Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 1. Классические теории через призму социологического воображения

Том 1. Классические теории через призму социологического воображения (С.А. Кравченко - Социология), страница 92

Описание файла

Файл "Том 1. Классические теории через призму социологического воображения" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 92 страницы из PDF

Эта наука такжевключает и конкретные методы, приемы сбора информациио знании вообще и повседневном знании, в особенности.Задача феноменологической социологии в представлении А. Шютца — получить упорядоченное, научное знаниео совокупности объектов и событий внутри интерсубъективного мира как опыта обыденного сознания людей, живущихсвоей повседневной жизнью и связанных друг с другом интеракциями. Скажем, мы хотим изучить социальную реальность современного российского общества, для чего необходимо документально зафиксировать представления людей,принадлежащих к разным социальным группам об окружающих их объектах и явлениях, интерпретировать и систематизировать их.ПониманиеИнновационное мышление позволило А. Шютцу выработать свою методологию понимания, отличную от веберовской, хотя она также нацелена на «конструирование идеальных типов акторов».В ее основе лежат определенные принципы, сформулированные в виде следующих четырех постулатов.1.

Постулат релевантности — проблема, однаждывыбранная ученым, определяет систему координат и конструирует границы замысла, внутри которых могут строиться релевантные идеальные типы.2. Постулат адекватности — каждое использованноепонятие, относящееся к человеческому действию, должнобыть построено так, чтобы человеческое действие, выполняемое в жизненном мире индивидуальным актором, было1 Шюц, А. О множественных реальностях // Шюц, А.

Избранное: Мир,святящийся смыслом / А. Шюц. — М. : РОССПЭН, 2004. С. 442.419обоснованным и понятным как для актора, так и для егоспутника.3. Постулат логической консистентности — система идеальных типов должна быть полностью совместима с принципами формальной логики.4. Постулат совместимости — система идеальных типовдолжна содержать только научно проверяемые допущения,полностью совместимые со всем нашим научным знанием1.Интерсубъективный мирОсобенно ярко грани социологического воображенияученого проявились при исследования понимания природыконфликтов социальных смыслов, возникающих при явномили латентном столкновении различных жизненных миров.По мнению социолога, взаимодействие людей становитсявозможным, поскольку каждый индивид предполагает, чтоокружающие его видят социальные реалии, исходя из точнотой же типизации объектов, что сами интерпретируемые объекты являются общими.

Адекватная коммуникация, адекватное понимание возникают благодаря появлению общего длявзаимодействующих интерсубъективного мира.Интерсубъективный мир — это не частный мир, а общий,привычный социальный мир, который в конечном счетеобусловлен интеракциями между людьми, принадлежащимик одной весьма узкой социальной группе, которую социологназывает «домашней» группой.Но в сознании индивидов этот социокультурный мирвыступает как мир объективный, независимый от них самих.При этом сами индивиды создают лишь определенное знание об интерсубъективном мире.

В основном это знание(конструкты первого порядка) приобретается в ходе социализации благодаря взаимодействию с другими близкимичленами «домашней» группы.«Мир (и природный, и социальный), — пишет А. Шютц, —с самого начала является интерсубъективным… наше знаниео нем так или иначе социализировано.

Более того, социальный мир с самого начала является миром значений. Другойчеловек воспринимается не как организм, а как такой же1 Шютц, А. Социальный мир и теория социального действия //Шютц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. — М.

: Институт Фонда «Общественное мнение»,2003. С. 113.420человек, а его явное поведение воспринимается не каксобытие в пространстве и времени внешнего мира, а какдействия такого же человека, как и мы. Мы, как правило,“знаем”, что делает Другой, ради чего он это делает, почемуон делает это именно в данное время и в данных конкретныхобстоятельствах»1.Знание в «домашней» группе может иметь частные компоненты, которые своеобразны у каждого индивида.Так, по А. Шютцу, запас повседневного знания, детерминирован биографией индивида. Социолог исходит из того,что в повседневной жизни каждый индивид вынужден осуществлять типизацию предметов и явлений вокруг себя, чеми определяется индивидуальный кругозор индивида, который социолог назвал биографической ситуацией индивида.В течение жизни человека его биографическая ситуацияпостоянно изменяется: число конструктов первого порядкапостоянно увеличивается под влиянием как непосредственного восприятия мира, так и главным образом благодарятипизациям, накапливаемым с помощью языка.

