Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 20

PDF-файл Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 20, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 20 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции". PDF-файл из архива "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 20 страницы из PDF

Die Konstitutional ismus debattein derSuchenacheinemanderen Verfassungsbegriff”, in Erzählungen vom Konstitutionalismus, Helena Lindemann et aleds. (2012) at 23–42. Цит. по: Вертер22091Рассматривая понятие ценностей, в том числе конституционных,необходимо, на наш взгляд, выделять два аспекта: формальный иматериальный(содержательный)222.Сформальнойточкизренияпредставляется возможным говорить о наличии ряда универсальныхценностей, таких как человек, его достоинство, право на жизнь, легитимностьвласти, верховенство права и многих других. Попытки составленияподобного универсального списка конституционных ценностей регулярнопредпринимаются в литературе.Так, например, отдельными исследователями утверждается, что«составление некоего строгого списка ценностно-обоснованных явлений<…> невозможно, но выявление наиболее важных из них не представляетособой сложности»223.

Следует ожидать всеобщего согласия в том, что,например, с такой ценностью, как верховенство права ассоциируютсяследующие характеризующие элементы:– человеческое достоинство, то есть принятие того факта, что каждаяличность обладает ее личным достоинством;– запрет произвола, то есть принятие того, что справедливостьдействий, осуществляемых публичной властью, должна соответствоватьясному и рациональному объяснению»224.Вместе с тем, на наш взгляд, подобное утверждение не в полной мерепретендует на правильность по той причине, что, формально признаваяценность человеческого достоинства, законодательство и в особенностиправоприменительная практика той или иной страны будут наполнять егоразличным содержанием с учётом приверженности общества тем или иным222Данное утверждение восходит к философии неокантианства. Представители данного философскоготечения утверждали, что ценности являются вечными и абсолютными по своей форме и изменчивыми иотносительными по своему содержанию.

Как отмечается в литературе, "при известной спорности данныхутверждений, кантианцы правы в том, что ценности, существующие в виде норм и предписаний сознания,действительно могут наполняться разным содержанием. Так, благо в формальном смысле - общезначимаяценность, но в содержательном смысле каждый под благом каждый понимает своё. Государство и право,взятые в виде правосознания также могут быть представлены в качестве формы, имеющей место в сознаниимногих народов прошлого и современности, но конкретное воплощение данной формы всегда различно".См.: Жуков В. Н. Указ. соч. С. 26.223Вентер Ф.

Указ. соч. С. 90.224Там же.92религиозным, духовным, морально-нравственным ценностям и историческимтрадициям.Какотмечаетсявлитературе,«дажетакиеценности,каксправедливость, сознательность, неотъемлемые естественные права человека,не исключают разночтений в их толковании, отсутствует соответствие исогласие в их понимании в разные времена, а поэтому об универсальныхценностях говорить сомнительно»225. Практика также демонстрирует тообстоятельство,чтодаже,казалосьбы,такаяввысшейстепениуниверсальная ценность, как человек и его право на жизнь, являющеесяпредпосылкой для существования всех иных прав226, в разных правопорядкахнаполняется разным содержанием, что выражается, в частности, в разномотношении к аборту и наличию у эмбриона конституционного права нажизнь, а также к смертной казни в различных государствах.Как отмечается в литературе, ценность равенства также по-разномупонимается в западных странах и регионах, где проживают приверженцыислама, и "если для западного общества равенство — это прежде всегоправовое равенство, равенство между мужчиной и женщиной, то длямусульманского общества — это равенство мужчины и женщины в ихчеловеческом достоинстве, а не в одинаковом наборе их прав"227.Иными словами, формальное равенство ценностей будет обнаруживатьсвоё различие на содержательном уровне.Схожиерассужденияотносительноразногосодержательногонаполнения формально равных конституционных ценностей прослеживаютсятакже в промежуточном мнении Венецианской комиссии относительновозможности предоставления Конституционному Суду РФ полномочиярешать вопрос о возможности исполнения решений ЕСПЧ на территорииРоссии.

В частности, Венецианская комиссия указала, что «право отражает225Демидов А. Ю. Теория государства и права : учебник для вузов / под общ. ред.О. В. Мартышина. М. 2006.С. 95.226С. М. Шахрай, А. А. Клишас. Конституционное право Российской Федерации. М. 2010. С. 225.227Погорлецкая И. И. Актуальные проблемы соотношения универсальных и национальных правовыхценностей в условиях современных обществ // Научный потенциал: работы молодых ученых. 2016. №2.93общественный стандарт, и разные политические сообщества имеют разныестандарты <…> выяснение относительного веса двух противоположныхправ влечет изучение существа нравственного оправдания <…>228».Продолжая данную мысль, Венецианская комиссия также отметила, что«национальный конституционный или верховный суд обычно лучшеоценивают эти конкурирующие обоснования»229.Вданномконтекстесчитаемнеобходимымотметить,чтоиспользование теста на пропорциональность в правоприменительнойпрактике органов международного правосудия, на наш взгляд, не являетсянеобоснованным.

