Диссертация (Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях), страница 35

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях". PDF-файл из архива "Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 35 страницы из PDF

24, 25 Устава ООН). Поэтому Совет Безопасности ООНпризван определять «существование любой угрозы миру, любого нарушения мира илиакта агрессии» и решать «какие меры следует предпринять в соответствии со ст. 41 и 42для поддержания или восстановления международного мира и безопасности» (ст. 39Устава ООН). Исходя из этих положений Устава ООН, учёный подчёркивал, что положения Устава ООН и в целом современное международное право не устанавливают абсолютный запрет на применение вооружённой силы или других принудительных действийСм.: Шармазанашвили Г.В. От права войны к праву мира.

М.: Международные отношения, 1967. С. 76.См.: Там же. С. 121.416Фархутдинов И.З. Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой: теория и практика// Евразийский юридический журнал. 2015. № 11. С. 5.414415135в международных отношениях, участниками которых являются государства.

Он считал,что ООН не только вправе, но и должна применять принудительные действия, включаяиспользование вооружённых сил, в общих интересах международного сообщества государств, для поддержания или восстановления всеобщего мира и безопасности.По мнению профессора Н.А. Ушакова, смысл и значение ст. 27 Устава ООН в частиединогласия постоянных членов Совета Безопасности ООН следует понимать с учётомустановок ст.

23, 24, 26, 27, 108, 109, 110 Устава ООН. Анализ перечисленных статей придаёт принципу единогласия постоянных членов Совета Безопасности ООН системный характер и приводит к признанию особой роли великих держав – постоянных членов СоветаБезопасности – в деле осуществления целей и принципов ООН, в том числе в деле поддержания и укрепления международного мира и безопасности417. Он признавал, что УставООН фактически исходит из невозможности принудительных действий в отношении какого-либо постоянного члена Совета Безопасности, поскольку любое из этих государствможет наложить «вето» на соответствующее решение.

Основание для такого подхода неюридическое, а политическое. Поэтому учёный констатировал, что великие державы обязаны искать мирные средства для разрешения международных споров.В отечественной науке международного права высказывалось и другое мнение, согласно которому отсутствие единогласия великих держав – постоянных членов СоветаБезопасности ООН делает запретительную установку п. 4 ст. 2 Устава ООН неэффективной, и, следовательно, государства могут обратиться к использованию любых форм силыв порядке «самопомощи»418. Данное мнение часто высказывается в современной западнойдоктрине международного права.Принцип запрещения угрозы силой или её применения в международных отношениях, по мнению проф. Н.А.

Ушакова, следует понимать и руководствоваться им в строгом контексте требований системы коллективной безопасности, основанной на УставеООН. Он считал данный принцип одним из основных принципов современного международного права. Наиболее компетентное толкование этого принципа, указывал автор, содержится в Декларации о принципах международного права 1970 г.419. По его убеждению,См.: Ушаков Н.А. Принцип единогласия великих держав в Организации Объединённых Наций.

М.: Изд-во АНСССР, 1956.418См.: Левин Д.Б. Понятие силы по Уставу ООН // Советское государство и право. 1968. № 8. С. 68–74.419Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничествамежду государствами в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций // Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г.

/ Док. ООН A/RES/2625(XXV).417136суть принципов международного права, изложенных в Декларации 1970 г., имеет тотсмысл, что они являются также обычными правовыми нормами, т.е. обязывают не толькогосударства, являющиеся членами ООН, но и государства, не входящие в Организацию420.Западные специалисты также рассматривают положения п.

4 ст. 2 Устава ООН вкачестве обычной международно-правовой нормы, которая является обязательной длявсех государств421.Международный Суд ООН в решении по делу «Демократическая РеспубликаКонго против Уганды» назвал запрещение применения силы «краеугольным камнемУстава ООН»422.Профессор Н.А. Ушаков уточнял, что принципы, закреплённые в Декларации 1970г., включая принцип неприменения силы, представляют собой императивные нормы международного права (нормы jus cogens), т.е.

общеобязательные423. Он подчёркивал, чтопринцип неприменения силы применяется только в межгосударственных отношениях.Следовательно, по его мнению, этот принцип не затрагивает взаимоотношения государств с другими субъектами международного права, включая ООН и народы, осуществляющие своё право на самоопределение. Учёный считал, что принцип неприменениясилы также не затрагивает внутригосударственные события, связанные с применениемсилы государством424.По мнению профессора Н.А. Ушакова, право колониальных народов испрашиватьподдержку третьих государств в целях сопротивления насильственным действиям со стороны метрополий исключало использование вооружённой силы, поскольку применениевооружённой силы запрещено в межгосударственных отношениях.

Способы осуществления «всеми народами» права на самоопределение, перечисленные в Декларации 1970 г.,такие как создание независимого государства, свободное присоединение к независимомугосударству, установление любого другого политического статуса, подпадают под действие института правопреемства государств425.См.: Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. М.: Изд-во ИГиПРАН, 1997. С. 10.421См.: Henkin L., Pugh R.C., Schachter O., Smit H.

