Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 60

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 60 страницы из PDF

Вторая исходная посылка гласит, что в такихточках бифуркации незначительные воздействия приводятк масштабным изменениям (в отличие от периодов нормального развития системы, когда сильные воздействия приносятограниченные результаты), а последствия самих бифуркаций по своей природе непредсказуемы.Третья посылка заключается в том, что современная мирсистема как система историческая вступила в стадию завершающегося кризиса и вряд ли будет существовать черезпятьдесят лет»1.В своем президентском докладе, сделанном на XIV Всемирном конгрессе социологов (Монреаль, 1998 г.), Э.

Валлерштайн, в частности, остановился на проблеме «Запади остальной мир». В нем было показано, что «остальной мир»,имеющий свои представления о социальном пространствеи времени, традиционно противопоставлялся современностии Западу. Сегодня же одна из задач, стоящая перед социальными науками, состоит в том, чтобы выработать методологию, позволяющую раскрыть суть «создающегося плюралистического универсализма», показать динамику отношениймежду Западом и остальным миром, Востоком и Западом,1Валлерстайн, И. Конец знакомого мира: Социология XXI века.

М. :Логос, 2003. С. 5.270Севером и Югом, а также возможного замещения ведущейроли Запада, Евроцентризма другими «центризмами».Из книги: Э. Валлерштайн. Анализ мировых систем: современное системное видение мирового сообщества1«Общества» конкретны. Более того, «общество» — это термин,от которого мы вполне можем отказаться из-за его концептуальноймногозначности в истории и, следовательно, неоспоримых и вводящих в заблуждение противоречивых определений…Анализ мировых систем заменяет термин «общество» термином«историческая система».

Конечно, эта замена чисто семантическая.Но она избавляет нас от главной коннотации, которую приобрелтермин «общество», его связь с «государством», а также от предположений насчет «где» и «когда».Я выдвинул гипотезу о том, что есть три формы или разновидности исторических систем, которые я назвал мини-системами,мировыми империями и мировыми хозяйствами. Я также предположил, что мы, возможно, могли бы выделить и другие формы илиразновидности подобных систем.«Мини-системы» называются так потому, что они небольшиепо размерам и, возможно, относительно кратковременны (жизненный путь примерно шести поколений), высоко гомогенны с точкизрения культурных и управляющих структур.

Основополагающаялогика во взаимном обмене.«Мировые империи» являются крупными политическимиструктурами и заключают в себе разнообразные «культурные»модели. Основополагающая логики системы — экстракция «дани»из самоуправляющихся прямых производителей (в основном, сельских), которая передается к центру и перераспределяется срединемногочисленной, но значимой сети чиновников.«Мировые хозяйства» — это огромные неравные цепи интегрированных производственных структур, разделенных многочисленными политическими структурами. Основополагающая их существования логика заключается в том, что прибавочная стоимостьнеравномерно распределяется в пользу тех, кто смог захватить временную монополию на рынке. Это — «капиталистическая» логика.История сосуществования форм может быть воспроизведенаследующим образом.

В досельскохозяйственную эпоху существовало множество минисистем, постоянное исчезновение которыхбыло в основном следствием экологических катастроф, а такжерасколом групп, ставших слишком большими. Здесь наше знаниеочень ограничено. Тогда не существовало письменности, и нам приходится довольствоваться археологическими реконструкциями.1 Сокращено по источнику: Валлерштайн, И. Анализ мировых систем:современное системное видение мирового сообщества // Социологияна пороге XXI века: новые направления исследований.

М., 1998.271В период, скажем, между 8000 г. до нашей эры и 1500 г. нашей эрына Земле сосуществовали одновременно многочисленные исторические системы всех трех разновидностей; Мировая империя была«сильной» формой той эпохи, поскольку, расширяясь, она разрушала и/или поглощала как минисистемы, так и мировые хозяйства.Сокращаясь же, она открывала место для возникновения минисистем и мировых хозяйств.

Большая часть того, что мы называем«историей» этого периода, — это история таких мировых империй,и это понятно, поскольку они оставили нам письменные описаниятого, что происходило. Мировые экономики были «слабой» формой, отдельными и не живущими долго. Это происходило потому,что они либо распадались, либо поглощались мировыми империями или трансформировались в них.Примерно в 1500 г. одному из таких мировых хозяйств удалосьизбежать общей судьбы.

