Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 23

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий". PDF-файл из архива "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 23 страницы из PDF

№ 01-26/705 // Справочная правовая система «Консультант Плюс».153Узембаева Г.И. Особенности квалификации преступлений экстремистскойнаправленности, совершаемых с использованием средств массовой информации // Закон иправо. – 2015. – № 5. – С. 118.120инстанцией указано, что преступления, предусмотренные ч.

2 ст. 2052 УК РФ,следует считать оконченными с момента распространения продукции средствмассовойинформации(например,продажа,раздачапериодическогопечатного издания, аудио- или видеозаписи программы, начало вещаниятеле- или радиопрограммы, демонстрация кинохроникальной программы,предоставление доступа к сетевому изданию).154Стоит заметить, что в юридической науке высказываются предложенияо расширении оснований дифференциации уголовной ответственности заотдельныепреступления,выражающиесявпубличныхпризывахксовершению противоправных действий. Например, З.А.

Шибзуховым«предлагаетсядополнитьквалифицирующимч.2признаком,ст.2052УКРФповышающимсамостоятельнымответственностьзатеррористическую пропаганду, направленную на несовершеннолетних либоосуществляемую на территории образовательных организаций»155. Понашему мнению, такое предложение является дискуссионным. С однойстороны,совершениеанализируемыхдеянийвотношениинесовершеннолетних действительно отличается повышенной общественнойопасностью, поскольку у детей ещё не достаточно окрепшая психика, и онилегче подвергаются психологическому воздействию.

Но, с другой стороны,результаты проведённого нами исследования материалов следственносудебнойпрактикипоказываютнезначительнуюраспространённостьподобных случаев. В отношении несовершеннолетних чаще совершаютсяпреступления,связанныесвовлечениемвэкстремистскуюилитеррористическую деятельность.Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебнойпрактики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от 9февраля 2012 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012.

– № 4.155Шибзухов З.А. Уголовная ответственность за публичные призывы косуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма:Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2012. – С. 12.154121Представляетсяболееактуальнымустановлениевкачествеквалифицирующего признака преступлений рассматриваемой группы фактих совершения лицом, использующим своё служебное положение, а равнообщественным деятелем. Такой законодательный опыт реализован в УКРеспублики Казахстан.

Дело в том, что публичные призывы к совершениюпреступлений экстремистского характера, оглашаемые должностным лицом,лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или инойорганизации,либообщественнымдеятелемотличаютсябольшейпотенциальной силой психологического воздействия на адресатов. Такиелица зачастую пользуются весомым авторитетом среди населения, и ониобладают большей возможностью для влияния на общественное мнение.Данныеобстоятельстваобщественнойопасностисвидетельствуютисследуемыходеяний,повышенномуровнесовершённыхлицом,использующим своё служебное положение, а равно общественным деятелем.В поддержку законодательного закрепления этого квалифицирующегопризнака высказалось 75 % респондентов, опрошенных в ходе проведённогонами исследования.Таким образом, считаем целесообразным закрепление в нормах обответственности за публичные призывы к совершению преступленийэкстремистского характера квалифицирующего признака в виде фактасовершения данных преступлений лицом, использующим своё служебноеположение, а равно общественным деятелем.Субъектпубличныхпризывовксовершениюпреступленийэкстремистского характера общий – им может быть любое вменяемоефизическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

С субъективнойстороны исследуемые преступления характеризуются виной в виде прямогоумысла. Мотивы и цели данных преступлений квалифицирующим значениемне обладают.122Проведённый нами анализ материалов правоприменительной практикипо делам данной категории свидетельствует, что по ряду аспектов зачастуюдопускаются квалификационные ошибки в условиях относительной новизнынорм об ответственности за публичные призывы к осуществлениюэкстремистской деятельности и отсутствия комплексных разъяснений.В первую очередь, необходимо обратить внимание на вопросыразграничения преступлений, предусмотренных ст. 205 2, 280 и 2801 УК РФ,между собой.

В следственно-судебной практике нередко сталкиваются спроблемойотграниченияпубличныхпризывовкосуществлениюэкстремистской деятельности от публичных призывов к осуществлениютеррористическойдеятельности.И.В.Шевченкопоэтомуповодупридерживается позиции, согласно которой «норма, предусмотреннаяст. 2052 УК РФ, является специальной по отношению к общей норме,содержащейсявст.280УКРФ»156.Аналогичноеразъяснениесформулировано и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «Осудебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистскойнаправленности»: публичные призывы к осуществлению террористическойдеятельности в силу предписаний ч.

