Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 64

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 64 страницы из PDF

Демократизация личной жизни, как потенциал, распространяется фундаментальным образом на дружеские отношенияи, решающим образом, на отношения между родителями,детьми и другими родственниками»2.Межличностные связи, освобождаемые от зависимостивнешних факторов — материального обеспечения, традиций,родства, — обретают форму «чистой связи», которая имеетценность для индивидов исключительно благодаря своемувнутреннему содержанию. Её характерными чертами являются взаимные интересы, доверие, преданность индивидовдруг другу при том, что женщина обретает все бóльшую экономическую самостоятельность и независимость.Приход новых рисковВажнейшим параметром радикального модерна нарядус рефлексивностью является качественное возрастаниерисков для его членов3.

К этой проблеме социолог обращаетсяпостоянно4.Новизна ситуации проявляется в том, что если в традиционном обществе человек, как правило, полагался на традиции, веру в судьбу или сверхъестественные силы, то нынеон должен сам делать постоянные выборы альтернатив прирешении жизненно важных для него проблем, руководствуясь при этом либо оценками экспертов или тем, что подсказывает ему его биографический, а также коллективный рископыт.1Гидденс, Э. Трансформация интимности.

СПб.: Питер, 2004. С. 43.Там же. С. 190.3 Giddens, A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the LateModern Age. Cambridge : Polity Press, 1991. P. 125.4 Гидденс, Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М. :Академический проект, 2003.Более того, парадокс заключается в том, что сегодня следование некоторым традициям, которые в силу своей природыигнорируют социальные разрывы, не учитывают усложняющуюся общественную динамику, может увеличивать рискинаступления дисфункциональных последствий для актора.По Э. Гидденсу, новейшие риски обусловлены самойусложняющейся социокультурной динамикой радикальногомодерна.

Они возникают из рефлексивности функционирования институтов, партий, движений, рыночных структур,а также потенциальной непредсказуемости деятельностиконкретных агентов, вытекающих из системных отношенийрефлексивного типа.«Жить в эпоху «поздней современности» — значитжить в мире случайности и риска — неизменных спутников системы, стремящейся к установлению господства надприродой и рефлексивному творению истории»,1 — пишетЭ.

Гидденс.В связи с этим современные риски знаменуют расставание с традиционными способами деятельности, в силу чегосовременный человек оказывается перед лицом неизведанного будущего, структурирование которого социолог называет его «колонизацией».Исчисление риска в колонизации будущего никогдане является полным: возможность неожиданных и непредвиденных исходов присуща любой сфере деятельностичеловека. Отсюда — нацеленность на разработку абстрактных схем, которые могли бы учитывать степени реализациитой или иной возможности. Эти схемы становятся неотъемлемым компонентом деятельности современного человека,одной из постоянных установок, присущих его рефлексивному сознанию, что позволяет говорить о новом, ранее неизвестном качестве личности.Современный человек в массе стремится к стабильному,даже рутинному образу жизни, благодаря чему обеспечивается «онтологическая безопасность»: «Выполняя рутинныедействия, — замечает Э.

Гидденс, — субъекты деятельности обеспечивают и поддерживают чувство онтологическойбезопасности»2.22901 Giddens А. Modernity and Self–Identity: Self and Society in the LateModern Age. Cambridge : Polity Press, 1991. Р. 109.2 Гидденс, Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М. :Академический проект, 2003. С. 385.291Это своего рода защита от расширения институционализированных областей риска, которые в силу своего функционирования производят неопределенности. Как полагаетЭ. Гидденс, «культивированный риск здесь совпадает с некоторыми основополагающими установками, присущимисовременности. Способность нарушать устои, открыватьновые пути и таким образом колонизировать участок неизведанного будущего является неотъемлемой частью тревожного характера современности»1.Вне всякого сомнения, инновационное теоретизированиесоциолога относительно факторов разрывов, рисков, новыхопасностей заметно расширили востребованность социологии риска и катастроф (в рамках Всемирной социологической ассоциации существует исследовательский комитет«Социология катастроф», а при Российском обществе социологов функционирует исследовательский комитет «Социология риска и катастроф».).«Парадокс Гидденса»Ещё радикальный модерн несет с собой то, что Э.

