Диссертация (Юридические коллизии теория и практика), страница 18

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Юридические коллизии теория и практика". PDF-файл из архива "Юридические коллизии теория и практика", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 18 страницы из PDF

Указ. соч. С. 20–21.193По делу о проверке конституционности ст. 23 и 24 Временного положения об обеспечениидеятельности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденным ПостановлениемКалининградской областной Думой от 8 июля 1994 г. // Собрание законодательства РоссийскойФедерации. 1995. № 50, ст. 4969.19289законотворческих, органам государственной власти субъектов Федерации с темлишь ограничением, что нельзя передавать, исключать или перераспределять тепредметы ведения Российской Федерации, предметы совместного веденияРоссийской Федерации и ее субъектов и предметы ведения субъектов РоссийскойФедерации, которые конституционно закреплены194.Однако в случае возникновения противоречий между федеральным закономи законом субъекта Федерации по предметам ведения субъекта Федерациидействует нормативный правовой акт субъекта.

Данное положение отражено вКонституции РФ (ч. 6 ст. 76), а также в Определении Конституционного Суда РФот6декабря2001г.№250-О195,гдеотмечается,чтосогласноч. 6 ст. 76 Конституции РФ нормативный правовой акт субъекта Федерации,изданный в соответствии с ч. 4 указанной статьи, имеет приоритет по отношениюк федеральным законам. В связи с этим правоприменительные органы, в томчисле и суды, обязаны применять закон субъекта Федерации.

Однако данныеположения являются правомерными только в том случае, если нормативныеправовые акты субъекта Федерации не противоречат нормам Конституции РФ.Данная позиция подтверждается в Постановлении КонституционногоСуда РФ от 18 июля 2003 г. № 13-П196, где указано, что положениеч. 2 ст. 4 Конституции РФ о том, что Конституция Российской Федерации ифедеральные законы имеют верховенство на всей территории РоссийскойФедерации, нельзя рассматривать отдельно от положений ст.

76 Конституции РФ(ч. 1 и ч. 2) об издании федеральных законов только по вопросам веденияРоссийской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и еесубъектов. Согласно ст. 73 Конституции РФ вне пределов ведения РоссийскойСм.: Тихомиров Ю.А., Дворникова О.А., Егорова Н.Е., Морозов А.Н., Плюгина И.В.,Помазанский А.Е. Указ. соч. С. 22.195По запросу Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан о толкованииряда положений ст.

5, 11, 71, 72, 73, 76, 77 и 78 Конституции Российской Федерации //Документ опубликован не был.196По делу о проверке конституционности положений ст. 115 и 231 ГПК РСФСР, ст. 26, 251 и253 ГПК Российской Федерации, ст. 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуреРоссийской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 30,ст. 3101.19490Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместноговедения Российской Федерации и субъектов Федерации республики, края,области, города федерального значения, автономные области и автономныеокруга наделены правом самостоятельного правового регулирования197.В случае выявления противоречия между федеральным законом инормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным внепределов ведения Российской Федерации и совместного ведения РоссийскойФедерации и ее субъектов, действующим признается нормативный правовой актсубъекта Российской Федерации (ч.

6 ст. 76 Конституции РФ).Таким образом, можно констатировать, что вмешательство федеральногозаконодательногорегулированиявисключительнуюсферукомпетенциисубъектов Федерации является неправомерным и недопустимым.Необходимо отметить, что существуют некоторые сложности в пониманиивопроса распределения полномочий между Российской Федерацией и еесубъектами. В Конституции РФ не прописано понятие «совместное ведениеРоссийской Федерации и ее субъектов», что вызывает серьезные трудности ипротиворечия в понимании сути данного вопроса. Происходит своеобразное«смешение терминов», когда речь идет о разграничении предметов ведения иполномочий, но фактически они не разграничены с достаточной степеньюопределенности.

Так, в соответствии с п. «в» ст. 71 Конституции РФ к ведениюФедерации относится «регулирование и защита прав и свобод человека игражданина», одновременно с этим пунктом «б» ч. 1 ст. 72 Конституции РФзащита прав и свобод человека и гражданина также отнесена к совместномуведению Российской Федерации и ее субъектов. 198 Вероятность возникновенияновых противоречий при регулировании данной сферы общественных отношенийкак на федеральном, так и на региональном уровнях очевидна, что можетпорождать новые коллизии в праве.См.: Тихомиров Ю.А., Дворникова О.А., Егорова Н.Е., Морозов А.Н., Плюгина И.В.,Помазанский А.Е.

