PDF-лекции, страница 27

Описание файла

PDF-файл из архива "PDF-лекции", который расположен в категории "лекции и семинары". Всё это находится в предмете "искусственный интеллект" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 27 страницы из PDF

Кэрролл,«Алиса в Стране Чудес»), что в его распоряжении вообще нет средств приписать сообщению какуюлибо интерпретацию.В тех же случаях, когда реципиент считает, что смысл сообщения раскрыт им правильно,возможно объективное несовпадение этого смысла с Са и/или с наиболее вероятной в языке интерпретацией сообщения – нормативно выделенной подсистемой значения ЯВ, которую можно назватьсмыслом относительно языка (Ся).В языке критерии выделения Ся должны быть объективными, например синтаксическими. Так,наиболее вероятная (нормативная) в русском языке трактовка фразы Мать любит дочь определяетсяпорядком слов: мать – субъект, дочь – объект.

Можно считать, что значение данного выражениявключает и другую, менее вероятную интерпретацию (которую следовало бы выразить фразой Дочьлюбит мать) и предположить, что эта интерпретация соответствует Са. Ср может в данном случаесовпасть либо с Ся, либо с Са.Таким образом, Са – «то, что хотел сказать автор сообщения», Ся – «то, что сказано», и Ср – «то,что понял реципиент», вообще говоря могут не совпадать.

Если Ср совпадает с Са, реципиент понялсообщение правильно относительно автора, если же Ср совпадает с Ся – объективно правильно.Субъективно правильное понимание имеет место в том случае, когда Ср релевантен текущейдеятельности реципиента, когда реципиент сумел извлечь из полученного сообщения ценную для себяинформацию.Введенные критерии правильности независимы – понимание правильное в одном аспекте, можетбыть правильным и в других, а может и не быть таковым. Причем правильность трактуется как соотносительная характеристика процесса понимания.

Понимание может быть правильным (илинеправильным) лишь по отношению к некоторому «судие»: автору сообщения, языку, деятельностиреципиента. В то же время при совпадении (близости) Са, Ся и Ср можно говорить и об абсолютноправильном понимании. Здесь, правда, возникает уже упоминавшаяся в связи с синонимией проблемаописания «пространства смыслов» – причем, общего для собеседников (!) – и задания его «метрики».В пространстве смыслов, наряду с правильностью понимания, характеризующей корреляциюнаиболее существенных аспектов значения, можно было бы рассматривать и полноту понимания –меру близости объемов смыслов.Для того, чтобы добиться правильного понимания адресуемых ему сообщений, каждый изучастников процесса общения должен располагать информацией об определяющей предмет общенияпроблемной среде, о языке (эта информация представлена в его ИЯМ), о собеседнике, в том числе и обиспользуемой им ИЯМ, и о себе.

Эта информация соответствует глобальному контексту общения.Естественно, что при обработке очередного сообщения (отдельной фразы, абзаца и т.п.) важнуюроль играет и информация, почерпнутая из предшествующих сообщений (из локального контекста).Именно учет глобального и локального контекстов: предмета обсуждения, собственных целей и целейсобеседника, языковых и внеязыковых связей между отдельными сообщениями – и помогаетреципиенту приписать очередному сообщению наиболее уместную интерпретацию, то есть правильнопонять его.Установив, о чем идет речь в сообщении, как должна быть использована содержащаяся в неминформация, реципиент может относительно легко разрешать проблемы, возникающие при анализечисто знаковых (синтаксических) отношений, определяющих структуру сообщения.Иллюстрирует эти возможности способность человека:1) выбирать «наиболее разумную» интерпретацию сообщения, отсеивая интерпретациинеестественные (но формально допустимые): За безбилетный проезд и провоз одного места багажавзимается штраф 1 рубль, Сведения о войсках противника, которые помогали нашим партизанам,В черных костюмах выступают наши фигуристы, которые отделаны красными и зеленымицветами;2) понимать неграмматичные (ошибочные) конструкции: Ошбика вслове лектор, В аудиториювошли лектора [следует: лекторы], Предоставить [следует: представить] справку в бухгалтерию – играмматически неоформленные квазифразы типа: ребен- спа- комнат- шир- распах- окн-;883) определять по контексту достаточные с точки зрения текущего этапа общения аспекты значений ифункциональные роли в тексте незнакомых слов и конструкций.