3 ст. 17 УК РФ подлежат квалификациине по ст. 280 УК РФ, а в зависимости от обстоятельств дела по ч. 1 или ч. 2ст. 2052 УК РФ.157 Представляется, что основанием для такого правилаквалификации служат, главным образом, законодательные предписаниянеуголовно-правовойпринадлежностиопризнаниитерроризмаразновидностью экстремизма. Вместе с тем, данные разъяснения косвенноШевченко И.В. Уголовная ответственность за террористическую деятельность:монография. – М.: Юрлитинформ, 2011.

– С. 118. См. также: Борисов С.В.,Жеребченко А.В. Квалификация преступлений экстремистской направленности: учеб.пособие / Отв. ред. и предисл. – засл. деят. науки РФ, д.ю.н., проф. Н.И. Ветров. – М.:Волтерс Клувер, 2011. – С. 260.157Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике поуголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 г.№ 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

– 2011. – № 8.156123подтверждают необходимость констатации единого объекта, нарушаемогоданными преступлениями.158По схожей схеме необходимо проводить и разграничение преступлений,запрещённых ст. 280 и 2801 УК РФ. Эти нормы также соотносятся междусобой как общая и специальная, так какпубличные призывы косуществлению действий, направленных на нарушение территориальнойцелостности РФ являются разновидностью экстремистской деятельности.Таким образом, уголовно-правовые нормы, предусмотренные ст.

2052,280 и 2801 УК РФ, могут находиться в отношениях конкуренции общей испециальной нормы, где общей нормой выступает ст. 280 УК РФ, а ст. 205 2 и2801 УК РФ – специальными.В то же время, нельзя исключать и возможной совокупности данныхобщественно опасных деяний. Д.О. Чернявский в этом контексте приводитследующую ситуацию: «призывая, например, к организации теракта в целяхнарушения территориальной целостности Российской Федерации, лицосовершает сначала одно деяние (призыв к осуществлению террористическогоакта), а затем совершает второе деяние (указанием целевой направленности инеобходимости).Сэтойточкизрения,такиедействиядолжныквалифицироваться по совокупности преступлений»159.Множество квалификационных проблем на практике возникает приразграничении норм об ответственностиза публичные призывы косуществлению экстремистской деятельности и за возбуждение ненавистилибо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст.

282 УК РФ).Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либовражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие иКудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. – 2-е изд., перераб.и доп. – М.: Юрист, 2006. – С. 210-213.159Чернявский Д.О. Категория «публичные призывы» в контексте нормы статьи280 Уголовного кодекса Российской Федерации // Противодействие терроризму.Проблемы XXI века. – 2014. – № 4. – С. 22.158124(или)утверждающиенеобходимостьгеноцида,массовыхрепрессий,депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числеприменения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы,приверженцев той или иной религии и других групп лиц.

Критикаполитических организаций, идеологических и религиозных объединений,политических, идеологических или религиозных убеждений, национальныхили религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться какдействие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.160Так, органами предварительного следствия В. предъявлено обвинение втом, что он, являясь членом организации «Скинхедов», умышленно, сознаваяпубличность своих действий и понимая, что его действия способнывозбудить национальную, расовую или религиозную ненависть или вражду, ижелая этого, расклеил в помещении автостанции, т.е.

в месте скоплениянеопределенного круга лиц, листовки, текст и рисунки которых содержатпризывы к действиям против представителей нерусских, в том числе,кавказских национальностей и представителей негроидной расы, а также лиц,исповедующихмусульманскуюрелигию,осознаваяприэтом,чторасклеенные им листовки способны возбудить ненависть или вражду и ихсодержание унижает личное и национальное достоинство указанных групплюдей и их религиозные чувства.При этом действия В.

квалифицированы по ч. 1 ст. 282 УК РФ какдействия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также наунижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы,национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равноПостановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике поуголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 г.№ 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. – № 8.160125принадлежности к какой-либо социальной группе, совершённые публичноили с использованием средств массовой информации.161Данный пример наглядно демонстрирует, что правоприменительныеорганы зачастую безосновательно оставляют без внимания вопрос оразграничении данных преступлений. Причём в приведённом случае прямоописываютсяпризнакипубличныхпризывовкосуществлениюэкстремистской деятельности, а квалифицированы эти действия по ст. 282УК РФ.В уголовно-правовой литературе по вопросу разграничения данныхпреступлений высказаны следующие соображения.

Свежие статьи
Популярно сейчас