Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 14

PDF-файл Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 14, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 14 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции". PDF-файл из архива "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 14 страницы из PDF

Эта система148Имеется в виду Конституция Германии 1919 года. – Прим. автора.См.: Kommers D. P. Constitutional jurisprudence of the Federal Republic of Germany. 2-nd ed., rev. andexpanded. Durham; London: Duke univ. press, 1997. P. 47. Англ. яз.150Hensel A. Grundrechte und politische Weltanschauung. Tubingen: Mohr, 1931. S. 10 // Цит. по: Шустров Д.Г.Иерархия конституционных ценностей // Конституционное и муниципальное право. 2013.

№6. С.6.151Шустров Д.Г. Иерархия конституционных ценностей // Конституционное и муниципальное право. 2013.№6. С.6.14963ценностей, ставящая в центр внимания свободно развивающуюся личность иее достоинство в условиях социальной общности, должна распространятьсяв качестве основного конституционно-правового решения на все областиправа;онадаетимпульсыиуказываетперспективыразвитиязаконодательству, администрации и судопроизводству..."152.В другом, более позднем решении 1968 года, ФедеральныйКонституционный«Представление,СудчтоГерманииповторноконституционныйподчеркнул,законодательвсечто:можетурегулировать по своему усмотрению, означало бы возврат к свободному откаких-либо ценностей юридическому позитивизму, который уже давнопреодолен в юридической науке»153. На возможность использованияаксиологического подхода в рамках конституционной правоприменительнойдеятельности, на наш взгляд, указывалось и в известном деле принцессыСорайи, в котором Федеральный Конституционный Суд Германии указал:«… хотя закон и право фактически идентичны в целом, однако необязательно и не всегда.

Право не идентично совокупности писаных законов.Наряду с писаными законами государственной власти при определенныхобстоятельствах может существовать иное право, которое имеет свойисточник в конституционном правопорядке в качестве смыслового целого ипо отношению к писаному закону может действовать как средствоисправления или улучшения.

Найти его и применить в решении - задачасудебной власти»154.На наш взгляд, под конституционным правопорядком в данном случаеможно понимать определенную систему конституционных ценностей, апотому данное решение, на наш взгляд, также является одним из примеров,когда Федеральный Конституционный Суд Германии обратил внимание на152ФРГ: дело Люта (Luth). Федеральный конституционный суд ФРГ (Первый Сенат) 7 BVerfGE 198 (1958) //Конституционные права в России: дела и решения: Учеб.

пособие / Отв. ред. А. Шайо. М.: Ин-т права ипубл. политики, 2002. С. 458 - 465153Bundesverfassungsgericht // Entscheidungendes Bundesverfassungsgerichts. Band 23 (1968).S. 106 / Цит. поАлекси Р. Понятие и действительность права (ответ юридическому позитивизму). М., 2011. C. 6-7.154Entscheidungendes Bundesverfassungsgerichts.

Band 34 (1973). S. 286 - 287. / Цит. по Алекси Р. Понятие идействительность права (ответ юридическому позитивизму). М., 2011. С. 964то, что при толковании Конституции нужно исходить не только избуквального смыла закона, но также и из его ценностного основания.Таким образом, конституционные ценности как самостоятельнаякатегория и инструмент разрешения правовых споров впервые появился иначал применяться в рамках деятельности органов конституционногоправосудия, а именно в практике Федерального Конституционного СудаГермании, иными словами появление конституционных ценностей каксамостоятельной категории явилось результатом правоприменительнойдеятельности суда, а не явлением, установленным законом, или инымисловами правотворческой деятельностью законодательного органа155.В данном контексте представляется возможным отметить следующее.Как известно, суды традиционно не рассматривались представителямиюридического позитивизма в качестве органов, полномочных «творитьправо».

Как отмечается в литературе, «представителями юридическогопозитивизма исключалось создание правовых норм судебными органамивласти»156. Такой подход был развит в работах Г. Кельзена, согласно позициикоторого единственным источником права является нормативно-правовойакт; правосудие же, пусть даже и конституционное, не предназначено всистеме разделения властей для создания норм права157.В современной юридической литературе справедливо отмечается, чтоуказанный подход применительно к органам конституционного правосудия вопределенной степени утратил своё значение, и на данный момент в наукеконституционного права ведутся дискуссии относительно реализацииорганами конституционного судебного контроля правотворческой или«квазиправотворческой» функции.

В рамках российской правовой системы155Необходимо отметить, что в России официально понятие «ценность» впервые было также примененоКонституционным судом РФ в 1992 году. См.: Казанцева О. Л., Рудт Ю. А., Воробьева М. Н.Конституционные ценности: современный опыт России и зарубежных стран / под науч. ред. Е.С. Аничкина.Барнаул. 2013. С. 10-11; Степанова А. А. Заметки о конституционных ценностях и государственной власти //Конституционное и муниципальное право. 2015.

