Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 1. Классические теории через призму социологического воображения

Том 1. Классические теории через призму социологического воображения (С.А. Кравченко - Социология), страница 67

Описание файла

Файл "Том 1. Классические теории через призму социологического воображения" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 67 страницы из PDF

А. Система социологии. Т. 1. М. : Наука, 1993. С. 405.Там же. С. 363.имодействие в разных плоскостях, как на горизонтальном,так и на вертикальном уровнях.Например, игровые формы социального взаимодействия — кокетство, флирт, свободное общение — вертикально дистанцируются над «реальной» жизнью. Указанные формы предполагают иное социальное пространство,в котором взаимодействующие переворачивают пространство вверх дном: социально неравные могут на время становиться социально равными, подчиненные — властителями.Ниже игровые формы социального взаимодействия будутрассмотрены специально.Концепция понимания как метод социального познанияТак же, как и М.

Вебер, Г. Зиммель стремился создатьсвою концепцию понимания, пригодную для интерпретацииявлений социальной жизни, включая и историческое толкование данных и фактов. Свое видение понимания социологизложил во втором немецком издании «Проблем философии истории», где он дает понять, что для него неприемлемаметодология познания, характерная для позитивистскойсоциологии, противопоставляя ей методологическую релятивизацию социологических объяснений.Г. Зиммель исходит из общего релятивистского характера своей методологии: исследователь познает не объективные характеристики общества, а отраженные представленияобраза социального мира, выраженные через интеллектуальные идеи, чувства, мотивы деятельности.

«Всякое общениелюдей, — писал он в выше названной работе, — в каждыймомент базируется на той предпосылке, что в основе определенных физических движений каждого индивидуума —жестов, мин, звуков — лежат душевные процессы интеллектуального, чувственного и волевого рода»1.Опираясь на эту общую посылку, Г. Зиммель обосновывает несколько ступеней процесса познания.Прежде всего, возможно познание по аналогии: «Опыт собственного Я демонстрирует нам связь внутренних процессовс их выражением, вследствие чего мы, исходя из тождественного процесса, наблюдаемого в другом, делаем заключениео душевном событии, аналогичном нашему»2.12История теоретической социологии. Т.

2. М. : Канон, 1998. С. 296.Там же. С. 296.307Далее, следующая ступень научного понимания предполагает, что наблюдатель вычленит нечто общее, что есть у негои у предмета познания. «Причем, — замечает Г. Зиммель, —эта общность, конечно, не является ни причиной, ни порукойистинного познания, но только одним из его условий»1. Следовательно, нужно подниматься ещё выше.И следующая ступень познания связана с выявлением,насколько действие индивида осознанно или же оно естьрезультат бессознательной духовности. Иными словами,необходимо выяснить, «где же вообще сознание фундируетвидимые события, а где их источником являются не осознаваемые силы»2.Но и этого мало, чтобы говорить об истинном познании.Необходимо понять мотивы действующего индивида, длячего необходимо «воссоздание субъективности, которое возможно опять-таки только в субъективности»3.Здесь уже открываются реальные перспективы осуществления типизации, т.е.

показа взаимосвязи душевной жизниконкретного субъекта, его представлений с общепринятымиценностями. Г. Зиммель замечает: «… определенным связямпредставлений сопутствует ощущение, что они возникаютне только в силу случайности и моментальной и моментальной преходящести душевной жизни субъекта, но что ониимеют типическую значимость»4.Как видно, все эти методы понимания не выходят за рамкисубъективной объективности.Однако, строго говоря, зиммелевская трактовка понимания не ставит вообще вопрос об объективности познания,который заменяется кантинианской идеей о социальномаприори — представления о том, что люди воспринимаютдруг друга с учетом общих психологических связей, общегоразделения взаимных представлений об окружающем мире,сформированных в результате взаимодействия.«… Априорно положение, — замечает Г.

Зиммель, — чтодуша каждого другого человека есть для нас единство, т.е.представляет собой понятную взаимосвязь процессов, черезкоторую или как таковую мы познаем»5.1История теоретической социологии. Т. 2. М. : Канон, 1998. С. 297.Там же. С. 297.3 Там же. С. 298.4 Там же.

С. 298—299.5 Там же. С. 304.И наконец, для социолога особенно важно такое средствопознания, как практика жизни, которая позволяет из реальных фрагментов индивида, изменяющихся в пространствеи времени, в итоге создавать как представления о его уникальной индивидуальности, так и причислять данного индивида к конкретному социальному типу.«Практика жизни, — писал он, — заставляет создаватьобраз человека из реальных частей, составляющих эмпирическое знание о нем; но именно она-то и основываетсяна этих изменениях и дополнениях, на преобразовании этихданных фрагментов во всеобщность типа и полноту идеальной личности»1.Отнюдь не случайно, Г.

