Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 15

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 15 страницы из PDF

Хотя изучение типологии этих институтов и способов их деятельности могло бы быть полезным,исследователи только начали осторожно изучать эту проблематику.В первом приближении можно было бы провести различие между институтами, которые предлагают свои услугиистолкования на открытом рынке (как это делает, например,психотерапия), и институтами, которые оказывают услугидовольно небольшим, зачастую закрытым для постороннихобщностям со своим специфическим набором знаний (сектам, культам, коммунам со строго определенными целямии стилями жизни).Разделение институтов, занимающихся производствомзнаний, на новые и старые может быть также полезно.Существуют старые институты (наиболее важные из них —это церкви), которые продолжают культивировать установленные ими толкования действительности и предлагатьих в условиях конкуренции, характерной для плюрализма.Институты, возникшие позднее, вынуждены начинатьс нуля, но их «преимущество» в том, что, не будучи скованными какой-либо собственной традицией, они могут заимствовать различные знания из разных культур и эпох.Что касается производства систем знания, то институты,им занимающиеся, имеют определенный набор возможностей для выбора.

Тем не менее в том, что касается стратегии, которую они выбирают для распространения в обществесвоих взглядов, они ограничены, в основном, двумя возможностями.С одной стороны, они могут выйти на рынок, где должнывыживать в конкурентной борьбе со старыми и новымипоставщиками знаний. С другой — они могут попытатьсяиспользовать в своих целях государство. Производителизнания могут занять монопольное положение с помощьюпринятия соответствующих законов, или создать положение, когда только прошедшие аттестацию специалисты могутработать.62Таким образом, современный плюрализм является основным структурным условием распространения субъективнойдезориентации. Он характеризуется тенденцией к дестабилизации систем знаний и ценностей.

Тем не менее, длясовременных обществ в «нормальных» условиях не характерно сколько-нибудь драматичное распространение субъективной дезориентации. Институты, производящие знания,предоставляют людям жизненно важные ориентации дажетогда, когда общество в целом более не поддерживает единую для всех систему знаний и ценностей.2.3. Âîçìîæíîñòè ñîöèîëîãèè çíàíèÿ äëÿ àíàëèçàñîöèîêóëüòóðíîãî ñîñòîÿíèÿ Ðîññèè: êåéñ-ñòàäèРоссийские реформаторы постперестроечной поры, очевидно, исходили из того, что достаточно покончить с определенными советскими институциональными реалиями(монополия КПСС на власть, тотальный государственныйконтроль над экономикой, директивно заидеологизированная культура и наука) и заменить их институтами рынка,парламентаризма, открытой культуры, чтобы все это автоматически обеспечило России достойное место в мировомсообществе.Несомненно, возникшие в процессе реформированияновые экономические и политические структуры, культурный плюрализм, обретение институциональной легитимности такими науками, как социология, политология, культурология, привели к производству и распространению новыхсистем знания, конкурирующих друг с другом, к изменениюценностных ориентаций и самоидентификаций у миллионовлюдей.

Многие из них отказались от прежних идеалов и ценностей и пытаются приспособиться к новому образу жизни,явно или латентно конструируя рыночные и демократические «жизненные миры».Результаты происходящих в обществе преобразований,пересмотров жизненных ориентаций адекватно осознаютсясамим социальным агентам далеко не всегда.

Поэтому исследование новых тенденций конструирования россиянамисвоих «жизненных миров», чему может помочь социологиязнания, представляется крайне важным для прогноза результатов социокультурной динамики страны в целом.63Период современной России свидетельствует о коллизиях«жизненных миров» россиян, о неоднозначности результатовпервых попыток приближения страны к демократии и цивилизованному рынку. При его оценке количество позитивныхи негативных характеристик почти уравновешено.Так, М. К. Горшков отмечает, что под знаком «плюс» массовое сознание выделяет следующие свойственные современному российскому обществу характеристики: возможность стать богатым человеком, гражданские и политическиесвободы, возможность профессионального роста и карьеры,жизнерадостность.При этом весьма внушительный список представляютнегативные показатели функционирования российскогообщества — преступность, бандитизм, коррупция и взятки,неуверенность в своем будущем и бездуховность.

