Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени

Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени (С.А. Кравченко - Социология), страница 42

Описание файла

Файл "Том 2. Новые и новейшие социологические теории через призму социологического воображени" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 42 страницы из PDF

Развитие структур в современном мире все болееи более приобретает самостоятельный характер, делая ихотчужденными от жизненных миров людей. При этом лингвистические средства общения вытесняются формами взаимодействия, в которых доминируют денежные средства,властное доминирование, бюрократические принципы.Взаимодействия людей настолько аномизируются, что ужене ясно, где в этих формально рациональных отношенияхподлинно человеческий смысл.Желая особо подчеркнуть дегуманизацию межличностных отношений, Ю. Хабермас называет такую рациональность технической или инструментальной.Все это способствует кризису легитимности — «относительному расхождению между системой и жизненныммиром».

По Ю. Хабермасу — легитимность — система идей,теоретически обосновывающая законность политическойсистемы, имеющая целью поддержание существующегопорядка. Социальные структуры, «монетарно-бюрократический комплекс», государство утрачивают общественнуюподдержку со стороны жизненных миров конкретных индивидов и социальных групп.189«Капиталистический рост, — пишет Ю. Хабермас, — вызывает конфликты в жизненном мире прежде всего вследствиерасширения и внутреннего уплотнения монетарно-бюрократического комплекса… Когда под угрозой оказываются функции символического воспроизводства жизненного мира, оноказывает упорное сопротивление и успешно удерживаетлинию фронта между собой и системой»1.Это является существенным фактором постоянного воспроизводства современных рисков.В связи с этим Ю.

Хабермас предложил свою трактовкурациональности, основанной на гуманистической кооперации людей во всех сферах общественной жизни, на общемпонимании. «Действия вовлеченных агентов координируются не эгоцентристскими просчитываниями успеха,а посредством актов достижения понимания, — отмечалон. — Участники коммуникативного действия не ставятсвои успехи на первое место — они преследуют индивидуальные цели при условии, что они могут гармонизировать свои планы действия на основе общих ситуационныхопределений»2.Социолог особенно критически относится к веберовскойинтерпретации роли формальной рациональности, котораяпронизывает экономику, политику, право, все сферы общественной жизни.

По его мнению, формальная рациональность, основанная на целерациональном действии, привелак беспрецедентному росту производительных сил, но вместе с тем к технологическому контролю над жизнью людей.Это стало главной проблемой для современных обществ. Еёпринципиальное решение Ю.

Хабермас видит в том, чтобыпротивопоставить формальной рациональности рациональность коммуникативного действия, эмансипированнуюот внешнего принуждения и насилия.На эту тему социолог пишет целый ряд работ: «Коммуникация и эволюция общества», «Теория коммуникативного действия», «Теория коммуникативной компетентности», «Между фактами и нормами», «Демократия, разум,нравственность», в которых распространяет свою теорию1 Хабермас, Ю. Отношения между системой и жизненным миромв условиях позднего капитализма // Теоретическая социология : антология : В 2 ч.

Ч. 2. М. : Книжный дом «Университет», 2002. С. 365.2 Habermas, J. The Theory of Communicative Action. Vol. 1. Reason andRationalization of Society. Boston: Beacon Press, 1984. P. 286.190на мораль, право, демократию современного общества. Социолог ратует за тип коммуникации, которой не допускаетколонизации со стороны экономических, политических,культурных и иных институциональных структур над жизненным миром людей, что в принципе исключает социальноепринуждение, отношения эксплуатации и доминирования.В этом, по большому счету, ему представляется новыйвозможный тип рациональности, гуманистический в своейоснове, ибо главное в коммуникации достижение понимания, гармонизации планов индивида с другими участникамивзаимодействия.Данная рационализация, по мнению социолога, не противоречит глобальным тенденциям современности и включает«увеличивающуюся дифференциацию между культурой,обществом и личностью»1.

Не трудно видеть здесь влияниеТ. Парсонса.Она также способствует возрождению консенсуса, основанного на силе аргументов: «Чем дальше дифференцируются структурные компоненты жизненного мира, и процессы, вносящие свой вклад в его сохранение, тем большевыступают связи интеракции при условии рациональномотивированного понимания (и), следовательно, происходитобразование консенсуса, который в конечном счете покоитсяна авторитете лучшего аргумента»2.В итоге Ю.

