Диссертация (Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву), страница 15

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву". PDF-файл из архива "Контекстуальные обстоятельства как элемент состава преступления по международному уголовному праву", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 15 страницы из PDF

Ведь данный день в истории связан не только с учреждением Нюрнбергского трибунала. Это также день, когда Соединенные Штаты Америки сбросили свою вторую атомную бомбу на Японию, разрушив г. Нагасаки и мгновенно уничтожив как минимум 70 тыс. человек – гражданское население города. В этой связи Г. Симсон отмечает: «Вся история военных преступлений – история, пронизанная горькой иронией, но соединение этихдвух событий – своего рода манифест подчинения «закону силы», беспрецедентное действие насилия вопреки основному требованию права войны – возможно,наиболее трагично. Для некоторых исследователей это событие рассматриваетсякак символ смерти идеи при ее рождении: идеи относительно универсальногоприложения международного уголовного права ко всем правонарушителям...»124.Устав Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Лондон, 8 августа 1945 г.).121Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г.122Дополнительные Протоколы I и II к Женевским конвенциям 1977 г.123Соглашение между Правительствами СССР, Соединенных Штатов Америки и СоединенногоКоролевства Великобритании и Северной Ирландии и Временным правительством Французской Республики о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских страноси // Действующее международное право.

Т. 3. М.: Московский независимый институт международного права, 1997. С. 761–763.124Simpson G.J. War Crimes: A Critical Introduction // The Law of the War Crimes / еd. byT.L.H. McCormack and G.J. Simpson. London; Boston, 1997. P. 8.12072Данный судебный процесс по праву считается первой вехой в становленииконструкции состава военного преступления. Вместе с тем необходимо отметить,что подход к рассматриваемому составу преступления был несколько иной, нежелиу позднее действовавших трибуналов ad hoc и функционирующего сегодня МУС.В том, что касается юрисдикции Нюрнбергского трибунала в отношениивоенных преступлений, Устав Нюрнбергского трибунала, согласно п. b ст. 6,охватывал следующие преступные деяния: «нарушения законов или обычаеввойны.

К этим нарушениям относятся:а) убийства;б) истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории;в) убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море;г) убийства заложников;д) ограбление общественной или частной собственности;е) бессмысленное разрушение городов или деревень;ж) разорение, не оправданное военной необходимостью, и другие преступления»125.Доктрина международного права содержит значительное количество исследований в сфере определения понятия «вооруженный конфликт», в связи счем нет необходимости специально останавливаться на данном вопросе. Необходимо лишь сделать некоторые замечания.МТБЮ в своем решении по делу Тадича обоснованно, на наш взгляд, указывал на то, что вооруженный конфликт существует в том случае, когда имеетместо применение вооруженной силы государствами друг против друга либо вситуации затяжного вооруженного насилия между государственной властью иорганизованными вооруженными группами или между такими группами в пределах какого-либо государства126.Устав Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Лондон, 8 августа 1945 г.).126Tadiс Jurisdiction Decision.

Рara 70.12573Более того, продолжая исследовать указанный вопрос, МТБЮ посчиталнеобходимым выделить критерии, которые бы позволили отграничить вооруженные конфликты от бандитизма, неорганизованных и непродолжительныхвосстаний, а также террористической деятельности. Такими критериями, помнению Трибунала, являются интенсивность конфликта и уровень организациисторон конфликта127.

Вышеуказанные критерии существуют в тесной взаимосвязи друг с другом. При этом при их установлении необходимо руководствоваться обстоятельствами конкретного дела.Необходимым видится акцентировать внимание на том, что подход к содержанию контекстуальных обстоятельств в составе анализируемого составапреступления претерпел наиболее существенные преобразования. Так, военными преступлениями, по убеждению Нюрнбергского трибунала, могли быть признаны лишь деяния, совершенные в ходе международного вооруженного конфликта.

