41823 (Образное сравнение в научно-популярном лингвистическом тексте), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Образное сравнение в научно-популярном лингвистическом тексте", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "иностранный язык" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "иностранный язык" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "41823"

Текст 2 страницы из документа "41823"

1. Сравнительный оборот является наиболее частотной формой выражения идеи сравнения. Он, как известно, вводится в предложение посредством союза «как», значение которого несет в себе реальное сравнение, и союзов «словно», «точно», «будто», «как будто (бы)», «словно как», придающих сравнению модальную окраску. Модально-сравнительные союзы служат для сравнения с понятиями, не имеющими места в действительности, отчего сравнение приобретает условно-предположительный, недостоверный характер, в результате чего образное сравнение в НПЛТ достигает высокой степени экспрессивности, эмоциональности, поэтичности.

И в любой такой группе слово, будто звезда в созвездии, занимает строго определенное место (Матвеева). Словно мелкие волны, набегают на нас подобные бытовые чужеземные выражения (Колесов).

В рамках сравнительного оборота используются различные средства для развертывания сравнений. Одним из таких средств является нанизывание сравнений, когда сравнительный оборот содержит ряд однородных агентов сравнения, образующих выразительную градацию.

А в живой речи звуки так плавно и без четких границ переходят друг в друга, как капли воды в струе, шерстинки в нити во время прядения или звуки скрипки, когда чуткий палец артиста, не отрываясь от грифа, скользит по нему (Успенский).

2. Творительный сравнения отличается точностью, энергичностью, экспрессивностью; обычно употребляется для определения характера того или иного действия, поэтому в предложениях всегда относится к глаголу-сказуемому, выполняя функцию обстоятельства образа действия:

Штамп цепким клещом въелся в их речь (Максимов). В нем (слове), свернувшись пружиной, сохраняются все возможные в прошлом значения и оттенки (Колесов).

3. Предикативные сравнения наблюдаем в предложениях, где сказуемые представляют собой агент сравнения:

Язык как река. Слово как подорожник. (Успенский). Слова как звезды (Матвеева).

В подобных примерах сравнения находятся на границе между сравнением и метафорой, особенно, когда «сравнительное поведение» сказуемого поясняется развернутой метафорой во второй части бессоюзного сложного предложения:

А литературная речь подобна живой реке: она бурлит, пенится, роет берега, принимает притоки, растекается многими руслами – живет (Успенский).

4. Метаслова со сравнительной семантикой. В НПЛТ сравнительные отношения выражаются не только при помощи специальных союзов, но и лексическими средствами – метасловами, в качестве которых здесь функционируют имена прилагательные: похожий, подобный; имя существительное аналогия, но чаще всего – глаголы: сравнивать, напоминать, уподоблять. Контексты, содержащие метаслова, представляют собой развернутые сравнения.

Не уподобляйтесь токующему глухарю, который слышит только самого себя. Обязательно умейте и другого выслушать и понять (Милославский).

5. В отрицательных сравнениях референт – лингвистическое понятие – противопоставляется агенту, т.е. в сравниваемых понятиях акцент делается не на сходстве, а на отличии каких-либо признаков. Грамматическими показателями подобных конструкций чаще всего является частица не, противительный союз а, метаслово в отличие. В тех отрицательных сравнительных конструкциях, где сравнение сопровождается другими тропами, например, метафорой, лингвистическое понятие приобретает более точные очертания, отличающие его от других близких или противоположных понятий.

А вот что касается фонемы, то тут дело еще сложнее. Фонема находится как бы на третьем плане. Это даже не пунктир в тумане, это просто сам туман, белое пятно, которое не каждый и различит (Колесов).

6. Сравнение в сложноподчиненных предложениях с семантикой сравнения обычно уподобляются две ситуации, сближающиеся «на основании объективного сходства или тождества, либо на основании субъективных ассоциаций» (РГ, ч.II, 1982:602). В сложных сравнительных предложениях с союзом как в придаточной части в роли сказуемого обычно выступает то же слово, которое использовалась в качестве сказуемого главного предложения, однако характерным является также синонимичное употребление сказуемых.