Зиммель подчеркивал, что исследователь исторической личности, чтобы понять мотивы еёповедения в контексте динамики изменений и дополнений,должен иметь дело не с реальностью объекта, а погружатьсяв его идею, воплощенную в форме духа. Поэтому он долженбыть «непременно художником»2.Говоря современным языком, зиммелевское пониманиесозвучно социологическому воображению, разумеется, трактуемому с позиций своих методологических принципов.Подчеркнем, Г. Зиммель весьма строго относился к границам предмета социологии, её защите как самостоятельного академического поля исследования.Он резко выступал против теоретической бездомности —того, что в начале ХХ в. появилась тенденция объявлять«социологическими» всевозможные незрелые социальныетеории с расплывчатыми предметными контурами.

Так каксоциология является сравнительно «новой наукой, — писалон, — то к ней устремились всевозможные нигде не находящие себе должного испомещения проблемы, — вновь открытая страна всегда Эльдорадо для бездомных и беспочвенныхэлементов: неизбежная на первых порах неопределенностьи незащищенность границ дает каждому право искать тамубежища»3.Но особенно нетерпим был Г. Зиммель к попыткам нарушения методологических основ социологии, в частности,отказа от принципа свободы от ценностных суждений, который подменялся «морализацией» социологии. В знак проте-23081История теоретической социологии.

Т. 2. М. : Канон, 1998. С. 304.Там же. С. 300.3 Сорокин, П. А. Система социологии. Т. 1. М. : Наука, 1993. С. 49.2309ста против этих тенденций Г. Зиммель вместе с М. Вебероми В. Зомбартом вышел из Немецкой социологической ассоциации в 1912 году.Объективности ради, заметим, что сам Г. Зиммель нарушил принцип свободы от ценностных суждений, когдав 1914 г. с началом Первой мировой войны стал читать лекции, в которых прославлял «германский дух», пропагандировал милитаризм как средство решения культурных проблем современности.Но в 1917 г.

Г. Зиммель пишет работу посвященную проблеме «поля социологии», свидетельствующую о его возвращении к фундаментальным принципам социологии.И великим социологам в жизни трудно было сохранить идеологическую нейтральность.9.2. Ñîöèàëüíîå âçàèìîäåéñòâèåКак уже было отмечено выше, главный интерес Г. Зиммеля заключается в исследовании социального взаимодействия.Здесь социолог поднимает три группы проблем:— исследование характера взаимовлияния индивидови общества;— анализ форм взаимодействия между индивидами, которые, с точки зрения Г. Зиммеля, образуют само общество;— исследование типов взаимодействующих индивидов.Индивиды и обществоВ анализе взаимодействия индивидов и обществау Г.

Зиммеля всегда присутствуют два момента.Первый — изучение группы индивидов, взаимодействующих на основе различных мотивов и интересов, чтои составляет историю развития человеческого общества:«Это, — отмечал Г. Зиммель, — комплекс обобществленныхиндивидов, общественно оформленный человеческий материал, составляющий всю историческую действительность»1.Вместе с тем социолог считал, что взаимодействие людейв конечном счете создает социальные структуры, общество.1310История теоретической социологии.

Т. 2. М. : Канон, 1998. С. 287.Поэтому второй составляющей анализа является общество как «сумма тех форм связи, благодаря которым из индивидов и получается общество в первом смысле»1.Следует отметить, что в исследовании данной проблематики Г. Зиммель остается верным своему релятивизму, который проявляется в том, что социолог не принял методологию социального реализма, характерную для Э. Дюркгейма.Напомним, что её суть выражается в том, что общество рассматривается как полностью самостоятельная реальность.Г. Зиммель также отверг и методологию социологического номинализма, предполагающую, что общество состоитиз совокупности разрозненных индивидов.

Социолог выработал свой, как бы промежуточный подход, согласно которому общество есть непрерывно порождаемый процесс,поддерживаемый благодаря взаимодействию сознательныхиндивидов, обладающих волей и, следовательно, возможностью выбора путей деятельности.Сила зимммельского социологического воображения проявилась при интерпретации латентных смыслов социальныхконфликтов, противоречий, возникающих в процессе взаимодействия индивидов и общества, что ученый выражаетчерез понятия «жизнь», «более-жизнь» и «более-чем-жизнь».Противоречия проявляются прежде всего в спецификекультурного отчуждения людей от созданных ими жесамими социальных реалий.«Более-жизнь» означает, что люди в процессе социальноговзаимодействия и более конкретно — в процессе творчестваи труда непрерывно создают нечто культурное и социальное, что выходит за границы их собственной жизни, остаетсяпосле них. Тем самым возникают объективно существующиереалии, названные социологом «более-чем-жизнь», которыевступают в противоречие с «более-жизнь», т.е.

начинаютобратно влиять на характер взаимодействия людей, на ихсозидательные возможности.А «жизнь» же конкретных индивидов неизбежно оказывается в этом единстве, в борьбе противоположностей между«более-жизнь» и «более-чем-жизнь».Люди попадают в центр конфликта:— с одной стороны, на них давит необходимость взаимодействовать и тем самым создавать все новые и новые социальные структуры и культурные ценности;1История теоретической социологии. Т. 2.

Свежие статьи
Популярно сейчас