Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 71

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 71 страницы из PDF

Естественно,что в конкретных жизненных ситуациях люди исключаютнаиболее невероятные практики, но используют ранее приобретенные успешные импровизации.Габитус в принципе отличается от научных оценок. Еслинаука после проведенных исследований предполагает постоянную коррекцию данных, уточнение гипотез и т.д., то люди,как считает П. Бурдье, «придают непропорционально большое значение раннему опыту» и не хотят подвергать егосомнению.Эффект инертности, рутинности предрасположенности проявляется в том, что люди, прекрасно адаптировавшиеся к прошлым реалиям, начинают действовать невпопад в новых реалиях, не замечая, что прежних-то условийбольше нет.

Для обозначения социальной рутины социологвводит понятие докса — представления людей о том, каковоположение вещей, что подтверждается жизненным опытоми принимается на веру. Докса отличается от ортодоксальности — вера, навязанные извне.Для иллюстрации инертности габитуса социолог приводит «любимый пример Маркса» — Дон Кихота: среда, в которой он действует, слишком отличается от той, к которой онобъективно приспособлен, что обусловлено характером егораннего опыта.Еще пример: сохранение андрократизма — мужскогогосподства обеспечивается прежде всего соответствующимколлективным габитусом1.Аналогично, многие россияне ныне безуспешно пытаются«пережить» новые рыночные реалии в значительной степенииз-за своего габитуса, в частности, предрасположенностейк патерналистской роли государства, которые сформировались под влиянием их раннего социального опыта.

П. Бурдье отмечает, что наиболее фундаментальные социальныеизменения происходят не тогда, когда утверждаются новыеструктуры, а тогда, когда изменяются габитус к определенной деятельности.Габитус, по мысли социолога, позволяет в социальныхпрактиках связывать воедино прошлое, настоящее и будущее. Что бы ни декларировали наши политики, будущееРоссии так или иначе сложится путем воспроизведения прошлых структурированных практик, их включения в настоящее, независимо от того, нравятся они нам или нет сегодня.1 Бурдье, П.

Структуры, habitus, практики // Современная социальнаятеория: Бурдье, Гидденс, Хабермас. Новосибирск : Издательство Новосибирского университета, 1995. С. 17—18.1 Бурдье, П. Мужское господство // П. Бурдье. Социальное пространство: поля и практики. М. : Институт экспериментальной социологии.СПб.

: Алетейя, 2007.322323Именно так, согласно структуралистско-конструктивистской парадигме, творится история.«Habitus, — отмечает П. Бурдье, — продукт истории, производит индивидуальные и коллективные практики — опятьисторию — в соответствии со схемами, порождаемыми историей.

Он обусловливает активное присутствие прошлогоопыта, который, существуя в каждом организме в форме схемвосприятия, мыслей и действия, гарантирует “правильность”практик и их постоянство во времени более надежно, чем всеформальные правила и эксплицитные нормы. Такая системапредрасположенностей, т.е. присутствующее в настоящемпрошедшее, устремляющееся в будущее путем воспроизведения однообразно структурированных практик… есть тотпринцип преемственности и регулярности, который отмечается в социальных практиках»1.Концепция габитуса обосновывает методологическиепринципы прогнозирования будущего через преодолениеантиномии — детерминизма и свободы, сознательного и бессознательного, индивида и общества.«Поскольку habitus, — замечает П. Бурдье, — это бесконечная способность для производства мыслей, восприятий,выражений и действий, пределы которой заданы историческими и социальными условиями его производства, то и обусловленная и условная свобода, которую он представляет,также далека от создания непредсказуемого нового, каки от простого механического воспроизводства первоначальных условий»2.Принципы концепции габитуса ориентируют исследователей на более объективный анализ «субъективных ожиданий», предрасположенностей к социальной импровизацииопределенного рода.В этой связи П.

Бурдье критикует те политические и экономические теории, которые акцентируют только «рациональные действия». По мнению социолога, характер действия зависит от специфических шансов, которыми обладаютиндивиды, различия между индивидуальными габитусамиобусловливает неравномерность их социальных притязаний.1 Бурдье, П. Структуры, habitus, практики // Современная социальнаятеория: Бурдье, Гидденс, Хабермас.

Новосибирск : Издательство Новосибирского университета, 1995. С. 19.2 Там же. С. 20.324Это проявляется буквально во всем в нашей повседневной жизни: склонность, например, к инвестициям зависитот власти над экономикой. Люди формируют свои ожидания в соответствии с конкретными индикаторами доступного и недоступного, того, что «для нас» и «не для нас», темсамым приспосабливая себя к вероятному будущему, которое они предвидят и намечают осуществить.П. Бурдье замечает: «Такая предрасположенность, всегдаотмеченная (социальными) условиями ее приобретенияи реализации, обычно приспособлена к объективным шансам удовлетворения потребностей или желаний, настраиваетагентов «по одежке протягивать ножки» и, таким образом,играет важную роль в процессах, направленных на созданиевероятной реальности»1.Как видно, концепция габитуса позволяет развенчатьиллюзии о равных «потенциальных возможностях» будьто в экономике или политике, которые лишь теоретически,на бумаге существуют для всех.

