Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 14

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий". PDF-файл из архива "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 14 страницы из PDF

Данный автор поясняет, что«высказываниетеррористических,экстремистскихиоправдывающихагрессивную войну взглядов преследует цель расширения числа ихсторонников, т.е. пропаганду указанных взглядов и идей, направленную нанеопределённый круг людей, что может расцениваться как один из способовскрытого манипулятивного воздействия. В свою очередь манипулированиеявляетсяформойпосягательстванаинформационно-психологическуюбезопасность общества»83.На наш взгляд, подобные рассуждения в целом заслуживают поддержки.Ряд изложенных выше судебных решений наглядно свидетельствует, чтопубличные призывы, имеющие уголовно-правовое значение, подразумеваютвоздействие на сознание и волю адресатов. Прежде всего, призыв имеетсвоей целью оказать влияние на сознание человека, что выражается вдоведении адресату информации, которая содержит одобрение, восхваление,280, 282 УК РФ» от 15 июня 2006 г.

№ 01-19/336 // Справочная правовая система«Консультант Плюс».82Изолитов А.С. Публичные призывы к противоправной деятельности: проблемыуголовной ответственности // Вестник ДВЮИ МВД РФ. – 2009. – № 2 (17). – С. 38.83Там же.74обоснование целесообразности и необходимости соответствующего видапротивоправного поведения (экстремизма, терроризма, насилия, агрессивнойвойны). Очевидно, что данный компонент психологического воздействия приосуществлении призыва вполне может быть реализован посредствомраспространения мнений, идей и взглядов.Однако такое психологическое воздействие для признания содеянногоуголовно-наказуемым призывом должно быть одновременно сопряжено свлиянием на волю человека.

В теории уголовного права под свободой волипредлагается понимать «автономно принятое решение человека выбрать издоступных ему (включая сюда как действие, так и бездействие) один вариантдействования и реализацию такого варианта»84.В этой связи возникает вопрос о степени интенсивности воздействия насвободу воли человека для оценки содеянного лицом в качестве имеющихуголовно-правовоезначениепубличныхпризывов.Д.О.Чернявскийприходит к выводу, что «призыв должен выражаться в повелительномнаклонении, воздействовать на психику, сознание и волю людей в целяхпробудить в них стремление к определенным действиям»85.

Как пишетЕ.А. Димитрова,использования«нередкиглаголовслучаисовершениясослагательногопризывовнаклонения(хотелосьпутёмбы,желательно и т.п.)», которые, по её мнению, не могут быть квалифицированыкак публичные призывы.86Шепелева С.В. Концепция свободы воли и принуждения в уголовном праве:монография. – М.: Юрлитинформ, 2014. – С.

79.85Чернявский Д.О. Категория «публичные призывы» в контексте нормы статьи 280Уголовного кодекса Российской Федерации // Противодействие терроризму. ПроблемыXXI века. – 2014. – № 4. – С. 23.86Димитрова Е.А. Уголовная ответственность за публичные призывы косуществлению экстремистской и террористической деятельности как средствопротиводействия экстремизму и терроризму // Вестник Сибирского юридическогоинститута ФСКН России.

– 2012. – № 1 (10). – С. 176. См. также: Бурковская В.А.Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологическиеосновы противодействия: Дис. … докт. юрид. наук. – М., 2006. – С. 271.8475Однако, например, И.В. Шевченко придерживается иной точки зрения.По его мнению, «публичные высказывания лица о целесообразности иливозможности осуществления террористической деятельности, выраженныеглаголами в форме сослагательного наклонения, если они имеют явнуюнегативную окраску с обоснованием террористических действий, должнырасцениваться исключительно как призыв»87.На наш взгляд, использование глаголов сослагательного наклонениявесьма затруднительно расценить в качестве психологического воздействияна волю человека. Передавая другим лицам информацию в такой формескорее может оказать влияние на сознание человека, но вряд ли способнасформироватьжеланиеадресатаданнойинформациидействоватьопределённым образом. Иными словами воздействие на свободу воличеловека в подобной ситуации отсутствует.В исследуемом ракурсе показательным является следующий пример изсудебной практики.

