Диссертация (Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву), страница 27

PDF-файл Диссертация (Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву), страница 27, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву), страница 27 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву". PDF-файл из архива "Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 27 страницы из PDF

organisation, от позднелат. organizo – сообщаю стройныйвид, устраиваю) – объединение людей, совместно реализующих определеннуюпрог-рамму или цель и действующих на основе определенных процедур и правил»230.Римский статут Международного уголовного суда. Док. ООН A/CONF. 183/9 от 17 июля 1998 г.Богуш Г. Есть ли пределы у международного уголовного права? Решение палаты предварительного производства II Международного уголовного суда от 31 марта 2010 г. о санкционировании всоответствии со ст. 15 Римского статута расследования ситуации в республике Кения // Международное правосудие.

М.: Институт права и публичной политики, 2011. № 1. С. 46–54.230Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1969–1978. Т. 10. С. 110.228229130Фактически идентичное по смыслу определение, акцентирующее, однако,внимание на конкретном субъектном составе организации, дает Новый толково-словообразовательный словарь русского языка Ефремовой: организация –это «объединение, союз людей, общественных групп, государств, соединенныхобщей программой действий», а также «государственное, партийное или общественное учреждение»231.Электронный словарь Кембриджского университета определяет организацию как структурированную группу людей, которые работают вместе для достижения общей цели232.Исходя из вышеуказанных определений, можно сделать вывод, что данноепонятие включает в себя абсолютно любое объединение людей, характеризующееся наличием общих задач и целей и обладающее хотя бы минимальной структурой и внутренним единством.

По общему смыслу дефиниций также можно предположить, что организацией признается даже объединение двух человек.Более того, в строгом смысле государство равным образом является организацией, и, соответственно, само по себе разделение понятий «государство» и «организация» по смыслу пп.

а п. 2 ст. 7 указывает на достаточно важный содержательный аспект, который хотели донести составители Римского статута МУС.Исходными предпосылками для установления круга субъектов, охватываемых понятием «организация» в рамках состава преступления против человечности, на наш взгляд, являются цели и задачи МУС. Преамбула Римского статута МУС декларирует необходимость положить конец безнаказанности лиц,совершающих самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность всего международного сообщества, однако, уважая суверенитет государств –участников Римского статута МУС посредством исключительно комплементарной деятельности.Новый толково-словообразовательный словарь русского языка / под ред. Т.Ф. Ефремовой.М.: Русский язык, 2012. С.

180.232Cambridge Dictionary. URL: http://dictionary.cambridge.org/dictionary/british/organization_1?q=organization (дата обращения: 10.05.2016).231131В этой связи можно ли предположить, что составители Римского статутаМУС осознавали, что регламентируемое ими понятие может толковаться встоль широком смысле? И, что более важно, где проходит грань между организациями, не подпадающими под сферу деятельности МУС, и организациями,входящими в его юрисдикцию?Общая логика позволяет сделать вывод, что, безусловно, учредители МУС,говоря об организации, подразумевали достаточно конкретных субъектов, по всейвероятности, не имея в виду такие разновидности организаций, как различные отраслевые общества, организованные преступные группы, террористические организации и т.д.

В этом смысле даже организации, способные причинять ущерб натерритории более чем одного государства, на наш взгляд, не входили в умозрительный круг субъектов политики в рамках преступления против человечности.Вместе с тем дать точную дефиницию понятия «организация», исходя изположений основного документа МУСС, достаточно сложно. В связи с этимнеобходимым видится проанализировать его взаимосвязь с иными структурными компонентами пп. а п. 2 ст. 7 Римского статута МУС.Так, понятие «организация» в тексте Римского статута МУС неразрывносвязано с понятием «политика», что указывает на взаимосвязь преступленийпротив человечности с политическими преступлениями.Как верно отмечает профессор Н.А.

Зелинская, «целесообразно выделятьтри альтернативных критерия, по которым правонарушение может быть отнесено к категории политических преступлений: политический контекст, политическая мотивация, а также политическая значимость преступлений, предопределяемая социальным статусом виновного лица, общеопасным способом егосовершения и/или политическими последствиями»233.Таким образом, преступление против человечности, безусловно, относитсяк международным политическим преступлениям, учитывая тот факт, что юри-Зелинская Н.А. Международные преступления и международная преступность: монография.Одесса, 2006. С. 75.233132дическим элементом его состава является политический контекст. В связи сэтим обратимся к доктринальным определениям международной политическойпреступности для установления субъектного состава лиц, осуществляющих политику.Так, П.А.

