Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Том 1. Классические теории через призму социологического воображения

Том 1. Классические теории через призму социологического воображения (С.А. Кравченко - Социология), страница 86

Описание файла

Файл "Том 1. Классические теории через призму социологического воображения" внутри архива находится в папке "С.А. Кравченко - Социология". PDF-файл из архива "С.А. Кравченко - Социология", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "социология" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 86 страницы из PDF

Но в действительности никто не может выстоять в одиночку»2.Отмеченные Ч. Кули гендерные особенности в формировании самости лишь подчеркивают то общее положение, чтоиндивиды получают самоидентификацию от общества. Причем и женщины, и мужчины нуждаются в постоянной поддержке со стороны общества. В зрелом возрасте — преждевсего со стороны вторичных общественных институтов.В обыденной жизни «зеркальное Я» проявляется повсеместно. Студенты учатся лучше, когда ощущают одобрениепрофессора. Воины становятся смелее и самоотвержение,когда офицер одобряет их действия. Жена — более внимательной и заботливой, когда муж одобряет её наряд, с похвалой отзывается о ней как хорошей хозяйке.Ч. Кули подчеркивает, что индивиды выбирают кругобщения с теми людьми, которые поддерживают их самоидентификацию.

Героиня чеховской повести «Душечка» —классический тому пример: она была желанным и любимым человеком именно потому, что разделяла чаяния своихмужей. Если кто-то показывает, что хорошо информирован1 Кули, Ч. Социальная самость // Американская социологическаямысль: Тексты. М.

: МГУ, 1994. С. 324.2 Там же. С. 327.390в вопросах охоты или рыбалки, то в присутствии заинтересованных слушателей он напускает на себя вид «спеца» этогодела. Женщина, считающая себя красавицей, стремитсяобщаться с теми, кто разделяет её самоидентификацию.У молодого человека открываются необыкновенные сексуальные потенции, когда женщины, «значимые другие», находящиеся рядом с ним, верят, думают о нем как о Казанове.И напротив, люди избегают иметь дело с теми, кто не разделяет их самоидентификацию.

Вряд ли кто захочет демонстрировать свой ум и юмор в компании богословов.Социолог делает вывод, что каждая общественная структура имеет свой механизм производства самоидентификаций, и индивиды находят себе место в рамках системысоциального контроля, соответствующей их самоидентификациям.Инновационность мышления и оригинальность социологического воображения Ч.

Кули состоит и в том, он предложил метод исследования сознания индивидов, названный имсимпатическим самонаблюдением (sympathetic introspection).Его суть состоит в том, что социолог представляет себяв виде социального субъекта в различных ситуациях, предполагая соответствующее им своё поведение. Социологполагал, что тем самым можно понять значения и мотивысоциального поведения вообще.Современные изменения в самоидентификациях россиянТеория «зеркального Я» позволяет заинтересованномунаблюдателю «заглянуть за» оборотную сторону процессаформирования самоидентификаций россиян в условияхсовременных реформ.

Наши самопредставления складываются в значительной степени под влиянием ожиданий извне.Партийный босс может иметь таковую самоидентификацию лишь в том сообществе, которое готово считать еголидером. «Мисс русская красавица» тоже считается «единственной и неповторимой» лишь среди тех, кто соглашаетсяразделять данное мнение.Когда же индивиды лишаются признания со стороныобщественных структур, то их самоидентификация обычнобыстро разрушается.Так, многие партийные функционеры советского периодаотчаянно пытались сохранить свою самоидентификацию как«отцов нации, спасителей отечества, выдающихся руководителей» и т.д., но если в окружении значимых других выкри391сталлизовывались иные представления о них, то поддерживать прежнее видение себя как ответственного, достойногополитического лидера оказалось невозможным, и многиеушли из общественной жизни.Но извне возникли новые типичные ожидания — в условиях становления рыночных отношений были востребованы прежние связи партийных функционеров.

