной среды, его роль может не только не уменьшиться, но и увеличиться и охватывать как внутренний, так и внешний план деятельности.

Возрастает в процессе онтогенеза и значение механизма компенсации. У детей низкий уровень рефлексии, адекватной оценки своей индивидуальности препятствует сознательной компенсации своих недостатков и слабостей. Бессознательной же компенсации часто препятствует навязанный взрослыми стиль деятельности. Поэтому полноценное функционирование этого механизма в первые годы жизни ребенка связано прежде всего с правильным отношением со стороны взрослого и его пониманием индивидуальности ребенка.

По мере осознания своих личностных качеств и способностей возрастают и возможности компенсации. Включение этого механизма в зрелости во многом обеспечивает самореализацию человека и его личностный и творческий рост. В пожилом возрасте роль компенсации не только не уменьшается, но возрастает, при этом деятельность механизма направлена уже не только на компенсацию своих индивидуальных слабостей, но и своих потерь - сил, здоровья, статуса, группы поддержки. Поэтому для нормального старения очень важно развивать у людей пожилого возраста именно этот механизм психической жизни.

В то же время необходимо обращать внимание и на то, чтобы в любом возрасте доминировал прежде всего адекватный и полный вида компенсации. То есть этот механизм должен функционировать так, чтобы человек не уходил в мнимую компенсацию - обычно в свою болезнь, преувеличивая свои хвори и немощи, с тем чтобы вызвать к себе внимание, интерес и жалость, а то и добиться более ощутимых материальных привилегий. С этой точки зрения становится понятной важность обучения новым видам деятельности, развитие креативности, появление нового хобби и любых форм творчества, так как с их помощью развивается полная компенсация.

Кроме основных механизмов, обогащающих психику человека новым содержанием, существуют, как уже говорилось выше, защитные механизмы, позволяющие преодолеть те барьеры и личностные конфликты, которые возникают у людей в процессе развития.

Если о механизмах развития говорилось и до З. Фрейда, то идея защитных механизмов принадлежит исключительно ему. Он считал, что возможность поддерживать свое психическое здоровье зависит от механизмов психологической защиты, главными из которых являются вытеснение, регрессия, рационализация, проекция и сублимация. В дальнейшем некоторые взгляды Фрейда на функционирование защитных механизмов были пересмотрены, в частности, было показано, что их работа помогает преодолеть и внешние фрустрации, конфликты, возникающие между обществом и субъектом. Исходя из этого, К. Хорни прибавила к выделенным Фрейдом еще три защитных механизма - конформизм, уход и агрессию. К сходным принципам деятельности психологической защиты пришел и Э. Фромм, который дополнил список еще двумя механизмами - садизм и мазохизм.

Если Вам понравилась эта лекция, то понравится и эта - 36 Основные формы и направления дипломатической службы.

Таким образом, в современной психологии развития выделяются защитные механизмы, направленные на преодоление внутриличностных конфликтов, и механизмы, которые оптимизируют общение человека с окружающими. При этом причиной этих социальных конфиксов, как правило, являются личностные проблемы, неадекватность представлений о себе, демонстративность, тревожность и т. д.

В то время как большинство психологов рассматривало прежде всего позитивные аспекты действия психологической защиты, гуманистическая психология подчеркивала и их отрицательную сторону. Психологическая защита возникает в связи с необходимостью постоянно игнорировать сигналы о собственной несостоятельности или недостаточной успешности, которые приходят к субъекту из внешнего мира. Боязнь изменить свою самооценку, к которой человек привык и которую он уже считает действительно своей, приводит к отчуждению своего опыта от сознания. Поэтому, помогая избежать невроза, психологическая защита останавливает личностный рост, и в этом состоит негативный аспект ее воздействия, подчеркиваемый Маслоу, Роджерсом и другими учеными. В какой-то степени причина этого противоречия становится ясной, если вспомнить о том, что для психоанализа развитие - это адаптация к среде, нахождение определенной экологической ниши, в которой личность находит способ уйти от давления среды. Психологическая защита помогает такой адаптации к окружающему и, следовательно, с точки зрения гуманистической психологии препятствует личностному росту. Таким образом, противоположные взгляды на сам процесс развития личности и приводит к противоположным взглядам на роль психологической защиты в этом развитии.

Помимо механизмов психологической защиты, большой интерес представляет и анализ конкретных поведенческих стратегий в сложных, неоднозначных ситуациях, а также факторов, способствующих формированию стратегий совладания с этими ситуациями. По справедливому мнению многих ученых, в определенных случаях копинг-стратегии, или стратегии совладания, непосредственно связаны или даже тождественны защитным механизмам.

Формы копинг-стратегий располагаются в континууме, на одном полюсе которого находится стремление к решению проблемы, а на другом - изменение собственных установок по отношению к ней. В первом случае возможно решение проблемы собственными силами либо обращение за помощью к другим - к семье, друзьям, религии. Во втором случае выбирается либо уход от проблемы, либо отказ от борьбы и вытеснение проблемы, либо какой-то вид катарсиса (разрядки), преимущественно в эмоциональной форме - релаксация, юмор, слезы, гнев и т. д. При этом выбор стратегии зависит главным образом от индивидуальных особенностей и социальной ситуации развития, а не от возраста человека.

Среди эмоционально ориентированных стратегий совладания выделяются три наиболее распространенных копинг-стратегии - самообвинение, избегание, предпочитаемое истолкование (розовые очки). Защитные механизмы тесно связаны именно с эмоционально ориентированными способами преодоления трудных ситуаций и стрессов. Фактически можно говорить о том, что они являются бессознательными стратегиями именно эмоциональных вариантов преодоления (копинга), в то время как стремление к доверительной беседе с людьми, пережившими подобное событие, или стремление получить дополнительную информацию, решить трудную ситуацию с помощью компромисса, неприятного или сложного для человека поступка являются более осознанными и экстериоризированными способами совладания по сравнению с вытеснением или проекцией.

Свежие статьи
Популярно сейчас