Читатель «Алисы в Зазеркалье»,например, достаточно ясно представляет себе, что произошло с головой Бармаглота (... Взы-взы –стрижает меч, Ува! Ува! И голова Барабардает с плеч!), хотя и не знает семантическое исигматическое значения незнакомого глагола барабардать.Примечательно, что ориентация на «высшие» аспекты значения (сигматический, семантическийи прагматический), то есть на внеязыковые связи знака характерна и для более частных видов речевойдеятельности. Так, согласно данным психолингвистики и при выборе слов из долговременной памятичеловек ориентируется в первую очередь на их семантические значения и связи.

Использованиедругих критериев, звукового сходства, например, свидетельствует либо о невозможности обращения ксемантическому уровню (незнание семантического значения слова), либо о нарушении психическойдеятельности (шизофрения).В этой связи можно вспомнить знаменитую фразу Л.В.Щербы Глокая куздра штеко будланулабокра и кудрячит бокренка. Невозможность установить сигматические и семантические отношенияквазислов этой фразы заставляет человека при ее анализе обратиться к чисто знаковым(синтаксическим) отношениям. Предполагая грамматическую корректность фразы, можноисследовать ее синтаксические свойства: порядок слов, словоизменение, словообразование (бокр ↔бокр-енок).

Определенные ассоциации могут возникнуть и при анализе знаковой (звуковой) структурыкорневых морфем. Так, глокость может показаться кому-то очень нехорошим качеством, а глаголкудрячить может ассоциироваться либо с существительным кудри, либо с глаголами корчить или корячить, либо с названием встроенной функции CDR (рекомендуется произносить «кудр») языка Лисп.Несомненно, «высшие» аспекты значения передаются с помощью знаковых (синтаксических)средств, а проникнуть на эти «высшие» уровни не удается, не начав анализа структуры сообщения.Однако можно предположить, что по мере раскрытия внеязыковых связей знаков – даже дозавершения анализа синтаксической структуры сообщения в целом – происходит переход на уровеньинформационной модели описываемой ситуации.

Причем выявляемая информация (семантическая,сигматическая, прагматическая) не только пополняет эту модель, но и управляет дальнейшиманализом текста.Проблема речевых ошибокИспользование естественного языка в качестве средства общения (речевая деятельностьчеловека) неизбежно сопровождается теми или иными нарушениями языковых правил. Такиенарушения – вне зависимости от того, обусловлены они неполнотой знаний человека о языке или жеявлениями подсознания или случайными сенсомоторными «сбоями» (описки, опечатки, оговорки) –мы будем называть речевыми ошибками.Обнаружить речевую ошибку не всегда просто.

Действительно, для получателя сообщения(реципиента) внешним признаком речевой ошибки служит появление в тексте какой-либо незнакомойему речевой единицы. Однако такая «подозреваемая» речевая единица может оказаться и правильнойконструкцией или формой (например, просторечным вариантом или термином), не знакомойреципиенту.С другой стороны, абсолютно правильная на первый взгляд единица может быть ошибкой,обнаружить которую удается лишь на «высших» этапах анализа.

Так, в предложении: Пуск ракетыосуществляется нажатием краской кнопки – все слова известны, синтаксические связи правильны;опечатка обнаруживается только на семантическом/смысловом уровне.Если одним из участников общения является компьютерная система (система автоматическойобработки текста – АОТ-система), положение становится еще более сложным. И лингвистическиезнания, и интеллектуальные способности (в том числе – в плане работы с языком) такого«собеседника» пока весьма скромны.Отметим еще одно обстоятельство.

Как бы ни разнились характер использования и назначениеАОТ-систем (системы машинного перевода, работающие в пакетном режиме; системы обеспечениядиалога с машиной на естественном языке), оснащение их средствами обнаружения и исправленияречевых ошибок повышает устойчивость и эффективность функционирования таких систем, облегчает(в случае диалоговых систем) процесс общения человека с ЭВМ.89Классификация речевых ошибокПервый критерий классификации речевых ошибок (в соответствии с которым ошибкиподразделяются на мотивированные и случайные), связан с упоминавшимся понятиеминдивидуальной языковой модели. Субъективное преломление языка (как знаковой системысоциального уровня) в процессе его усвоения приводит к тому, что в ИЯМ не попадают (или попадаютв искаженном варианте) некоторые языковые единицы и правила языка.Поэтому в речи конкретных носителей языка начинают проявляться некоторыеиндивидуальные особенности, либо вступающие в противоречие с языковыми нормами, либо нет.В первом случае мы имеем дело с мотивированными речевыми ошибками – точнее, сошибками, мотивированными особенностями ИЯМ конкретного носителя языка (автора текста).