International Law: Cases and Materials. 3rd ed. St. Paul, 1993. P. 893.422ICJ Reports, 2005. P. 168, 223.423Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. М.: Изд-во ИГиПРАН, 1997. С. 11.424Там же. С. 12.425Там же. С. 25.420137Учитывая тот факт, что в советской науке международного права в целом преобладал подход, основанный на широком толковании принципа запрещения силы в межгосударственных отношениях, позиция проф. Н.А. Ушакова по данному вопросу заслуживаетособого внимания. Он придерживался узкого подхода, считая, что Декларация 1970 г.

запрещает в межгосударственных отношениях применение политической, экономическойили иной силы, но не угрозу применения таких сил. Он подчёркивал, что запрещение применения принуждения военного или иного характера касается урегулированных международно-правовыми нормами взаимоотношений между государствами, т.е. «первичных»норм. Нарушение этих первичных норм влечёт за собой международно-правовую ответственность государств, т.е. вступают в действие правоохранительные нормы или «вторичные» международно-правовые нормы – нормы о международной ответственности государств за свои противоправные деяния.

Во вторичных правоохранительных отношенияхпринуждение государства-нарушителя потерпевшим государством или Советом Безопасности ООН, по мнению учёного, правомерно. Это вытекает из Устава ООН и современного международного права в целом. Как считал учёный, межгосударственные отношения, урегулированные «первичными» нормами современного международного права, которые в целом определяют современный международный правопорядок, предполагаютзапрещение прибегать к любым формам или мерам принуждения – военным или невоенным426.Проф. Н.А. Ушаков был убеждён в том, что консенсус международного сообществагосударств наличествует лишь в отношении того, что положениями п.

4 ст. 2 Устава ООНзапрещены угроза вооружённой силы или её применения в межгосударственных отношениях. Иными словами, применения силы иной, чем вооружённые силы, запрещено другими нормами международного права, а не положениями п. 4 ст. 2 Устава ООН427. Этоттезис учёный подтверждает, в частности, ссылаясь на соответствующие положения Проекта статей «Ответственность государств за международно-противоправные деяния»,подготовленного Комиссией международного права ООН428, который будет нами проанализирован в последнем параграфе главы III настоящей диссертации.См.: Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств.

М.: Международные отношения,1983.427См.: Ушаков Н.А. Проблемы теории международного права. М., 1988.428См.: Доклад Комиссии международного права о работе её сороковой сессии (1988 г.) // Генеральная Ассамблея.Официальные отчёты. 43-я сессия (1988 г.). Дополнение № 10. С. 224.426138Профессор С.Б. Крылов считал, что запрещение угрозы силой по п. 4 ст. 2 УставаООН предполагает также запрещение таких актов, как объявление войны и предъявлениеультиматума429.Согласно п.

6 ст. 2 Устава ООН, Организация обеспечивает, чтобы государства,которые не являются её членами, действовали в соответствии с принципами, закреплёнными в Уставе ООН. Основываясь на этом и других положениях Устава ООН, профессорВ.А. Романов утверждал, что принципы, закреплённые в Уставе ООН, включая принципнеприменения силы и принцип мирного разрешения споров, являются обязательными идля государств, не являющихся членами ООН. В противном случае, обосновал учёный,теряют смысл аналогичные обязательства государств – членов ООН в отношении нечленов ООН430.В контексте сказанного необходимо обратить внимание на ст.

39 Устава ООН, изкоторой следует, что угроза миру может возникнуть не только при прямом нарушениимира или совершении акта агрессии, но и при обращении государства к угрозе вооружённой силой. Разделение в Уставе ООН понятий «угроза миру», «нарушение мира» и «актыагрессии» свидетельствует о том, что эти понятия не идентичны; понятие «угроза миру»охватывает более широкий круг действий, чем понятия «акт агрессии» или «нарушениемира».Следует обратить внимание и на ещё одно обстоятельство: пространственная сферадействия принципа неприменения силы не имеет пределов, он не замыкается в пространстве, подпадающем под юрисдикцию суверенных государств, а распространяется и напространство за пределами государственной юрисдикции, включая космическое пространство, Луну и другие небесные тела431.Принцип неприменения силы следует трактовать в контексте других принциповмеждународного права и, прежде всего, принципа невмешательства во внутренние деладругих государств, который, в свою очередь, укрепляет принцип неприменения силы, однако не заменяет его.

В отличие от принципа неприменения силы, принцип невмешатель-См.: Крылов С.Б. История создания Организации Объединённых Наций. Разработка текста Устава ООН (1944–1945). М.: Изд-во ИМО, 1960. С. 262.430См.: Романов В.А. Исключение войны из жизни общества. Международно-правовые проблемы. М.: Госюриздат,1961. С.

Свежие статьи
Популярно сейчас