Она позволяет исследоватьсоциальные практики, производимые индивидами в процессе адаптации к новым реалиям и социальной импровизации.Капитал и его видыЕстественно, предрасположенность человека к той илииной импровизации во многом зависит от средств, которымион располагает. С их помощью люди могут проявлять активность и самоорганизацию. Для обозначения средств П. Бурдье вводит понятие капитал. Капиталы можно представитькак эквивалент понятию ресурсы, используемого Э. Гидденсом.Итак, капиталы выступают как своего рода «структурыгосподства», позволяющие индивидам через импровизации,горизонтальную и вертикальную социальную мобильностьреализовывать жизненные стратегии, достигать конкретныхцелей.

Чем больше объем капиталов, чем более они разнообразны, тем легче их владельцам проявлять динамичностьв своей организации, достигая поставленные цели.В работе «Социальное пространство и генезис “классов”»П. Бурдье выделяет четыре основные группы капиталов. Это1 Бурдье, П. Структуры, habitus, практики // Современная социальнаятеория: Бурдье, Гидденс, Хабермас. Новосибирск : Издательство Новосибирского университета, 1995. С. 31.325экономический капитал, культурный капитал, социальныйкапитал и символический капитал1.Экономический капитал представляет собой самые различные экономические ресурсы, которые могут быть задействованы агентом — деньги, разнообразные товары и т.д.Культурный капитал — одна из форм капитала, котораявключает в себя ресурсы, имеющие культурную природу.Это: «наследуемые практики» — габитус, манеры поведения,усвоенные в семье; «объективированное состояние» — произведения искусства, книги и т.д.; «институционализированноесостояние» — образование, авторитет учебного заведения,который окончил индивид, востребованность его аттестатов и дипломов на рынке труда.

Составляющей культурногокапитала является и собственно культурный уровень самогоиндивида, его «легитимное знание».Социальный капитал — средства, связанные с принадлежностью индивида к конкретной социальной группе. Понятно,что принадлежность к высшему классу дает индивидубольше властных возможностей и жизненных шансов. Данная форма капитала представляет отношения, которые складываются между индивидами, принадлежащими к конкретным социальным группам, что позволяет им иметь доступк ресурсам других людей, дает властные возможности и жизненные шансы в самых разных социальных полях. Социальный капитал позволяет сближаться с акторами с аналогичным капиталом и держать на расстоянии нежелательныхлюдей с недостаточным капиталом.Символический капитал — одна из форм капитала, котораяопределяется легитимным признанием, общественным авторитетом, признанием.

Это то, что обычно называется именем,престижем, репутацией. Человек, узнаваемый на телеэкране,обладает большими ресурсами, чтобы добиться своих целей,чем те индивиды, которые популярностью не обладают.Символическим капиталом, считает П. Бурдье, может бытьлюбое свойство (любой вид капитала: физический, экономический, культурный, социальный), когда оно воспринимаетсясоциальными агентами, чьи категории восприятия таковы,что они в состоянии узнать (заметить) и признать, придатьценность этому свойству.

Из этого следует, что государство,располагающее средствами навязывания и внушения устой-Концепция поляНаконец, надо принять во внимание и характер поля,в котором действуют акторы со своими капиталами.По П. Бурдье, социальное поле — это логически мыслимаяструктура, своего рода среда, сфера жизнедеятельности,в которой осуществляются социальные отношения. Но вместе с тем, социальное поле — это реальные социальные, экономические, политические и др. институты, например, государство или политические партии.Вводя данное понятие, социолог делает акцент на том,что его интересуют не институциональные структуры сами1 Bourdieu, P. The Forms of Capital // J.

Richardson (ed). Handbook ofTheory and Research for the Sociology of Education. N.Y. : Greenwood, 1986.1 Bourdieu, P., Wacquant, L. J. D. (eds). An Invitation to Reflexive Sociology.Chicago : University of Chicago Press, 1992. Р. 101.326чивых принципов видения и деления, соответствующих егособственным структурам, является исключительным местомконцентрации и осуществления символической власти.Практически все капиталы обладают способностью конвертироваться друг в друга.Так, обладая символическим капиталом, можно подниматься вверх по социальной лестнице, обретая тем самыми социальный капитал.

Экономический капитал прекрасноконвертируется в политический — представители бизнесаимеют возможность либо прямо либо опосредованно добиваться принятие необходимых политических решений.Только культурный капитал имеет относительную самостоятельность. Даже имея большой объем экономического капитала, не так то просто обрести культурный капитал.Конверсия капиталов осуществляется по определенномуобменному цензу, который зависит от культуры общества,состояния рынка. Спроса на нем на тот или иной вид капитала.Капиталы дают агентам власть над теми, у кого их меньшеили у кого их вовсе нет. Естественно, что характер действийу индивидов, обладающих бóльшим объемом капитала, будетиной по сравнению с теми, у кого капитала меньше.Объем и структуру капиталов не так уж сложно вычислить эмпирически. Этот факт придает теории структуралистского конструктивизма практическую направленность.При этом социолог замечает, что «капитал не существуети не функционирует, кроме как в отношении к определенному полю»1.327по себе, а объективные связи между различными позициями,интересами, задействованных в них людей, их вступлениев противоборство или сотрудничество друг с другом за овладение специфическими выгодами поля.

Свежие статьи
Популярно сейчас