Указ. соч. С. 23.198См.: Участие прокуратуры в обеспечении единства правового пространства РоссийскойФедерации. Информационно-аналитический обзор. М., 2014. С. 19.19791При изложении этого вопроса необходимо раскрыть роль международныхсудов, в первую очередь Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ).Согласно статье 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ«О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод иПротоколов к ней»199решения Европейского Суда по правам человекаобязательны к исполнению на территории Российской Федерации.

Так жеРоссийская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции о защите правчеловекаиосновныхсвобод200обязуетсяисполнятьокончательныепостановления ЕСПЧ по делам, в которых она выступает стороной. Этоположение также уточняется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикцииобщепризнанных принципов и норм международного права и международныхдоговоров Российской Федерации» 201 и в Постановлении Пленума ВерховногоСуда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикцииКонвенции о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколовк ней» 202 , где главным образом указывается, что правовые позиции ЕСПЧ нетолько учитываются при применении законодательства Российской Федерации,но и являются обязательными к применению на территории Российскогогосударства.Как известно, Европейская Конвенция о защите прав человека и основныхсвобод 1950 г. (далее – Конвенция) дополняется протоколами (всего на данныймомент 14 протоколов), содержащими расширенный перечень прав и свобод.Государства–члены,которыератифицировалиКонвенцию,обязаныратифицировать и протоколы к ней203.Правом на обращение в ЕСПЧ обладают как государства–участники(ст.

33 Конвенции), так и любой индивид (ст. 34 Конвенции). При этом заявителюСобрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 14, ст. 1514.Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 2, ст. 163.201Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. №12.202Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. № 8.203См.: Абашидзе А.Х. Защита прав меньшинств по международномувнутригосударственному праву. М., 1996. С. 209.19920092инеобходимо доказать, что он является непосредственной жертвой в результатенарушения прав человека.

Также основным условием принятия ЕСПЧ жалобы крассмотрению является использование всех имеющихся внутригосударственныхсредств правовой защиты в соответствии с нормами международного права, итолько в течение шести месяцев с даты принятия по делу окончательного решения(ст. 35 Конвенции).В последние годы отмечается снижение общего числа подаваемых в ЕСПЧ,рассмотренных и нерассмотренных жалоб. Одновременно с этим увеличиласьчисленность жалоб со стороны Российской Федерации на нарушение такназываемых абсолютных прав: право на жизнь, право на свободу и личнуюнеприкосновенность 204 , что свидетельствует о недостаточно высоком уровнеработы механизма защиты прав человека в рамках национальной правовойсистемы.В данном диссертационном исследовании не ставилась задача подробноописывать структуру и принципы работы ЕСПЧ, следует лишь отметить, чторешения ЕСПЧ носят прецедентный характер в формате правового пространстваРоссийской Федерации, где признается его юрисдикция, а значит, решения ЕСПЧможно рассматривать и в качестве источников российского права 205 .

Инымисловами, решения ЕСПЧ – это не правоприменительные акты, «а источникиправа, оказывающие непосредственное, причем весьма существенное влияние направотворчество и правоприменительную практику России»206.Таким образом, суд в осуществлении так называемой коммуникативнойфункции вершит правосудие, опираясь как на позитивное право, так и наестественное 207 . Данная характеристика в большей степени относится именнок ЕСПЧ.См.: Ковлер А.И.

Россия в Европейском Суде: 2012-й – год «большого перелома» //Российское правосудие. 2013. № 3. С. 15–17.205См.: Сауляк О.П. Судебная практика как источник российского права (материальный иформальный аспекты проблемы) // Государство и право. 2009. № 11. С. 8.206Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционныеобязанности. М., 2007.

С. 33.207См.: Лазарев В.В., Фурсов Д.А. Обоснование идеи имплементации судебных решений взаконодательные акты // Журнал российского права. 2014. № 11. С. 9–10.20493В целом следует отметить, что практика ЕСПЧ является одним из наиболееэффективных средств защиты прав граждан различных государств. ЕСПЧ внекоторыхслучаяхзащищаетличныеиобщественныеправагораздоэффективнее, чем внутригосударственные органы.Что касается вопросов преодоления коллизий внутригосударственного имеждународного права, то в ч.

Свежие статьи
Популярно сейчас