Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 19

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции". PDF-файл из архива "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 19 страницы из PDF

Также данный документ содержит термин«общие ценности» государств-участников. См.: "Хартия основных прав Европейского Союза" (Принята в г.Ницце 07.12.2000) // СПС КонсультантПлюс. Данные термины используются также в практике Суда ЕС.См., например: Judgment of 27 February 2018, Associação Sindical dos Juízes Portugueses v Tribunal de Contas,Case C-64/16, ECLI:EU:C:2018:117, paragraph 30.207См., например практику Суда ЕС: Judgment of 5 April 2016,Pál Aranyosi and Robert Căldăraruv.GeneralstaatsanwaltschaftBremen, C-404/15, ECLI:EU:C:2016:198, paragraph 37.208См., например: ECtHR.

Bayatyan v. Armenia. Application No. 23459/03. Judgment of 7 July 2011. § 122. Приобосновании данного решения Суд, в частности, указал, что "с целью определить границы свободыусмотрения в настоящем деле Cуд <…> может также учитывать любой консенсус и общие ценности,вытекающие из практики государств-участников Конвенции".87то, что подобные ценности признаются всеми или большинством странучастниц конвенции). В практике Суда ЕС встречается также термин"конституционные традиции и ценности, общие для стран-участниц ЕС"209. Впрактике несудебных органов международных организаций также говоритсяо таком понятии, как «конституционные ценности с универсальнымиустремлениями»210, лежащие в основе европейских правовых стандартов.При этом под такими ценностями предлагается понимать конституционныеценности – общие для всех или большинства государств.При этом для последних приведенных терминов характерно двамомента.

Во-первых, они выявляются органами международного правосудиянепосредственно не из самого текста международного акта, а из некоегосуществующего консенсуса относительно значимости тех или иныхценностей, или признаются вытекающими из базовых основ европейскогоправопорядка. При этом в отдельных случаях вопрос о том, является лиданный консенсус объективным и устоявшимся, является спорным211.

Инымисловами,подобныеценностисовсейочевидностьюневытекаютнепосредственно из самого текста международного договора, а потому ихвыявление и признание не является очевидным и безусловным.Во-вторых, под такими ценностями предлагается понимать некиеценности и правовые традиции, которые признают для себя значимыми всеили большинство современных государств, что на наш взгляд содержит всебе элемент навязывания тех или иных ценностей отдельным политическимсообществам, для которых подобные ценности возможно не присущи.209См., например: Judgment of 6 March 2018, Slowakische Republik v. Achmea BV, C-284/16,ECLI:EU:C:2018:158, paragraph 34.210CDL-PI(2016)015 Tuori K. From a European to a universal constitutional heritage? // Conference on «Globalconstitutional discours and transnational constitutional activity» (Venice, 7 December 2016).

P. 5. Среди которых,в частности, выявляются три основополагающие, базовые ценности универсального характера: правачеловека, демократия и верховенство права.211Иллюстрацией данного утверждения являются приведённые в пункте 4.3 ПостановленияКонституционного Суда от 19 апреля 2016 года №12-П "По делу о разрешении вопроса о возможностиисполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда поправам человека от 4 июля 2013 года по делу "Анчугов и Гладков против России" в связи с запросомМинистерства юстиции Российской Федерации" сравнительные данные относительно правовогорегулирования ограничения избирательных прав осуждённых.88Использованиеподобнойтерминологиивпрактикенаднациональных органов является проявлением более широкой тенденцииразвития международной правовой системы, а именно проявлением процессаеё конституционализации.Так, как отмечается в литературе, в условиях глобальных вызововустоявшиеся понятия международного права требуют модернизации, в связис чем в нём стала активно использоваться конституционная терминология, аего конституционной основой стало обеспечение прав и свобод человека, чтов конечном счёте привело к появлению и доминированию в современнойзападной юриспруденции новейшей концепции под названием «глобальныйконституционализм»212(именуемыйвлитературетакже«космополитический», «международный», «европейский»).

Синтезом даннойтеории является утверждение о том, что конституции могут существовать запределами конкретных государств213, конституционализм может иметь местои на наднациональном уровне214, а термины и категории конституционногоправа – применяться также и в международном праве. Как отмечается влитературе, глобальный конституционализм представляет собой «глобальное212Львова Е. Глобальный конституционализм - желаемый или действительный? // Закон и жизнь. 8/4. 2013.С. 49.

Данный концепт является одной из наиболее обсуждаемых тем как в международном, так иевропейском праве, о чём свидетельствуют не только отдельные научные публикации, но и появляющиесяновые периодические и монографические издания, посвященные рассмотрению данной темы. При этом, какотмечается в зарубежной литературе, предпосылкой актуализации темы глобального (постнационального,мирового) конституционализма явилось принятие Судом ЕС решения по известному делу Яссина Кади(Kadicase). См.: Jassin Abdullah Kadi and Al Barakaat International Foundation v. Council of the European Unionand the Commission of the European Communities // [2008] ECR I-0635.

Подробнее о данном деле на русскомязыке чит..: Исполинов А.С. Суд Европейского союза, Яссин Кади и статья 103 Устава ООН // Российскийюридический журнал. 2013. N 6. С. 27 - 35. В рамках указанного решения Суд ЕС сформулировал позицию,согласно которой "обязательства, налагаемые международным договором, не могут иметь последствиемущемление конституционных принципов правопорядка ЕС, в число которых входит и принцип, что все актыЕС должны уважать основные права человека. Уважение основных прав человека является условиемправомерности этих актов для Суда ЕС...".

