Диссертация (Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий), страница 11

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий". PDF-файл из архива "Уголовная ответственность за публичные призывы к совершению противоправных действий", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 11 страницы из PDF

256). Нормы таджикского УКобответственностизапубличныепризывыкосуществлениютеррористической деятельности характеризуются относительно строгимперечнемдеяний,преступления.призывыЗаконодательккоторымРеспубликиобразуютданныйТаджикистансоставприихформулировании отказался от такой относительно оценочной категории как«террористическая деятельность». В подавляющем большинстве уголовныхкодексов стран ближнего зарубежья не используется и формулировка«экстремистская деятельность» в нормах об ответственности за публичныепризывы к совершению противоправных действий;3) в отличие от ч. 3 ст.

212 УК РФ, в ст. 295 УК Украины указывается напубличные призывы к погромам, поджогам и т.д. В условиях отсутствиячёткого определения в ч. 1 ст. 212 УК РФ понятия массовых беспорядков,более предпочтительной видится конструкция, использованная в ст. 295 УКУкраины.Крометого,украинскийзаконодательоднимизкриминообразующих признаков рассматриваемого преступления закрепилтот факт, что соответствующие призывы должны угрожать общественномупорядку. И, хотя данный признак и является исключительно оценочным, его59наличие в определённой степени сужает круг деяний, которые могутподпадать под признаки ст. 295 УК Украины;4) по УК Республики Молдова публичные призывы к осуществлениюэкстремистских действий являются альтернативным деянием в составевозбуждения ненависти либо вражды.

Таким путём молдавский законодательфактически объединил уголовно-правовые запреты на публичные призывы косуществлению экстремистской деятельности и на возбуждение ненавистилибо вражды в рамках одной структурной единицы УК, что заслуживаетподдержки, поскольку в основе данного подхода лежат довольно весомыесоциально-правовые основания;5) уникальная в сравнении с УК РФ норма регламентирована ст. 183 УКРеспублики Казахстан «Дача разрешения на публикацию в средствахмассовой информации экстремистских материалов», которой поставлена подзапрет, в том числе «дача разрешения на публикацию в печати и другихсредствах массовой информации сведений и материалов, … содержащихпризывы к насильственному захвату власти, насильственному удержаниювласти, подрыву безопасности государства или насильственному изменениюконституционного строя, а равно нарушению территориальной целостностиРеспублики Казахстан».

Таким образом казахстанский законодатель снялопределённыепроблемыквалификациипубличныхпризывовкосуществлению экстремистской деятельности (в понимании таковых в УКРФ);6) в силу требований норм международного права, в подавляющембольшинстве стран, как и в УК РФ, публичные призывы к развязываниюагрессивнойвойнытрадиционнообразуютсоответствующийсоставпреступления. Квалифицирующими признаками пропаганды или публичныхпризывов к развязыванию агрессивной войны по УК Республики Казахстан(ст. 161), наряду с использованием средств массовой информации либосовершениеихдолжностнымлицом,занимающимответственную60государственную должность, закреплено использование информационнокоммуникационных сетей (ч. 2 ст.

161). В отличие от отечественногоуголовного законодательства, такой подход к дифференциации уголовнойответственности за публичные призывы к развязыванию агрессивной войныпредставляется отвечающим веяниям времени;7) в соответствии со ст. 3693 УК Республики Беларусь, уголовнуюответственность влекут «публичные призывы к организации или проведениюсобрания, митинга, уличного шествия, демонстрации или пикетирования снарушением установленного порядка их организации или проведения …,если их проведение повлекло по неосторожности гибель людей, причинениетяжкого телесного повреждения одному или нескольким лицам илипричинение ущерба в крупном размере при отсутствии признаковпреступлений, предусмотренных статьями 293 и 342 настоящего Кодекса»(ст.