Так изменяются слова – истончаются до предела, уходят из языка, как уходят из речи обычные для этих слов контексты (Колесов).

7. В парцеллированных сравнительных конструкциях сравнительный оборот или придаточное сравнительное предложение оформляется в качестве самостоятельной синтаксической единицы. Такие конструкции несут в себе сильный заряд экспрессии, способствуют выделению признаков агента сравнения, а значит, более сущностной характеристике языкового явления:

Сложное ли дело цитирование? На первый взгляд кажется, что это дело немудреное: взял чужие слова и вставил в свою речь. Все равно, что взял чью-либо вещь, попользовался ею и вернул обратно (Максимов).

8. Присоединительные сравнительные конструкции употребляются с союзами так, тоже, также, словосочетаниями то же самое, таким же путем и т.п. и обычно содержат развернутые сравнения. Структура подобных конструкций обычно состоит из двух частей. Одна из них, представляющая собой простое или сложное предложение, описывает сравниваемое языковое явление – референт сравнения. Другая представляет собой описание предмета, признака, явления, ситуации, относящихся к агенту сравнения. В таких примерах обычно подробно представлены оба члена сравнительной конструкции:

Однако и конечный гласный очень много столетий напоминал о своем существовании через посредство буквы «ер», никак не желавшей уступать свое место в конце слов. Так червеобразный отросток нашей слепой кишки напоминает нам своим бесполезным (и даже вредным) присутствием о тех эпохах, когда человек был еще травоядным животным (Успенский).

9. Микротест. Наиболее ярким способом выражения сравнительных отношений в НПЛТ (с точки зрения образности, выразительности, а также эмоционального воздействия на адресата) является микротекст, который позволяет наиболее полно представить и референт, и агент сравнения. Такие микротексты представляют собой разнообразные по структуре, сложности, объему, грамматическому выражению, по насыщенности другими средствами художественной изобразительности синтаксические конструкции.

Надо прямо сказать: одну из самых больших трудностей работы над литературным языком составляет его исключительная живость, подвижность. И древнерусский язык, и даже областные диалекты – другое дело. Первый давно уже окаменел окончательно; вторые неспешно текут и движутся, как вылившаяся когда-то из жерла вулкана остывшая вязкая лава. А литературная речь подобна живой реке: она бурлит, пенится, роет берега, принимает притоки, растекается многими руслами – живет. То, что сейчас мелькнуло на поверхности, через короткое время кануло опять на дно или выброшено на отмель. Поди, уследи за всем этим блеском и сутолокой (Успенский).

Подобные синтаксические конструкции содержат выразительные художественные образы, в которых органически сочетаются и поддерживают друг друга различные средства художественности: одни тропы переходят в другие, усиливая эстетический заряд всего микротекста (Крюкова 2006:106).

Заключение

Проведенное исследование показывает, что не только термины, но и тропы, в числе которых и сравнение, составляют характерную черту стиля научно-популярных лингвистических текстов. Актуальность описания тропов в них обусловлена необходимостью уточнения особой роли научно-популярной лингвистической литературы в формировании, развитии и обогащении языковой картины мира школьников.

Лингвостилистический анализ образного сравнения в НПЛТ может показать старшим школьникам пути комплексного анализа тропеических средств в текстах других типов речи и функциональных стилей на уроках русского языка или литературы, а также при подготовке к Единому государственному экзамену по русскому языку, где анализ текста и художественно-изобразительных средств в нем, написание сочинения с их использованием является неотъемлемой и важной составной частью

Библиография

  1. Голева Н.М. Сравнение в детской речи.–Дис. канд. филол. наук.–Белгород, 1997. – 184 с

  2. Квятковский А.П. Поэтический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 375 с.