Гидденс метафорически называет «концом природы» — в томсмысле, что окружающий мир человека перестает быть длянего чем-то внешним и все больше превращается в творениесамого человека. Социолог полагает, что традиционное разделение естественной и социальной среды ныне утрачиваетсмысл.В одной из своих последних работ «Политика климатического изменения» он, в частности, обосновывает эффект воздействия скорости изменений на социум и природу, назвавего «парадоксом Гидденса». Суть его в том, что скоростьсущественно, искажает восприятие людьми последствийрезультатов своей деятельности в контексте времени и пространства: «люди находят для себя трудным с таким же уровнем реальности отнестись к будущему, с каким они относятся к настоящему»2.Это касается как проблем повседневности, так и глобальных экологических проблем: курящему тинэйджеру труднопредставить себя человеком в возрасте сорока лет, когда нач1 Giddens, А. Modernity and Self–Identity: Self and Society in the LateModern Age.

Cambridge : Polity Press, 1991. Р. 126.2 Giddens, A. The Politics of Climate Change. Cambridge: Polity Press,2009. P. 2.292нут проявляться реальные опасности и болезни, угрожающиеего жизни. Аналогичный эффект проявляется и у политических деятелей: все прекрасно осведомлены о многих рискогенных последствиях своей политики в отношении природы,однако под влиянием быстротечности современной жизнедеятельности не принимают должных усилий по ее изменению. Все это делает возможным необратимые климатические изменения.«Демократизация демократии»Социологическое воображение Э.

Гидденса позволилоему по-новому осмыслить проблему демократизации общества. Социолог ведет речь о «демократизации демократии»,под которой он прежде всего понимает непрерывный процесссоциальной самоорганизации граждан, готовность к «экспериментам с альтернативными демократическими процедурами, особенно если это поможет приблизить принятиеполитических решений к повседневным заботам граждан»1.Как реакция на разрывы и риски модерна индивидыстремятся обосновать новые формы социальной жизнедеятельности, или, как их называет Э.

Гидденс, новые формыжизненной политики, являющиеся источниками движенияк самоорганизации, носителями которой выступают «заинтересованные группы» (экологические движения, группысамопомощи). В определенном смысле они являются продолжателями политики эмансипации.Но если их предшественники боролись за «свободу от»,то современные активисты борются за «свободу для» — сферой их интересов является само содержание свободы какнезависимого выбора жизненного пути или жизненных стилей. Их задача — создание культуры гражданственности.«Демократизация демократии, — отмечает социолог, —зависит от воспитания мощной культуры гражданственности.Рынок сам по себе не способен породить такую культуру…Гражданское общество — это арена, где вырабатываютсядемократические убеждения, в том числе терпимость»2.Э.

Гидденс особо подчеркивает, что демократизациядемократии — это глобальный процесс.1 Гидденс, Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь.М. : Весь мир, 2004. С. 90.2 Там же. С. 91.293Э. Гидденс особо подчеркивает, что демократизациядемократии это глобальный процесс. «Демократизациядемократии, — замечает социолог, нужна не только зрелымдемократическим государствам.

Она может способствоватьпостроению демократических институтов там, где они слабыи страдают дистрофией»1.Представляется, создание Общественной палаты припрезиденте России является конкретным проявлениемутверждения нравственно оправданной гражданской формысоциальной жизни, которая способствует развитию рефлексивности россиян в контексте решения новых социальных,экономических и политических проблем.Квинтэссенция радикального модернаСуммируя свои размышления, социолог выделяет следующие сущностные черты радикального модерна:— институциональное развитие создает в общественномсознании чувство фрагментации и дисперсии (рассеивания)социальной реальности;— дисперсия диалектически связана с основополагающимитенденциями развития по пути к глобальной интеграции;— активность набирает процесс рефлексивности людейотносительно их самоидентификации;— в общественном сознании глобальные проблемы начинают доминировать;— повседневная жизнь превращается в комплекс реакцийна абстрактные системы, что влечет за собой и приобретения, и потери;— скоординированные политические действия возможныи необходимы как на глобальном, так и на локальном уровнях;— развитие, предполагающее выход за пределы институтов радикального модерна, может привести к постмодерну2.11.4.

Свежие статьи
Популярно сейчас