Вместе с тем, подобный тест, по нашему мнению,допустим в их практике исключительно на уровне правовых категорий,обладающих признаком универсальности, таких, например, как правовыепринципы с учётом того, что ценностные категории так или иначепредполагают наличие в себе национального, относительного, культурнорелятивистского компонента.Так, рассмотрение конституционных ценностей, как инструментаправового регулирования, допускаемого и существующего исключительно врамках национальной системы права, вписывается в проблематику болееширокого, общефилософского и правового характера, и исследуемую вюриспруденции преимущественно в рамках работ по международному праву,а именно в спор универсалистов и релятивистов, первые из которых считают,что природа человека предопределяется биологическими, а не культурнымифакторами, по данным причинам права человека универсальны и присущикаждому в равной мере230, вторые же отрицают подобную трактовку и228CDL-AD(2016)005-e Interim Opinion on the amendments to the Federal Constitutional Law on theConstitutional Court of the Russian Federation adopted by the Venice Commission at its 106th Plenary Session(Venice, 11-12 March 2016)229Тамже.230Hoang Nghia.

Human Dignity and Fundamental Freedoms – Global Values of Human Rights: A Response toCultural Relativism // SSRN.COM: Social Science Research Network. 2008. Электронный ресурс. Режимдоступа: URL: http:// www.ssrn.com/abstract=131428894настаивают на утверждении о том, что человек и его права определяютсяисторическими, традиционными и культурными факторами231.Данная проблема также ставится в своих работах Г.А. Гаджиевым,который со ссылкой на работы Р. Алекси проводит цепочку рассужденийотносительно существования правовой реальности и реальности в праве232.Так, по мнению автора, в рамках первой существуют притязания ипротоправа.

Признанные же государством права, как отмечает автор,являются частью иной реальности – реальности прав, прошедших стадиюпозитивации.При этом, как отмечает Г. А. Гаджиев, вопрос о том, как в реальностисуществуют основные права, напрямую связан с основной и самой сложнойпроблемой конституционного права, а именно спорной проблемой того, вкакой мере конституционные права являются универсальными, или жеразличия в культуре народов с неизбежностью порождают явлениекультурного релятивизма, т.е. разнообразие представлений об одних и тех жеправах человека в разных культурах.Последнее утверждение подводит нас к следующей содержательнойхарактеристике конституционных ценностей.2.

Конституционные ценности обладают культурно-релятивистскимхарактером и содержательно предопределяются национальными политикоправовыми традициями.Данное утверждение делается нами из той предпосылки, чтоценности, как правовая категория, в наибольшей степени связана с явлениемкультуры. При всём многообразии дефиниций, понятие последней можноопределить как исторически сложившийся уровень развития общества,выраженный в совокупности результатов (материальных и духовных)231Ижиков М.Ю.

Культурныйрелятивизм какпроблемавзаимодействиямеждународногоивнутригосударственного права в области защиты прав человека // Вестник Пермского университета. Серия:Юридические науки. 2012. Вып. 1 (15). С. 185.232Гаджиев Г. А. Конституционная идентичность и права человека в России // Право и государство:культурологическое измерение : Междунар. науч.-практ. конф.

1 декабря 2017 г. СПб. : СПб ГУП, 2017. С.19.95человеческой деятельности233, в том числе в виде создаваемых этимобществом духовных ценностей234. Как отмечают теоретики права, культура– это сугубо национальные явление235. Правовые традиции являютсянеразрывнымсоставляющимэлементомкультурыгосударства.Конституционные ценности образуют пик сложившихся правовых традиций.С теоретической точки зрения обоснование последнего утвержденияможно найти в теории конституции как культуры, основоположникомкоторой является П. Хаберле236. Исходя из этой теории, сама конституцияявляетсявершинойсаморепрезентациейоснованием»237.юридическогонарода,Инымизеркаломсловами,егоразвития,«культурнойкультурногонаследияконституцияотражаетикультурнуюсамобытность народа.В иностранных работах, посвященных проблемам отличия ценностейот принципов, также отмечается, что упоминание последних в текстеконституций намного меньше связано культурными рамками, чем подобноеупоминание о ценностях238.Таким образом, представляется возможнымсогласиться с утверждением о том, что ценности, как правовое явление,обладают культурно-детерминированным значением239.В подтверждение тезиса о том, что конституционные ценности какправовое явление в наибольшей степени приближено к национальнойкультуре, представляется возможным обратить внимание на ряд положенийконституций иностранных государств, в частности, на тот факт, что, какправило, понятие ценностей фигурирует в их тексте в связи с утверждением233Жуков В.

Свежие статьи
Популярно сейчас