  3. Крюкова В.Ф. Научно-популярный лингвистический текст: архитектоника, терминология, образные средства: Учеб. пособие для студентов филологических факультетов вузов. – Белгород: изд-во БелГУ, 2006. – 204 с.

  4. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1987. – 752 с.

  5. Маевский Н.Н. Функционирование экспрессивных средств в научно-популярных текстах // Проблемы экспрессивной стилистики. – Ростов-н/Д.: Изд-во РГУ, 1987. – 124 с.

  6. Полищук Т.Т. Приемы научно-популярного изложения в лекции.-М.:Знание, 1983–64 с.

  7. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988. – 216 с.

  8. Русская грамматика: В 2-х т. – М.: Наука, 1980. – Т. 2. – 710 с.

  9. Русский язык. Энциклопедия. – М.: Дрофа, 1997. – 704 с.

  10. Федоров А.И. Образная речь. – Новосибирск: Наука, 1985. – 120 с.

  11. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. / Под ред. В.Н. Телия. – М.: Наука, 1991. – 214 с.

Приложение

В «Приложении» представлены наиболее характерные для научно-популярных лингвистических текстов примеры предложений и микротекстов, в которых авторы – лингвисты используют образное сравнение с целью объяснения, разъяснения, уточнения лингвистических понятий и явлений. Все перечисленные здесь научно-популярные книги указаны в списке источников, на них мы ссылаемся в основном содержании работы.

Л.В. Успенский. «Слово о словах».

1. Язык как река…Язык как море (стр. 16).

2. Хитрость, однако, в том, что романские языки родились не в этой, звенящей, как медь, латыни классических писателей и ораторов… Их породил совсем другой язык (стр. 117).

3. … Языки мира, которые, казалось, росли по лицу вселенной, как травы на лугу, рядом, независимо друг от друга. Все это стало теперь походить на ветви огромного дерева, связанные где-то между собою (стр. 119).

4. Слово одно и то же, а значение у него одновременно одно и не одно. Оно, по нашему желанию, то как бы раздается вширь, то суживается, приобретая один, другой, третий нужный нам оттенок (стр. 169).

5. Местные слова, как лесные птицы, держатся все прочнее в самых далеких, в самых глухих углах страны (стр. 192).

6. Древние слова подобны потухшим звездам: их давно нет, а до все еще доходит их свет, потому что свет идет очень медленно (стр. 190).

7. У подорожника цепкие семена. Он подвешивает их к одежде и обуви проходящих и путешествует, так сказать «чужими ногами». Слово как подорожник: оно никуда не может уйти само. На его всюду проносят люди. И нередко они уходят, а оно остается, как верный свидетель: тут были они (стр. 192–193).

8. И, как опытный геолог, наметив на карте точки, где находят в слоях земли остатки каких-нибудь древних раковин, уверенно говорит: «Тут было море!» – так и языковед по своим изоглассам судит о таких передвижениях давних обитателей земли Русской, о которых не сохранилось никаких свидетельств у историков (стр. 194).

9. Надо прямо сказать: одну из самых больших трудностей работы над литературным языком составляет его исключительная живость, подвижность. И древнерусский язык, и даже областные диалекты – другое дело. Первый давно уже окаменел окончательно; вторые неспешно текут и движутся, как вылившаяся когда-то из жерла вулкана остывшая вязкая лава. А литературная речь подобна живой реке: она бурлит, пенится, роет берега, принимает притоки, растекается многими руслами, – живет. То, что сейчас мелькнуло на поверхности, через короткое время кануло на дно или выброшено на отмель. Поди, уследи за всем этим блеском и сутолокой (стр. 198).

Л.В. Успенский «По закону буквы»

1. Звук – истинная реальность речи; буква – бледный слепок с него, отпечаток, вроде прославленного в науке отпечатка древней птицы археоптерикса на куске окаменевшего сланца (стр. 12).