Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 87

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 87 страницы из PDF

Этот прием позволяет скрупулезно описать отдельные культурные практики или знание, устранив«налет» субъективного, человеческого фактора, который могв них потенциально присутствовать. В итоге исследовательдолжен стремиться к тому, чтобы определить правила образования конкретного дискурса в определенное историческоевремя.Так, например, речь может идти о правилах образованияпонятий в конкретной области знания.Эти правила образования понятий существуют не тольков сознании конкретных индивидов, но сами по себе.При этом М.

Фуко особо подчеркивает, что археологиязнания радикально противоположна истории идей, выделяяпри этом четыре отличительных принципа:— археология знания не имеет отношения к мыслям,представлениям, образам, а исследует дискурсы сами по себе,как практики, построенные по определенным правилам.1 Цит. по: Постмодернизм.

Энциклопедия // Мн. : Интерпрессервис;Книжный Дом, 2001. С. 900.395Археология не интерпретивная теория, и она не пытаетсянайти другой, латентный смысл;— археология знания не стремится к тому, чтобы выявитьгенезис дискурса. Её цель состоит в определении специфичности конкретного дискурса;— археологию знания не интересуют творческие произведения конкретных писателей и художников. Её задача —выявить типовые правила, используемые в произведенияхписателей, художников, ученых;— наконец, археология знания «стремится к систематическому описанию дискурсивного объекта»1.Заметим, что, начиная с М. Фуко, метод деконструкциистал весьма характерен для других версий постструктурализма, а также и для ряда теорий постмодерна.ЭпистемаДругой оригинальный метод М.

Фуко — индукция от конкретных дискурсов к обобщенной «эпистеме», под которойпонимается общая, характерная для конкретного исторического периода система мышления, научного теоретизирования. Это может касаться как правил построения отдельныхтеорий, так и целых отраслей знания — философии, социологии, экономики, лингвистики и т.д.Так, согласно теории археологии знания формы «эпистем» в истории человеческой цивилизации неоднократносущественно менялись.

В европейской культуре XVI в.в науках акцент делался на выявлении систем родстваи сходств между явлениями. В XVII в. — на формулировании представлений и образов. В начале XVIII в. знаниепредставлялось в виде таблиц. В конце этого же века новойосновой знания становится «трансцендентное поле субъективности».

Стержнем социально-гуманитарного знания становится человек.Однако данной эпистеме неизбежно сопутствует «ангажированность» социально-гуманитарного знания, чтов итоге приводит к навязыванию людям деформированнойформы видения окружающего мира. Не случайно, социальные науки вообще и социология, в особенности, оказалисьв кризисе. Выход из него М. Фуко видит в переходе к новойэпистеме, стержнем которой является «лингвистическая1 Ritzer, G. Postmodern Social Theory.

The McGraw-Hill Companies, 1997.Р. 41.396составляющая» — языковая организация человеческого знания. Именно язык, точнее его знаковые и символическиесистемы, по мнению М. Фуко, способны более адекватноотображать хаотичность, диффузность современного социального мира.Формы «эпистем», как считает М.

Фуко, непосредственносвязаны с характером многочисленных властных отношений,определяющих особенности всех других сфер жизнедеятельности людей.14.3. Ãðàììàòîëîãèÿ Æ. ÄåððèäûЖак Деррида (Derrida) — французский социальный теоретик, родился в 1930 году. Преподавал в ведущих университетах Франции — Сорбоне, Высшей Нормальной школе,Высшей школе социальных исследований.Ж. Деррида был одним из учеников М. Фуко, что и предопределило постструктуралистскую направленность егопроизведений. В 1966 г.

ученый провозгласил приход эрыпостструктурализма и написал на эту тему много работ.Ж. Деррида автор порядка сорока книг. Среди его произведений: «Нечто, относящееся к грамматологии», «Рассеивание», «Монолингвизм другого», «Призраки Маркса»,«Хора», «Сила закона» и др. Ряд его работ переведен на русский язык: «Эссе об имени», «Голос и феномен», «Позиции»,«Письмо и различие», «Страсти».Неодетерминистская теория развитияТак же как М.

Фуко, ж. Деррида использует методологический инструментарий языкознания для интерпретацииновых социальных реалий, придавая ему новый, особыйсмысл.Так, изначально грамматология появилась как лингвистическая дисциплина, изучающая взаимосвязи между письменными знаками и звуками речи. В постструктурализмеЖ. Дерриды грамматология — теория, изучающая рольписьменности в культуре и истории человеческой цивилизации.

При этом в письменном языке видятся не какие-либозаконы, а прежде всего, случайности и нестабильности.В разных контекстах слова имеют различные значения.Более того, сама письменность трактуется вне принудительной каузальности между буквами алфавита и звуками речи,397а как любая программа, определяющая содержание процессов(графема или генетический код, задающий развитие качествчеловека, кибернетическое программирование и т.д.).Тем самым грамматология обретает устремленностьк философии и социологии с акцентом на использованиеэмпирического анализа конкретных письменностей.Как считает Ж. Деррида, именно грамматология, её теоретико-методологический аппарат позволяют показать культурно-пространственную и временную ограниченность логоцентризма западной науки, традиционного детерминизма,обосновывающего универсальность общественных законов.Ученый полагает, что логоцентризм сдерживал развитиенауки, культуры, подавлял интеллектуальные и социальныесвободы.«То, что провозглашается здесь как наука о письменности, грамматология, отнюдь не есть наука в западном смыслеэтого слова, — пишет Ж.