293 – Массовые беспорядки; ст. 342 – Организация и подготовкадействий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участиев них). Имеются основания полагать, что подобного рода нормы вопределённой степени отвечают современным тенденциям. В последниегоды существенно возросла роль и значение различных публичных массовыхмероприятий, широкое распространение получают факты злоупотребленияправом на свободу собраний, зачастую используемое деструктивнымисилами;8)вуголовномзаконодательствеАзербайджанскойРеспубликинаказуемыми признаются публичные призывы к привлечению гражданАзербайджанскойРеспубликиилилицбезгражданства,постояннопроживающих в Азербайджанской Республике, к вооружённым конфликтамвне пределов Азербайджанской Республики с целью распространениярелигиозных учений, под видом исполнения религиозных обрядов, либо напочве религиозной вражды, к проведению военных учений с этой целью,либо к созданию действующей с этой целью устойчивой группы или к61руководству такой группой (ст.

283-1). В современных условиях гражданенередко привлекаются к участию в вооружённых конфликтах на территорияхиностранныхгосударствимотивируютсяонинекорыстнымисоображениями, а, например, религиозными или националистическими.Поэтому подобные уголовно-правовые предписания представляются весьмаактуальными и своевременными;9) в уголовных кодексах ряда государств дальнего зарубежья, например,в УК Республики Корея, УК Японии отсутствуют самостоятельные нормы,непосредственно посвящённые уголовной ответственности за публичныепризывы к совершению противоправных действий;10) в значительной части уголовных законодательств государствдальнего зарубежья под запрет поставлены призывы к отдельнымпроявлениям экстремизма (УК Республики Болгария, УК РеспубликиПольша, Закон об уголовном праве Израиля).

В числе норм обответственности за публичные призывы к осуществлению экстремистскойдеятельности (в понимании таковой по российскому уголовному праву)наибольшеераспространениеполучилипредписанияонаказуемостипубличных призывов к посягательствам на конституционный строй,свержению власти и т.п. Причём наказуемым зачастую признаётся, в томчисле хранение материалов, содержащих такие призывы;11) в группе уголовных кодексов государств дальнего зарубежья прямыеуголовно-правовые запреты на публичные призывы к осуществлениютеррористической деятельности являются относительной редкостью.

Нехарактерными для большинства являются и предписания об уголовнойответственностизапубличныепризывыкмассовымбеспорядкам.Исключение составляет, например, УК Франции;12) одной из главных особенностей уголовного законодательствагосударств дальнего зарубежья в части ответственности за публичныепризывы к совершению противоправных действий является наличие норм,62запрещающих публичные призывы к совершению преступления (безконкретизации сути преступления) (УК ФРГ, УК Голландии, УК РеспубликиБолгария, УК Республики Польша, УК Аргентины);13)уникальнымиответственностизапредписаниямипубличныеследуетпризывыкпризнатьуклонениюнормыотобуплатыобязательных платежей (Закон об уголовном праве Израиля), к совершениювоинских преступлений (УК Швейцарии).1.3. Публичные призывы к совершению противоправных действийкак способ оказания психологического воздействияАнализируя социально-правовую необходимость уголовно-правовогопротиводействия публичным призывам к совершению противоправныхдействий,следуетрассмотреть вопрос опричинахкриминализациивыраженных вовне слов человека.

Как было выше нами определено, наличиетаких предписаний российского уголовного права согласовано с нормамимеждународного права, аналогичная законодательная практика реализована ив превалирующем большинстве иностранных государств. Тем не менее,отдельного изучения требуют юридически значимые признаки публичныхпризывов, причём абстрагированно от содержания противоправных действийк совершению которых призывает виновный. Необходимо определить любыели высказанные человеком слова могут рассматриваться в качествепубличных призывов, может ли считаться публичным призывом выражение63частного мнения или же влекущие уголовную ответственность публичныепризывы требуют установления их определённых характеристик.Втеорииуголовногоправазаявленнаяпроблеманенаходитоднозначного решения.

По этому поводу в юридической литературевысказываются различные и порой полярные точки зрения. Например,А.М. Сысоевым высказывается тезис о том, что уголовная ответственность запубличные призывы к совершению противоправных действий представляетсобой проявление наказуемости умысла человека.70 Тем самым авторпризнаёт,чтоуголовно-правовыезапретыпубличныхпризывовксовершению противоправных действий вступают в противоречие с понятиемпреступления, согласно которому таковым является только деяние.71Однако, на наш взгляд, утверждение о том, что ответственность запубличные призывы к совершению противоправных действий представляетсобой проявление наказуемости умысла в корне неверно.

Свежие статьи
Популярно сейчас