Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 12

PDF-файл Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 12, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 12 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий". PDF-файл из архива "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 12 страницы из PDF

Думается, что насегодняшний день вряд ли даже теоретически может быть поставлена подсомнение возможность уголовной ответственности за мысли. Другое дело,если подойти к анализу публичных призывов с позиции признания ихобнаружением умысла человека. В этом ракурсе целесообразно привестиследующий пример из судебной практики.Р.

признан виновным в публичных призывах к осуществлениюэкстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК РФ). Преступление имсовершено при следующих обстоятельствах. Р. создал учётную запись насайте социальной сети «Одноклассники» в сети Интернет под именем «Враггосударства». Желая обеспечить доступ своих призывов широкому кругу лицк учётной записи, он в общедоступном статусе набрал текст: «Будем резатьСысоев А.М.

К вопросу совершенствования уголовной ответственности запубличные призывы к экстремистской деятельности // Человек: преступление и наказание.– 2009. – № 1. – С. 86.71См.: Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении: избранные лекции. – 2-е изд.,испр. и доп. – М.: Юрлитинформ, 2010. – С. 21.7064будем убивать русским на этам свете не пражит Аллахъу окбор АллахъуокборАллахъуокборпуливоздух»(орфографияипунктуациявоспроизведена дословно из постановления суда). Опубликованный Р.

текстпросмотрели не менее 95 пользователей, оставив 16 комментариев.72Исходя из изложенной ситуации, виновный лишь выразил свои мысли.Подчеркнём, прежде всего, что мысли человека получили внешнеевыражение в объективной действительности – в словах, написанных настранице интернет сайта. Эти слова представляется возможным трактоватьименно в качестве обнаружения умысла, поскольку они могут бытьистолкованы как выражение человеком намерения совершить или совершатьуказанные действия.Вместе с тем, имеются резонные основания выразить определённыевозраженияотносительноквалификациивысказыванийтипа«будемубивать» в качестве публичных призывов к совершению противоправныхдействий.

В таком контексте они скорее представляют публичное выражениенамерений конкретного лица, его идей и взглядов, а не призывы что-либоделать.По этому поводу И.И. Барышева приводит следующие рассуждения:«Статья280УК,являясьсредствомобеспечениягосударственнойбезопасности, вводит ограничение на свободу выражения собственныхвзглядов. В принципе, законодатель не запрещает распространение идей (втомчислеивгосударственного,формепубличныхсоциального,призывов)идеологическогоонеобходимостииполитическогопереустройства общества.

Гарантии подобной деятельности являютсянеобходимымусловиемразвитиядемократииисоставнойчастьюдеятельности политических партий и иных общественных объединений.Законодатель вводит запрет на публичное распространение лишь таких идей,Постановление Приютненского районного суда Республики Калмыкия от 24июня 2014 г. по уголовному делу № 1-35/2014 / Архив Приютненского районного судаРеспублики Калмыкия за 2014 г.7265которые содержат мысль о необходимости неправовых, неконституционныхспособов переустройства общества»73.То есть данный автор подтверждает возможность констатации наличияпубличных призывов к совершению противоправных действий в случаепубличного распространения определённых идей.

На наш взгляд, если взятьза основу такую трактовку публичных призывов, то под сферу действиясоответствующих норм уголовного закона подпадёт необъятный кругдеяний, в том числе и не отличающихся общественной опасностью. Этооднозначно противоречит буквальному толкованию, поскольку в изучаемомконтексте слово призыв означает предложение вести себя таки или иначе,«обращениевкраткойформевыражающееруководящуюидею,политическое требование»74.Вместе с тем, подобного рода теоретические рассуждения, а такжеотдельные судебные решения, признающие факты распространения идей ивзглядов публичными призывами к совершению противоправных действий,свидетельствуют об отсутствии последовательной позиции по вопросу опонимании юридической сущности уголовно наказуемых публичныхпризывов как в теории, так и на практике.

Сложившаяся ситуацияпредопределяет и случаи обращения в Конституционный Суд РФ с цельюпроверки соответствия Основному закону РФ анализируемых предписанийУК РФ. Так, М. обвинялся в публичных призывах к осуществлениюэкстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ). В своей жалобе вКонституционный Суд РФ М.