Деррида, — ведь для начала этововсе не логоцентризм, без которого западная наука простоне существует. Либерализация старого мира есть, по сути,создание некоторого нового мира, который уже не будетмиром логической нормы, в котором окажутся под вопросом,будут пересмотрены понятия знака, слова, письменности»1.«Смерть Автора»Чтобы обосновать отказ от принудительной каузальности, внешней причинности развития современных социальных реалий, Ж.

Деррида использует метафору о «СмертиАвтора», развивая тем самым идеи своего учителя —М. Фуко о гибели традиционной стабильности, выраженные также метафорически посредством понятия о «Смертисубъекта». Постулат о смерти Автора, по существу, означаетотрицание роли внешней причинности вообще и диктатурыТворца, задающего жесткие параметры социальной жизни,в особенности.Так, показывая принципиальное отличие современногообщества от традиционного, Ж. Деррида прибегает к сравнению роли Автора в традиционном и современном театрах.В первом случае текст спектакля представляет нечто «святое,неприкосновенное».

Автор всецело определяет смысл произведения. Режиссеры и артисты являются лишь, используя1Цит. по: Постмодернизм. Энциклопедия. Мн. : Интерпрессервис;Книжный Дом, 2001. С. 174—175.398слова Ж. Дерриды, «порабощенными интерпретаторами»пьесы. Публика вообще представляет пассивных наблюдателей. Это — «теологический» театр.Иное дело в современном театре (читай — обществе).Диктатура Автора закончилась. Никто — ни Бог, ни Автор,ни политические или интеллектуальные авторитеты болеене могут задать господствующий вариант прочтенияи исполнения пьесы (нашего образа жизни).

Автор умирает.Его роль начинаем исполнять все мы, становясь творцамисобственной судьбы.Анологичное касается структур общества. Нет болеени «объективных законов», ни принудительной каузальности, ни примера, который является образцом.В работе «Страсти» Ж. Деррида, заочно полемизируясо сторонниками традиционного детерминизма, в частности, пишет: «Какой пример? Вот этот. Несомненно, говоря«вот этот», я уже говорю больше и нечто другое, я говорюнечто, что выходит за рамки tode ti, данности этого примера.Сам пример в качестве такового выходит за рамки своейединичности в той же степени, что и своей идентичности.Вот почему примера нет, хотя и существует лишь это; безусловно, я слишком часто на этом настаивал, приводя различные примеры.

Показательность примера, несомненно,никогда не является его образцовостью»1.Таким образом, остаются лишь саморефлексирующие структуры, подверженные непредсказуемым случайным флуктуациям. Общественное будущее детерминировано не прошлым, а создается через «вдруг-события»и «со-присутствие» отдельных суверенных индивидов.Однако сказанное не означает тотального отрицания линейного развития с действием традиционной причинности.Так же как и сторонники синергетики постструктуралисты подобное развитие рассматривают как частный случай.«Суверенность не уклоняется от диалектики», — замечаетЖ. Деррида.Тема смерти Автора получила дальнейшее развитиев работах целого ряда социальных теоретиков, в частности,Р. Барта, Ж.-Ф.

Лиотара и др., которые занимаются пробле1 Деррида, Ж. Страсти // Socio–Logos’96. Альманах Российско–французского центра социологических исследований Российской АН. М. :Socio–Logos’96, 1996. С. 274.399мами постмодернизма (заинтересованный читатель можетобратиться к их трудам, изданным на русском языке1).Деконструкция: теоретическое обоснованиеКак было отмечено выше, метод деконструкции практически используется всеми представителями постмодернизма.Но у Ж. Дерриды он имеет свой смысл. Кроме того, деконструкция получает и теоретическое обоснование в целомряде его работ, начиная с «Нечто, относящееся к грамматологии».Как определяет сам Ж.

Деррида, «деконструкция естьдвижение опыта, открытого к абсолютному будущему грядущего, опыта, по необходимости неопределенного, абстрактного, опустошенного, опыта, который явлен в ожидании другого и отдан ожиданию другого и события. В его формальнойчистоте, в той неопределенности, которую требует этот опыт,можно обнаружить его внутреннее родство с определенныммессианским духом»2.Деконструкция как специфическая методология исследования любого социального текста, но прежде всего литературного, предполагает выявление скрытых в нем, по словамЖ. Дерриды, «спящих смыслов», перешедших в современный тест из «первописьма» — мыслительных стереотипови других дискурсивных практик прошлого.

Исходя из концепции о смерти Автора, социолог считает, что эти «спящиесмыслы» не доступны ни рядовому, ни искушенному читателю, ни даже автору текста, так как речь идет о неосознаваемых мыслительных стереотипах, характерных для языковыхпрактик того времени, когда создавался текст.В свою очередь, эти стереотипы также со временем изменяются независимо от автора текста. Иными словами, любыезначения никогда и ни в каком месте не обретают застывшуюструктурную форму.В итоге Ж. Деррида приходит к выводу о принципиальной невозможности отобразить содержание бытия, ибо,анализируя элементы письма с помощью деконструкции,исследователь, по существу, имеет дело с «истиранием»1 Барт, Р. Избранные работы: Семиотика, Поэтика.

Свежие статьи
Популярно сейчас