Кошибкам такого рода относятся, например, ошибки в словоизменении (контейнерá – в формеименительного падежа множественного числа), орфографические ошибки в основах (еденица),некоторые пунктуационные ошибки, смешение слов-паронимов (представить – предоставить),нарушение лексической сочетаемости (делать горе), искажение фразеологизмов (не так страшенчерт, как его малютки).Ошибки, обусловленные внешними по отношению к ИЯМ факторами: сбой речевого аппаратачеловека, несвоевременное переключение регистра клавиатуры, нажатие соседней клавиши, сбой налинии связи с ЭВМ – мы будем называть случайными.

Как правило, мотивированные речевые ошибкирегулярно повторяются в речи носителя языка, а случайные ошибки могут как повторяться (например,при западании клавиши), так и не повторяться. Отметим, что иногда отличить случайную ошибку отмотивированной сложно. Так, употребление слова представить вместо предоставить в контекстепредставлено право может быть или результатом случайной ошибки (пропуск буквы), илирезультатом мотивированной ошибки (смешения паронимов).Мотивированные речевые ошибки могут различаться степенью серьезности (грамматичности).Помимо серьезных, абсолютно недопустимых грамматических ошибок – типа орфографическихошибок в основах или смешения слов – возможны и ошибки, в результате которых появляются«полуграмматичные» формы (контейнерá, сидевши), которые имеют в словарях стилистическиепометы: просторечное, устарелое, разговорное, областное и др.Следующий критерий классификации ошибок (мотивированных и случайных) связан сязыковыми уровнями, нормы (правила) которых оказываются нарушенными в результате речевыхошибок.

В соответствии с этим критерием речевые ошибки можно классифицировать так:1) орфографические ошибки: пропуск одной буквы, замена одной буквы, перестановка двух рядомстоящих букв, одна лишняя буква (отдельно может рассматриваться случай удвоения буквы), заменабуквы русского алфавита буквой латиницы и др.;2) морфологические (словоизменительный уровень) ошибки: ошибки в окончаниях (флексиях) присклонении и спряжении слов (рассматриваются различные подклассы таких ошибок), употреблениеотсутствующих в языке форм слов, несоблюдение правил чередования в основе, употреблениенезнакомых вариантов слов, испытывающих колебания в роде, одушевленности;3) синтаксические ошибки: ошибки в моделях управления слов-предикатов, пунктуационные ошибки,нарушение обычного порядка слов (в том числе, в устойчивых словосочетаниях), вставка пробелавнутрь слова, пропуск пробела (в том числе, случаи слитного и раздельного написания частиц не и ни);4) лексико-семантические ошибки: употребление слов в необычном значении, нарушение лексическойсочетаемости, семантические противоречия.Общение человека с системой ИИ (естественный язык и естественностьобщения)Наиболее существенными и привлекательными (в контексте задачи общения с системой ИИ)свойствами ЕЯ являются:- максимально широкое использование его человеком в своей повседневной деятельности (этоизбавляет от необходимости специального изучения формализованного языка общения с ЭВМ и оттрудностей, связанных с формулировкой заданий и запросов на таком языке);- возможность использования естественного языка для выражения качественно различногосодержания с любой доступной или желательной человеку степенью строгости и полноты (что90гарантирует чрезвычайную широту сферы общения – как в плане охвата самых разнообразныхпредметных областей, так и в плане варьирования формулировок);- его открытость и способность служить метаязыком для самого себя (что обеспечиваетрасширяемость используемых языковых средств).Эти обстоятельства (обычно упоминается первое – не только потому, что оно действительноважно, но и потому, что оно абсолютно очевидно, лежит на поверхности) служат очень серьезнымидоводами в пользу общения с системами ИИ именно на естественном языке.

Свежие статьи
Популярно сейчас