Биографическая ситуация, представляющая собой, по существу, осмысленный опыт человека, способствует накоплению знанийо мире, которые и позволяют индивиду понимать и интерпретировать социальные действия окружающий его людей.И так как личный опыт и знания каждого человека уникальны, то, соответственно, неповторимы и его интерпретации жизненных реалий, которые биографически детерминированы. Как же в таком случае возможны взаимноепонимание людей, сама их коммуникация?«Мы» — группа и «Они» — группаОднако в современном усложняющемся мире люди взаимодействуют не только с членами «домашней» группы.

Всечаще имеет место взаимодействия представителей «Мы»группы с многочисленными «Они»-группами.Вот здесь-то, как правило, и возникают конфликты социальных смыслов. А. Шютц особо подчеркивает, что для типизации объектов и оценки социальных действий каждыйиндивид использует ту шкалу измерений, которая характерна для его «домашней» группы.1 Шюц, А. Формирование понятия и теории в общественных науках //Американская социологическая мысль.

М. : МГУ, 1994. С. 488.421Интерсубъективный мир одной «домашней» группыможет существенно отличаться от интерсубъективного мирадругой «домашней» группы. Отсюда и проистекает то, чтоиндивид из одной социальной группы («домашней» группы)видит объекты иначе, чем человек из другой социальнойгруппы. Именно благодаря интерсубъективности повседневное знание и жизнь индивидов одной группы отличаетсяот других.Так возникают различия между «Мы»-группа, в которойиндивид чувствует себя как дома и «Они»-группами, чтопроявляется в виде явных или латентных конфликтов.Эти различия между «Мы»-группа и «Они»-группамипозволяют наблюдать эффект «прерывания постепенности»в социальной реальности.

Он, в частности, проявляется припереходе индивида из одной социальной группы в другую —ему неизбежно приходится сталкиваться не только с инымсоциокультурным порядком, но и с тем, что члены новойгруппы руководствуются своими знаниями, своими социальными смыслами, имеют свою, специфическую шкалу измерения значений и типизации социальных объектов.В социологии различия между «Мы»–группа и «Они»–группа (часто они просто называются «Мы» и «Они») трактуются как различия между внутригрупповыми и межгрупповыми отношениями. Изучение пары противоположныхотношений позволяет наблюдать «перерывы постепенности»в социальной реальности, сравнивать разные самости.

Каксчитает А. Шютц, при переходе индивида из одной социальной группы в другую ему неизбежно приходится сталкиваться не только с иным социокультурным порядком,но и с тем, что члены новой группы руководствуются своимизнаниями, имеют свою, специфическую шкалу измерениязначений и социальных объектов. Для пришельца могут возникать и проблемные ситуации, и даже катаклизмы.Отметим некоторые направления исследований, характерные для феноменологической парадигмы.Интерсубъективный мир содержит знание, включающее и убеждения, и элементы веры, которые реальны в томсмысле, что так их определяют сами участники интеракцииопределенной социальной группы.Скажем, для некоторых племен, живущих сегодняв Австралии, колдовство не является обманом, а элементомих социальной реальности. Вследствие чего их обыденное422знание может представлять интерес для изучения, чтобыполучить общее представление об их жизни.Или — составить суждение о реалиях жизни в СоветскойРоссии можно по документально зафиксированным знаниямлюдей того времени, принадлежавших к разным социальнымгруппам, об окружающих их объектах и явлениях (дневники,кинофильмы, литературные произведения), а не по нашимсовременным знаниям — тому, как нам, «внешним» наблюдателям она кажется сегодня.Проблема превалирующего мнения в демократическомобществеА.

Шютц считает, что весьма важным аспектом социального распределения знания является проблема превалирующего мнения в демократическом обществе.Всякое знание, отмечает социологи, «приобретает дополнительный вес, если оно принимается не только нами,но и другими членами нашей мы-группы. Я считаю своисобственные впечатления несомненно правильными, еслидругие, кого я считаю компетентными, подтверждают то, чтоя обнаружил… Власть социально одобренного знания стольвелика, что одобряемые всей группой способы мышленияи действия, такие, как обычаи, нравы и привычки, простосчитаются само собой разумеющимися»1.Проблема содержания социально одобренного знания,считает социолог, возникает из-за того, что, следуя формальным требованиям демократии, превалирующим мнениемможет оказаться мнение человека с улицы, а не мнение компетентного специалиста.«Опросы, интервью, анкеты, — пишет он, — пытаютсявыявить мнение человека с улицы, которого не интересуетничто, выходящее за пределы его привычной системы внутренних релевантностей.

Свежие статьи
Популярно сейчас