Крометого, отмечаются социальная несправедливость, межнациональные конфликты, бюрократия, кризис и страх1.Знание многих преуспевающих агентов экономическогополя свидетельствует о том, что они верят, думают, живути действуют «по-западному, по общецивилизационным нормам», что они «достопочтимые члены» современного общества и олицетворяют собой будущее России. Между тем знание и конкретный текстовой жанр их коллег с Запада совсеминой: их повергают в шок масштабы нечистоплотных комбинаций, им становится ясно, что настрой значительной частироссийских предпринимателей на сиюминутную рваческуюприбыль лишь симулирует «цивилизованные» рыночныеотношения.Особенно видны различия знания россиян и европейцев,касающиеся потребительского поведения.

Так, 95% немцевсчитают, что пристойная жизнь невозможна без холодильника (как и россияне, практически полностью имеющиеего). Однако при этом для жителей Германии посудомоечная машина стала столь же необходимым компонентом внечерты бедности, как и холодильник (90% немцев считаютее наличие необходимым условием жизни). Компьютер жев их глазах к числу такого рода компонентов не относится —лишь 20% считают его необходимым. Россияне же при относительно высокой стоимости компьютеров массово покупают их, считая возможным обходиться без посудомоечных1 Горшков, М.

К. Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики). М. : Новый хронограф, 2011. С. 83—84.64машин. То же самое относится к цветным телевизорам:в России они присутствуют даже в самых бедных домохозяйствах, в то время как в Германии их необходимыми лишьоколо 40%1.Словом, многие факты нашей социально-экономическойповседневности, которые можно приводить и далее, свидетельствуют о том, что нарождающаяся социокультурнаяреальность состоит из ряда противоречивых, не стыкующихся и значительно конфликтующих между собой «жизненных миров», представляющих собой знание из разногоисторико-культурного контекста. В итоге одни россиянесубъективно конструируют социальные фантазии, похожиена западную реальность.

Другие отягощены советскимимировоззренческими установками, испытывают тоскупо государственному патернализму. Третьи вообще скептически-негативно воспринимают игру рыночных сил и реалии демократии.Примечательно, что знание российских граждан о демократии также неоднозначно: они ассоциируют ее не столькос индивидуальными свободами и правами (типичное знаниежителей западных демократических стран), сколько с такимиценностями, как «солидарность» и особенно «социальнаясправедливость». Так, наиболее позитивно нашу реальнуюдемократию оценивают высоко доходные группы и скорее выигравшие от реформ (55,3 и 59,4% соответственно),тогда как среди бедных и проигравших в ходе реформ — 33,6и 31,3%2.

И все эти парадоксы и неопределенности сознанияпроявляются в новых тенденциях формирования национального характера россиян — сочетании умеренного традиционализма с нарастанием атомизации, разрушением чувстваобщности и устоев социальной солидарности3.Конечно, имеются и социальные агенты, чьи «жизненныемиры» вбирают в себя глобальные межцивилизационныевзаимодействия, подготавливая социокультурные предпосылки для перехода к современному плюралистическому1 Российская повседневность в условиях кризиса / под ред. М.

К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. М. : Альфа-М, 2009. С. 28—29.2 Граждане новой России: кем себя ощущают и в каком обществехотели бы жить? (1998—2004 гг.). Аналитический доклад. М. : АИРО-ХХ,2005. С. 112—115.3 Там же. С. 75—7665обществу с конкурирующими системами знания, что с неизбежностью предполагает культуру толерантности1.Однако интернализация отмеченных, во многом покажелательных демократических реалий представляет собойвесьма сложный, многогранный и противоречивый процесс.Во-первых, этот процесс предполагает на основе «перепонимания от другого» формирование того плюралистическогомира, в котором другие народы живут уже сравнительнодавно.

Свежие статьи
Популярно сейчас