Хабермас верит в то, что в принципе возможенпроцесс гуманистической агентно-структурной рационализации, в которой бы устранялась колонизация жизненныхмиров со стороны социальных структур современного общества. Это будет способствовать и минимизации современныхрисков. Важно и то, что тем самым обеспечивается гармонизация человеческой деятельности, которая осуществляетсяодновременно «извне» и «изнутри».7.3. Îñîáåííîñòè ñîâðåìåííîãî êîììóíèêàòèâíîãî äèñêóðñàКак считает Ю. Хабермас, не экономическая сфера общества, а именно коммуникация является самым важным соци1 Habermas, J.

The Theory of Communicative Action. Vol. 2. Boston:Beacon Press. 1984. P. 288.2 История теоретической социологии. В 4-х т. Т. 4. СПб. : РХГИ, 2000.С. 618.191окультурным явлением, выражающим сущность человека,характер его взаимодействия с другими людьми: «коммуникативный разум, несмотря на свой чисто процедурный, свободный от любого религиозного и метафизического содержания характер, непосредственно вовлечен в происходящийв обществе процесс; акт взаимопонимания начинает выполнять функции механизма координации действий. Совокупность коммуникативных действий подпитывается ресурсамижизненного мира и одновременно образует среду, воспроизводящую конкретные жизненные формы»1.В теории Ю.

Хабермаса важное место занимает концепция коммуникативного дискурса. Дискурс, считает социолог, — идеальная рефлексивная речевая коммуникация,в которой внешние силы не колонизируют жизненные мирылюдей, не влияют заданным образом на аргументы, используемые при интерпретации явлений социальной жизни.По его мнению, лишь коммуникативный дискурс, эмансипированный от любого внешнего принуждения, можно противопоставить формальной рациональности современногообщества, колонизующей жизненный мир человека.

Коммуникативный дискурс -дискурс эмансипированной коммуникации, характерный для жизненного мира людей, который,однако, подвергается давлению со стороны системы (преждевсего, рыночных структур, влияющих на развитие публичной сферы). Именно такой дискурс способен придать коммуникации во всех сферах рационально-гуманистическийхарактер.Фактором же формирования самого эмансипированногокоммуникативного дискурса является публичная сфера,представляющая собой своего рода буферное социальноепространство между государственной властью и частнойжизнью граждан. Публичная сфера, полагает Ю. Хабермас,наименее заангажирована, в ней существует благоприятнаяобстановка для свободных дискуссий, ибо на нее не могутнепосредственно влиять ни интересы государства, ни интересы частных лиц.Вместе с тем в публичной сфере обсуждаются наиболееактуальные социальные, экономические и политическиепроблемы.

Здесь, прежде всего, создаются условия для коммуникативного дискурса, эмансипированного от внешнего1 Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне. М. : Весь мир, 2003.С. 326.192принуждения. Примером тому могут быть свободные парламентские дебаты.Социолог рассматривает процесс становления эмансипированного коммуникативного дискурса в контексте развитияпубличной сферы.

Это был весьма сложный и противоречивый процесс. Становление рыночных отношений и демократии способствовало развитию публичной сферы. ВозниклиСМИ, прежде всего пресса, подвергавшая критике ценностии нормы феодального общества, его закрытость для свободных дискуссий.Однако, указывает Ю. Хабермас, усиление буржуазногогосударства все более приводило к тому, что оно становилосьвыразителем интересов узких социальных групп. Произошла,по выражению социолога, «рефеодализация», основаннаяна взаимопроникновении частной собственности и публичной сферы1. Современный коммуникативный дискурс всебольше приобретает характер «маскарада» свободных дебатов2.

Информация стала товаром, и СМИ, находящиесяв частной собственности, превращаются в коммерческоепредприятие, ориентированное на прибыль, на «подталкивание аудитории к непрерывному потреблению»3. Такимвостребованным товаром стали развлекательные приключения, триллеры, сенсации. В итоге «просвещение оборачивается надзором, информация — рекламой, воспитание — манипулированием»4.

Отсюда, по мнению социолога,актуальность проблемы формирования эмансипированногокоммуникативного дискурса.7.4. Èíòåãðàëüíîå íàó÷íîå çíàíèå êàê ôàêòîðýìàíñèïèðîâàííîé êîììóíèêàöèèПо мнению Ю. Хабермаса, теоретическая интеграциявозможна, если социологическая наука будет выполнятьне только аналитическо-эмпирическую, но и критическуюфункцию, которая является важнейшим фактором в утверж1Habermas, J. The Structural Transformation of the Public Sphere: AnInquiry into a Category of Bourgeois Society.

Свежие статьи
Популярно сейчас