Общественно-опасные деяния, имеющие место в ходе не международного вооруженного конфликта, в свою очередь, не могли быть квалифицированыв качестве военных преступлений, возможность отнесения их в плоскость международного уголовного права отрицалась. Н.А. Зелинская пишет, что ««Гаагская» модификация отступает от «нюрнбергской» конструкции международноправового преступления, построенной на его обязательной связи с международным вооруженным конфликтом»128.Таким образом, Нюрнбергский трибунал в своей деятельности применилдостаточно узкий подход к определению контекстуальных обстоятельств в составе военного преступления. И в этом видится принципиальное отличие егоподхода к содержанию контекстуальных обстоятельств в конструкции состававоенного преступления от более широкого подхода к данному вопросу, сформированного позднее.Tadiс Trial Judgement. Рara.

562; Trial Judgement. Рara. 184; Limaj Trial Judgement. Рara. 84;Trial Judgement. Рara. 407; Tadiс Trial Judgement. Рara 562.128Зелинская Н.А. Политические преступления в системе международной преступности / Одесская национальная юридическая академия. Одесса: ФЕНIКС, 2003. С. 467.12774Подход Нюрнбергского трибунала в целом согласовывался с существовавшими на тот момент доктринальными воззрениями.

В частности, Ф.Ф. Мартенс писал: «Война есть вооруженная борьба между независимыми государствами для охранения принадлежащих им прав и интересов. …война есть борьба между государствами как юридическими личностями, а не между отдельными подданными»129.Международное уголовное право, долгое время регулировавшее исключительно сферу международных вооруженных конфликтов, в то же время постепенно проникало и в сферу немеждународных вооруженных конфликтов, частоименуемых как гражданская война.Доктринальные идеи о необходимости преследования и наказания лиц, ответственных за преступления, совершенные в рамках немеждународных вооруженных конфликтов, постепенно были перенесены в плоскость судебного анализа. И в этом смысле интерес представляет прецедентное право МТР. Судебная камера МТР указывала, что действия виновного должны совершаться в связи с вооруженным конфликтом либо находиться в прямой связи с преступлениями, совершенными в связи с вооруженным конфликтом.

Кроме того, Апелляционная камера МТР напомнила о необходимости учета целого ряда факторовпри определении взаимосвязи между преступлением и вооруженным конфликтом и указала, что особая осторожность необходима, когда обвиняемый является не комбатантом.Необходимо акцентировать внимание также на том, что МТР указывал, чтото, что является негуманным в международных вооруженных конфликтах, неможет быть признано гуманным в немеждународных вооруженных конфликтах.Вместе с тем переломным моментом в данной сфере является решениеАпелляционной камеры МТБЮ по делу Тадича. Суд указывал, что предметнаяМартенс Ф.Ф.

Современное международное право цивилизованных народов: в 2 т. Т. 2 / подред. и с биографическим очерком д.ю.н., проф. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008. С. 201–204.12975юрисдикция ст. 3 Устава МТБЮ («нарушение законов и обычаев войны») распространяется на все серьезные нарушения норм договорного и обычного международного гуманитарного права, совершенные как в контексте международного, так и в контексте немеждународного конфликта. Кроме того, было признано, что уголовная ответственность за военные преступления вне зависимости от типа конфликта является нормой обычного международного права и чтолица, виновные в таких преступлениях, подсудны МТБЮ130.Аргументируя свое решение, Суд опирался, в частности, на внутригосударственную практику по данному вопросу.

Так, было указано, что во времяГражданской войны в Испании (1936–1939 гг.) в национальной практике появились тенденции к игнорированию различий между международными и немеждународными вооруженными конфликтами. В связи с этим к немеждународным вооруженным конфликтам, представляющим собой масштабные гражданские войны, применялись общие принципы гуманитарного права. Несмотряна то что ни республиканское правительство, ни третьи государства не признавали повстанцев воюющей стороной, гражданская война в Испании содержалав себе элементы как международного, так и немеждународного вооруженногоконфликта.

Более того, была признана необходимость соблюдения правил ведения войны, устанавливаемых международным гуманитарным правом. Средиданных правил был, в частности, запрет преднамеренной бомбардировки гражданского населения, запрет нападения на невоенные цели, а также требование особлюдении необходимых мер предосторожности при нападении на военныецели131.Сам по себе вооруженный конфликт существует в случае противоборствамежду вооруженными силами нескольких сторон. В целом международное гуманитарное право применяется с момента инициирования вооруженного конфликта как такового и прекращает свое действие лишь по факту достижения обМТБЮ.

Свежие статьи
Популярно сейчас