Как отмечается в литературе, тем самым Суд ЕС поставил подсомнение иерархичность системы международного правопорядка, в котором решения Совета БезопасностиООН имеют высшую нормативную силу, отталкиваясь от тезиса о необходимости уважения основных правчеловека. Таким образом, в рамках данного дела суд ЕС содействовал конституционализации глобальнойсистемы мирового правопорядка. См.: Wiener A., Lang A., Tully J., Maduro M., Kumm M. Globalconstitutionalism: Human rights, democracy and the rule of law // Global Constitutionalism.

№1. P. 1-15.213Schwobel C. E. J. «Organic Global Constitutionalism» // Leiden Journal of International Law. 2010. P. 529–553.Цит. по: Вентер Ф. Верховенство права как глобальная мера конституционализма // Доктрины правовогогосударства и верховенства права в современном мире / Отв. Ред. В.

Д. Зорькин, П. Д. Баренбоймю М. 2013.С. 85.214См.: Шустров Д. Essentia constitutionis: Конституция Российской Федерации в фокусе теорийконституции XX–XXI веков. Часть 1 // Сравнительное конституционное обозрение. 2017. №4 (119). С.124–141.89интегрирование суверенных государств, а также построение совокупностиправовых и институциональных основ их функционирования с цельюзакрепления за ними дополнительных полномочий для лучшего соблюденияи защиты прав тех, кто находится под их юрисдикцией»215.При этом тенденции утверждения глобального конституционализмапроявляются также и в плоскости ценностей, что в частности выражается впопытке выявления ряда конституционных ценностей – общих для всехгосударств (таких, как например, права человека, демократия и верховенствоправа)216 – и признания за ними универсального характера – то естьпризнания того обстоятельства что существует ряд всеобщих, общезначимыхконституционных ценностей, признаваемых всеми или большинствомсовременных государств.Проявляется это и в плоскости научных исследований – так,периодически в рамках работ, касающихся проблематики конституционнойаксиологии, как отечественных, так и зарубежных авторов используетсяпонятие «универсальные конституционные ценности»217, «наднациональныеконституционные ценности» (закрепляемые на уровне союзов государств,например, ЕС)218.Вместе с тем, использование данной терминологии представляетсянеобоснованным.

На наш взгляд, за конституционными ценностяминеобходимо признавать статус инструмента правового регулирования,использование которого допустимо и возможно исключительно в рамкахвнутригосударственнойюрисдикции.Данныйтезиспредставляетсясправедливым по тем причинам, что в основе современного международного215См: Kumm M., Havercroft J., Dunoff, J., Wiener A.

Editorial: The end of ‘the West’ and the future of globalconstitutionalism // Global Constitutionalism. №6 (1). 2017. P. 1-11.216Данные ценности признаются базовыми и универсальными многими международными организациями, вчастности ООН, Европейским Союзом и Советом Европы.217Рудт Ю. А. Влияние универсальных конституционных ценностей на развитие национальныхконституционных ценностей в России // Алтайский вестник государственной и муниципальной службы.2013.

№ 10. С. 76-79. Аничкин Е.С., Рудт Ю. А. Соотношение универсальных и национальныхконституционных ценностей в странах Европейского союза // Вестник алтайской академии экономики иправа. 2013. № 2. С. 86-88.218Казанцева О.Л., Рудт Ю.А., Воробьева М. Н. Конституционные ценности: современный опыт России изарубежных стран / под науч. ред. Е. С. Аничкина. Барнаул. 2013.

С. 42.90правопорядка лежат принципы Вестфальской системы, сутью которыхявляется то, что мир состоит из национальных суверенных государств,функционирующих с юридической точки зрения на основе национальныхконституций. Как отмечает В. Д. Зорькин, «именно Вестфальская системаопределиласодержаниепонятий«национальноегосударство»,«национальный суверенитет». На этих понятиях базируется современноеправо. И международное, и конституционное»219.С учётом данного тезиса, представляется возможным утверждать, чтодо тех пор, пока конституции представляют собой акты учредительногохарактера, на основе которых функционируют национальные суверенныегосударства, а не межгосударственные объединения, и все попытки принятьучредительные акты конституционного характера на уровне международныхорганизаций приводят к отрицательным результатам220, конституционныеценности, выявляемые из текста национальных конституций и в данномсмысле являющиеся производными от них, могут быть использованы какинструмент правового регулирования и разрешения споров исключительно врамках внутригосударственной правовой системы.Безусловно, последние приведённые рассуждения вписываются втеорию сторонников «государственного конституционализма» в противовесконституционализму международному221, и с теоретической точки зрениямогут быть оспорены.

Стоит также отметить, что в науке концепцияглобального конституционализма полностью не сформирована. Ещё имеетсядостаточно много противоречивых мнений, и именно поэтому её сложноподвергать критике.Вместе с тем в поддержку своей позиции считаем возможнымпривести следующие рассуждения.219Зорькин В. Д. Право против хаоса. М. 2018.Имеются в виду попытки принятия Конституции Европейского Союза.221Hans Vorländer, “Die Verfassungvor, nach, überundunterdem Staat.

Свежие статьи
Популярно сейчас