По причинам, которые следует объяснить,из консолидациц, мирового хозяйства родилась «современнаямировая система». С тех пор она достигла своего полного развития как капиталистическая система. По своей внутренней логикеэто капиталистическое мировое хозяйство затем расширилосьи захватило весь земной шар, впитывая в себя все существующиемини-системы и мировые империи. Таким образом, к концу XIX в.впервые в истории на Земле оказалась только одна историческаясистема. Мы до сих пор существуем в этом положении.Капитализм — это система, основанная на соревновании свободных производителей, использующих свободный труд со свободными предметами потребления, где понятие «свободный» означает доступный для продажи и покупки на рынке, не более того.Ограничение этих свобод, где бы оно ни существовало, являетсяпережитком незавершенного эволюционного процесса и означает,что зона или предприятие являются «менее капиталистическими»,чем это ограничение.Это — точка зрения Адама Смита.

Смит считал, что капиталистическая система — это единственная система, созвучная с «человеческой сущностью», и рассматривал альтернативные системыкак навязывание неестественных и нежелательных ограниченийна социальное. Но эту точку зрения в целом разделял и КарлМаркс. Характеризуя социальную систему, Маркс делал особый акцент на значимости свободного труда. Он не рассматривалкапиталистическую систему как вечно естественную и не считалее желательной.

Но он рассматривал ее как нормальную ступеньисторического развития человечества, где труд пока не свободен.Большинство либералов и марксистов последних 150 лет рассматривают эту картину «конкурентного капитализма» как точноеописание капиталистической нормы, и поэтому утверждают, чтовсе исторические ситуации, имеющие отношение к несвободномутруду (производителям), товару, являются отклонениями от этой272нормы и, таким образом, должны быть объяснены.

Норма большейчастью отражает идеализированный портрет того, что считалосьпримером квинтэссенции нормы в Англии после промышленнойреволюции… Никто и никогда, однако, не пытался утверждать, чтовсе исторические конкретные ситуации подходят под эту модель.Но либералы и марксисты склонны рассматривать любую ситуацию, отклоняющуюся от этой модели, как менее капиталистическую в той степени, в которой происходит отклонение.Если любую рабочую ситуацию «можно классифицироватьпо шкале степени капиталистичности», то каждое государство какместо развития этих рабочих ситуаций может также располагатьсягде-то на этой шкале. Экономическую структуру государства тогдаможно рассматривать как «более» или «менее» капиталистическую, а саму государственную структуру как структуру, более илименее соответствующую степени капитализма в экономике или какнесовместимую с ней…Французская революция была моментом, когда буржуазиявытеснила феодальную аристократию с позиций государственнойвласти и этим трансформировала докапиталистический общественный уклад в капиталистическое государство.

Промышленная революция выдвигает на первый план плоды такой трансформации.Как только капиталисты достигают государственной власти (или,по словам Смита, сокращают вмешательство в государство), становится возможным отдельно расширить триумфальные возможности капиталистической системы.Идея «промышленной революции» трансформироваласьв идею «индустриализации» и породила целый ряд подкатегорий,а поэтому и субвопросов: идею «взлета», понятия как «доиндустриальных», так и «постиндустриальных» обществ и т.д.

Идея «буржуазной революции» стала исследованием того, где и как может произойти «буржуазная революция» (или приход к власти среднегокласса).Анализ мировых систем призывает к оценке центральностиэтих, подразумеваемых ключевыми, «событий» с точки зрениятипа, основ исторической системы, в рамках которой они происходят. Если единицей анализа современной мировой системы является капиталистическое мировое хозяйство (и это «если» остается),то следует спросить, представляют ли полученные категориальныеразличия — сельское хозяйство и промышленность, землевладелеци промышленник — лейтмотив, вокруг которого сконцентрированоисторическое развитие.Если существует индустриальная фаза, то мы можем дойтидо постиндустриальной. Если мы имеем дело с аналитически отделяемыми группами, то может существовать лишь разобщенностьдержателей государственной и экологической власти.

Свежие статьи
Популярно сейчас