просит проверить конституционность ст. 280УК РФ, не позволяющей, по его мнению, в силу своей недостаточнойформальной определённости отграничить запрещённые ею деяния отБарышева И.И. Уголовно-правовое ограничение свободы слова как средствозащиты государственной безопасности: Дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2008.– С. 109.74Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 53 000 слов / Под общ. ред. проф.Л.И. Скворцова.

– 24-е изд., испр. – М.: ООО «Издательство Оникс»: ООО «Издательство«Мир и Образование», 2007. – С. 415.7366допустимой свободы выражения мнения и по этой причине нарушающей егоконституционные права, гарантированные ст. 29 Конституции РФ.75Однако в уголовно-правовой науке более широкое распространениеполучили другие взгляды на юридическую сущность публичных призывов.Так, З.А. Шибзухов определяет публичный призыв (применительно к ст.

2052УК РФ) как «информационное воздействие на персонально неопределенныйкруг лиц с целью склонить их к совершению хотя бы одного изпреступлений, предусмотренных ст. 205, 2051, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и360 УК РФ, осуществляемое посредством распространения сведений оцелесообразности, необходимости либо желательности террористическойдеятельности»76. Как видно, автор не отождествляет публичный призыв сраспространением мнений, идей и взглядов, а наделяет соответствующиеслова следующими признаками для признания их призывами:1) информационное воздействие;2) цель склонения к противоправному поведению;3) распространение сведений о целесообразности, необходимости либожелательности преступного поведения.Следовательно, позиция З.А.

Шибзухова отличается от мнений,рассмотренных выше, тем, что самого по себе факта распространения какихлибо сведений не достаточно, для признания его призывом, влекущимуголовнуюответственность.Требуетсяустановлениепризнаковинформационного воздействия и цели склонения к противоправнымдействиям.Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрениюжалобы гражданина Мухина Юрия Игнатьевича на нарушение его конституционных правстатьёй 280 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 16 июля 2009 г. № 1018-О-О //Справочная правовая система «Консультант Плюс».76Шибзухов З.А. Уголовная ответственность за публичные призывы косуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма:Дис.

… канд. юрид. наук. – М., 2012. – С. 96.7567По утверждению Ю.Е. Пудовочкина, «призыв – это форма психическоговоздействия на сознание и волю людей с целью побудить их к совершениюопределённых действий. Целенаправленность позволяет отличить призывыот выраженияличного мнения по государственным, политическим,национальным вопросам в семейных и дружеских беседах. Целью в данномслучае выступает стремление объединить граждан, активизировать их волю инаправить их поведение в русло конкретных проявлений экстремистскойдеятельности»77.В разрезе проводимого нами исследования узловым аспектом врассуждениях Ю.Е. Пудовочкина необходимо признать его указание на то,что уголовно-наказуемый призыв это психическое воздействие на человека,его сознание и волю.

Таким путём автор конкретизирует, что сущностьинформационного воздействия при призыве заключается именно в еговоздействии на психику человека. Без этих свойств в распространяемойлицом информации будут отсутствовать признаки призывов, влекущихуголовную ответственность.Стоит заметить, что отсутствие законодательного определения понятияпризывов отчасти восполняется разъяснениями высшей судебной инстанцииРФ, сформулированными применительно к отдельным преступлениям. Так,подпубличнымипризывамикосуществлениютеррористическойдеятельности в ст. 2052 УК РФ предлагается понимать выраженные в любойформе (устной, письменной, с использованием технических средств,информационно-телекоммуникационных сетей) обращения к другим лицам сцелью побудить их к осуществлению террористической деятельности.78 Тоесть Пленум Верховного Суда РФ также подчеркнул необходимостьКомментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Подред.

А.В. Бриллиантова. – М.: Проспект, 2010. – С. 1063.78Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебнойпрактики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от9 февраля 2012 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. – № 4.7768установления цели побуждения других лиц к совершению противоправныхдействий для признания такого деяния уголовно-наказуемым призывом.Ещё одним свидетельством недопустимости признания в уголовноправовомзначениипубличнымипризывамифактоввыраженияираспространения мнений, идей, взглядов, могут служить результатысистемного толкования уголовного закона.

Свежие статьи
Популярно сейчас