№12. С. 38 - 41.156Васильева Т. А. Концепция судебного прецедента в юридическом позитивизме // Вестник ВУиТ. 2011.№75.157Бондарь Н. С. Нормативно-доктринальная природа решений Конституционного Суда РФ как источниковправа // Журнал российского права. 2007. № 4.С. 76.65новый виток актуальности данная тема приобрела в связи с принятиемФедерального конституционного закона от 28 декабря 2016 года №11-ФКЗ158,которым законодательно была закреплена обязательность применения нормывустановленномКонституционнымСудомконституционно-правовомсмысле в случае признания её соответствующей Конституции.В рамках указанной дискуссии отдельные авторы прямо указывают нато что, Конституционный Суд, реализуя свои полномочия, зачастую непросто интерпретирует уже существующие нормы конституционного права,но и создаёт новые159.

По мнению других, роль Конституционного Суда вправотворчестве довольна специфична, и, хотя суд, вынося решение,оказывает нормативное воздействие на правовую систему, во-первых, путёмпризнания нормы неконституционной, и тем самым её отмены (такназываемое«негативноеправотворчество»),во-вторых,путёминициирования принятия новой нормы взамен той, которая была признананеконституционной, и в-третьих, путём конституционного истолкования ужесуществующей160, сам он новых правовых норм не создаёт.Аналогичным образом не создаёт он и новых конституционныхценностей, которые он лишь выявляет из текста конституции. Безусловно,конституционные ценности могут быть выявлены судом даже в тех случаях,когда они со всей очевидностью не вытекают из конституционноустановленныхположений,вместестем,представляется,чтоконституционные нормы в любом случае, будут являться некой «отправнойточкой».

Так, считаем необходимым отметить, что конституционныеценности могут выявляться органами конституционного судебного контроля,отталкиваясь от совокупного понимания всех положений Конституции, а нетолько содержания отдельной конституционной нормы.158Федеральный конституционный закон от 28.12.2016 N 11-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральныйконституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»159Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. пособие.

М. 2014. Том 1. С. 76.160Бондарь Н. С. Указ. соч. С. 76-77.66Так или иначе, представляется возможным утверждать, что, хотяконституционные полномочия по конституционному судебному контролю иобладают специфическими особенностями, а решения КонституционногоСуда нормативными свойствами, данное обстоятельство в любом случае несвидетельствует в пользу утверждения о нормативности конституционныхценностей,которыевыявляютсясудомвпроцессереализацииимправоприменительной функции по толкованию, и играют определяющуюроль при вынесении судом конечного решения в виду возможности ихсравнения, сопоставления, «взвешивания» и выбора в пользу одной из них.Иными словами, процесс выявления конституционных ценностейлежитвосновевынесенияконечногорешения,котороеобладаетнормативными свойствами, но сами они не являются в равной степениобщеобязательными нормативными категориями, и способны лежать вобосновании решения именно в виду своей возможности сравниваться междусобой.Такимобразом,считаемвозможнымутверждать,чтоконституционные ценности обладают своей особой правовой природой,сущность которой затруднительно объяснить с точки зрения понятияконституционных норм, как обладающих нормативной общеобязательностьюправил поведения, исходящих от законодательных государственных органов.И, даже учитывая обстоятельство того характера, что юридическийпозитивизмвозможнорассматриватьнетолькокакпозитивизм«законнический», сводящий всё право к совокупности законов, но и какпозитивизманалитический161,допускающийнормативныйхарактерсудебных решений, данный тип правопонимания не является, на наш взгляд,пригодным для объяснения сущности конституционных ценностей по тойпричине, что ценности не представляют собой стандарта или моделиповедения, носящей общий универсальный характер и обязательной для всех.161См.: Марченко М.

Н. Судебное правотворчество и судейское право: учебник. М. 2017; Мальцев Г. В.Понимание права. Подходы и проблемы. М. 1999. С. 157.67Вместестем,вданномконтекстепредставляетсяважнымподчеркнуть, что нами не утверждается, что между конституционныминормами и конституционными ценностями вообще не существует какой-либовзаимосвязи, и нами не опровергается то утверждение, что в основеконституционныхнормлежитценностноеоснование.Сданнымутверждением мы согласны. Но, наш взгляд, пытаться объяснить правовуюприроду конституционных ценностей при помощи понятия конституционныхнорм, а тем более сводить или отождествлять эти два понятия, как иногда этоделаетсявсовременнойконституционныенормылитературе162,иневерно.конституционныеНаценностинашвзгляд,изначальнопредставляют собой разновеликие понятия. По данной причине любыепопытки определить одно понятие через другое c точки зрения их правовойприроды представляются необоснованными.Позиция же о возможном раскрытии природы конституционныхценностей сквозь призму понятия конституционных норм не только непозволяет раскрыть сущность конституционных ценностей, но наш взгляд,также не отвечает современным тенденциям развития права, попыткам уйтиот позитивизма, формально-догматической юриспруденции.По данной причине при характеристике онтологического статусаконституционных ценностей представляется возможным признать за нимистатуссамостоятельногоспецифическогоинструментаправовогорегулирования общественных отношений, способного разрешать правовыеспоры, возникающие в практике органов конституционного правосудия.В данном контексте представляется важным то утверждение, чтонельзя сводить весь набор способов правового регулирования к положениямконституции,еёнормам,какединственновозможномурегуляторуобщественных отношений.

Свежие статьи
Популярно сейчас