Кабанов определяет международную политическую преступность как «политическую преступную деятельность высших должностных лицгосударства или группы государств, лидеров общественных или религиозныхорганизаций, направленную на умышленное совершение преступлений противмира и безопасности человечества, для достижения политических целей с использованием государственных или общественных структур, их материальных,финансовых и иных средств и ресурсов»234.Исходя из тезисов, заложенных в данную дефиницию, можно сделать вывод о том, что любое политическое преступление может быть совершено нетолько высшими должностными лицами государства, но и наравне с нимипредставителями общественных либо религиозных организаций.Более того, в теории международного уголовного права «существуетусловное деление всего массива международно-правовых политических преступлений на «государственные» и «негосударственные», где виновные в совершении «негосударственных» преступлений не только не представляют легитимную власть, но и действуют в контексте политически оппозиционнойей организации»235.

Несмотря на то что такого рода классификация международных политических преступлений существует лишь в доктрине, именно вней заложен один из основополагающих признаков, присущих «организации» в контексте международного уголовного права. Таким признаком, каквидится, является оппозиционная деятельность по отношению к действующей власти.Кабанов П.А.

Международная политическая преступность как политико-криминологическоеявление: понятие и формы проявления // Следователь. 2000. № 7. С. 49–50.235Зелинская Н.А. Международные преступления и международная преступность: монография.Одесса, 2006. С. 75.234133На наш взгляд, организация может рассматриваться как субъект политикив рамках преступления против человечности лишь в том случае, когда она обладает достаточной силой для противодействия существующей власти. Ведь,как верно отмечает У.

Шабас, большинство организаций, ведущих преступнуюдеятельность на территории того либо иного государства, могут быть привлечены к ответственности в рамках внутригосударственного уголовного правосудия. И в этом смысле в совершенствовании нуждается скорее система международного сотрудничества по уголовным делам, а не содержательная часть состава международных преступлений236.Иначе дело обстоит в ситуации, когда государство не желает либо не в состоянии привлечь к ответственности ту либо иную организацию.В первом случае, как видится, имеет место преступная деятельность, которая не осуждается государством либо государство воздерживается от препятствования такой деятельности, а значит, речь идет не о политике организации, ао политике государства в целом. Ведь до тех пор, пока лица, совершающие общественно-опасные деяния, не без основания уверены, что их действия будутвосприняты терпимо либо одобрительно со стороны власти, можно с уверенностью говорить о том, что такого рода действия согласуются с официальнойполитикой государства.Сложно не согласиться с Ш.

Бассиони, который указывал на массовый характер преступлений против человечности, подчеркивая, что их совершениевозможно лишь в случае использования государственных институтов, персонала и ресурсов, либо государство по крайне мере должно воздерживаться отпрепятствования совершению такого рода деяний237.Во втором случае, в свою очередь, организация обладает достаточнымисредствами и ресурсами для противодействия существующей власти, а значит,236Schabas W.A.

State Policy as an Element of International Crimes // J. Crim. L. & Criminology.2007–2008. № 98. Р. 953–982. P. 982.237Bassiouni M.Ch. Crimes Against Humanity in International Criminal Law. Martinus Nijhoff: Dordrecht, 1992. Р. 248–249.134как уже было сказано выше, ведет по отношению к той самой государственнойвласти оппозиционную деятельность и, по своей сути, является «государствоподобной» (повстанческие группы, никем не признанные государства и т.д.).Другими словами, такая организация осуществляет контроль над определеннойчастью территории, имеет руководство и, соответственно, внутреннюю иерархию, способна распространять и навязывать свою политику, а также обладаетзначительными средствами, ресурсами, добивающееся своей политической цели путем широкомасштабных либо систематических нападений на гражданскоенаселение.

Только в данной ситуации, на наш взгляд, можно говорить о политике организации в контексте положений Римского статута МУС.Необходимо, однако, отметить, что в доктрине международного правасуществуют различные подходы к определению негосударственных организаций.Так, Д. Жозелен и В. Валлас в своей в работе «Негосударственные субъекты в мировой политике: структура» пишут: «Наше определение негосударственных субъектов включает следующие организации:– полностью независимые от государственного финансирования и центрального правительства, сформированные в результате воздействия гражданского общества или рыночной экономики, или политических предпосылок,находящихся вне контроля или влияния правительства;– действующие или выступающие участниками организаций, которые выходят за пределы границ двух или нескольких государств, что вовлекает их втранснациональные отношения, увязывая политические системы, экономику,общество и т.д.;– действующие таким образом, что их функционирование влияет на результаты в рамках одного или нескольких государств или в рамках международных организаций, либо намеренно или частично намеренно затрагивает ихглавную цель или какой-либо элемент их деятельности»238.238Josselin D., Wallace W.

Свежие статьи
Популярно сейчас