Д. предъявлено обвинение в том, что он изготовилпечатные издания «Воля Вольная» № 1, 2, 3, которые в соответствии со ст. 2Федерального закона «О средствах массовой информации» отвечают всемпризнакам средства массовой информации, и «Манифест Левого Авангарда»,проект которого также включён в печатное издание «Воля Вольная» № 2.В печатных изданиях «Воля вольная» № 1, 2 и в «Манифесте ЛевогоАвангарда» содержатся призывы, направленные на возбуждение социальнойрозни,связаннойснасилием,инасильственноеизменениеосновконституционного строя, что, согласно ст.

1 Федерального закона «Опротиводействии экстремистской деятельности», относится к экстремистскойдеятельности. Д. умышленно, с целью распространения экстремистских идей,распространил указанные печатные издания «Воля вольная» № 1, 2,Шевченко И.В. Уголовная ответственность за террористическую деятельность:уголовно-правовой и правоприменительный аспекты: Дис. … канд.

юрид. наук. – Саратов,2010. – С. 123-124.8776являющиеся средством массовой информации, и «Манифест ЛевогоАвангарда» среди неопределённого круга лица в публичных местах.Таким образом, Д. предъявлено обвинение в совершении преступления,предусмотренного ч. 2 ст. 280 УК РФ, публичные призывы к осуществлениюэкстремистской деятельности, совершённые с использованием средствмассовой информации.Согласно заключению комиссии экспертов, тексты, имеющиеся визданиях «Воля вольная» № 1 и № 2, а также тексты, представленные вброшюрах «Манифест. Проект» и «Манифест Левого Авангарда», являютсяцелостными по содержанию и смыслу, направленности воздействия начитателя.Втекстах,представленныхнаисследование,реализуетсяосознаваемое коммуникативное воздействие автора, которое определяетсясамими характером представленных текстов – будучи опубликованными впечатной форме в прессе, они с необходимостью должны были пройтисложноорганизованнуюимногоэтапнуюподготовкуотзамыслаисоставления (написание) и до их распространения (продажа или бесплатнаяраздача).

Опубликованный в печатной форме в прессе текст предполагает егопубличный характер. Таким образом, автор осознавал публичный характер,содержательнуюнаправленностьвысказываемыхпризывовижелалдействовать именно подобным образом. В представленных материалахреализованы следующие типы коммуникативных намерений: презентация(предъявление политическим субъектом собственных позиций, принципов,идеалов); манифестация (заявление политической программы); побуждение кдействию (к участию в акциях, митингах, борьбе с существующейидеологическойсистемой);критикаиирония;информированиеипросвещение; развлечение.Психологический анализ позволяет сделать вывод, что с наибольшейстепенью вероятности тексты, представленные на исследование, не могутоказать побудительное воздействие на сознание, волю и поведение человека.77В представленных текстах отсутствуют высказывания, направленные навозбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни,отсутствуют признаки пропаганды исключительности, превосходства либонеполноценностипопризнакусоциальной,расовой,национальной,религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии.Контексты негативной оценки в исследуемых текстах связаны не с какой-тоопределённой социальной группой, а с некоторым неудовлетворительным сточки зрения автора положением дел в обществе.

Призывы, содержащиеся втекстах статьи, не отвечают признакам, необходимым для утвержденияналичия специфического психологического воздействия, предусмотренногоч. 1 ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистскойдеятельности», а также не являются целенаправленными, конкретными ипонятными.Исследование интенций, содержащихся в текстах, показывает, что вотношении читателя отмечается побуждение к принятию точки зренияавтора, при этом директивные тенденции не проявляются; содержаниетекстов располагает к размышлениям и оценкам, но не к конкретнымдействиям.В представленных на экспертизу текстах не содержатся призывы кпротивоправным действиям, в том числе, в данных текстах не содержатсяпризывы к насильственному изменению основ конституционного строя инарушению целостности РФ; к подрыву безопасности РФ; к осуществлениютеррористической деятельности либо публичному оправданию терроризма; квозбуждению расовой, национальной и религиозной розни, а такжесоциальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию; кунижению национального достоинства, а также не содержатся прямые иликосвенные призывы, прямо или косвенно побуждающие к осуществлениюуказанной деятельности.78Такимобразом,заключениемкомиссииэкспертовполностьюопровергаются доводы обвинения о том, что в печатных изданиях «Волявольная» № № 1, 2 и «Манифесте Левого Авангарда», изготовленных Д.,содержатся публичные призывы, направленные на возбуждение социальнойрозни,связаннойснасилием,инасильственноеизменениеосновконституционного строя, то есть отсутствуют призывы, которые согласност.

Свежие статьи
Популярно сейчас