И что же?Всматриваясь в зеркало новых социальных реалий, прежниепартийные боссы стали думать о себе и действовать так, какполагается это делать «новым русским», занятым предпринимательством.В обоих случаях самоидентификацию индивиды получали от общества, их социальные действия были адекватныспецифическим социальным ситуациям, зеркальным отражением ожиданий значимых других.Предвзятое отношение со стороны окружающих способнотак повлиять на сознание индивида, что его «I» будет стремится соответствовать сложившимся в «Me» этим негативным суждениям.Ныне многие русские, оказавшиеся в силу исторических обстоятельств за границей, на территории стран СНГ,под влиянием националистических, антирусских стереотипов извне они в своих самоидентификациях превращаютсяв людей второго сорта.

Некоторые настолько уступают давлению пренебрежительного отношения к ним со стороныокружающих, что даже вернувшись в Россию, не готовыв полной мере отстаивать свои права.Индивид, оказавшийся в такой или подобной ситуации,может использовать постулаты концепции «зеркальногоЯ» в практических попытках изменить свою судьбу. Емуследует отказаться от того «зеркала», откуда на него смотрит «гадкий утенок», «лицо кавказкой национальности»или просто замученный жизненными невзгодами человек.При этом, конечно, необходимо, чтобы «I» перебороло социальное давление со стороны «Ме», что позволило бы начатьпоиск иного социального окружения с другими «зеркалами»,в которых индивид мог бы видеть вполне респектабельныйобраз.Однако, как считает Ч.

Кули, обладать достоинствамиможно лишь в том случае, если общество готово позволитьэто. В какой мере общество ценит человека, в той мере человек ценит себя.392В течение жизни индивиду, как правило, приходитсянеоднократно менять свою идентичность — при переходево взрослую жизнь (потребность и появление другого «Я»связано с сильным влиянием нового социального контекстана собственное «Я», что существенно изменяет самоидентичность), при вступлении в брак, перемене работы или специальности.В современном демократическом обществе, котором «I»преобладает над «Me», смена «зеркал» обычно проходит безкатаклизмов для индивида.

Тому также способствует разветвленная сеть общественных институтов с многообразнымифункциями, так что у индивида есть реальная возможностьвыбрать неоднократно социальное «зеркало», адекватное еговесьма часто меняющимся самоидентификации.Из работы: Ч. Кули. Социальная самость1В весьма обширном и интересном разряде случаев социальноеотношение принимает форму довольно определенного мысленногообраза того, как самость человека, т.е. любая присваиваемая имидея, проявляется в каком-то отдельном сознании, и самоощущение человека определяется отношением к ощущению его самости,приписываемому этому другому сознанию. Социальную самостьтакого рода можно назвать отраженной, или зеркальной самостью:Наша общая судьба —Другим быть словно зеркала.Мы видим наше лицо, фигуру и одежду в зеркале, интересуемся ими, поскольку все это наше, бываем довольны ими илинет в соответствии с тем, какими мы хотели бы их видеть, точнотак же в воображении воспринимаем в сознании другого некоторую мысль о нашем облике, манерах, намерениях, делах, характере,друзьях и т.д., и это самым различным образом на нас воздействует.Самопредставление такого рода, очевидно, имеет три основныхэлемента: образ нашего облика в представлении другого человека,образ его суждения о нашем облике и какое-то самоощущение,например гордость или унижение.

Сравнение с зеркалом едва липредполагает второй элемент — воображаемое суждение, — которыйявляется весьма существенным. К гордости или стыду нас толкаетне просто наше механическое отражение, но некое вымышленноемнение, воображаемое воздействие этого отражения на сознаниедругого человека. Это явствует из того факта, что характер и влияние этого другого, в чьем сознании мы видим себя, существен1Американская социологическая мысль: Тексты. М. : МГУ, 1994.393ным образом определяют различия нашего самоощущения. Мыстыдимся показаться уклончивыми в присутствии прямодушногочеловека, трусливыми — в присутствии храброго, грубыми — в глазах человека с утонченными манерами и т.д. Мы всегда воображаеми, воображая, разделяем суждения другого сознания. Перед однимчеловек станет хвалиться таким своим поступком — скажем, ловкой торговой сделкой, — о котором ему будет стыдно рассказатьдругому.Как мы предположили ранее, самоощущение можно рассматривать как в известном смысле антитезу, или, скорее, как дополнениетой бескорыстной и созерцательной любви, которая имеет тенденцию стирать ощущение какой-то отличающейся индивидуальности.

Любовь такого рода не предполагает никаких границ, она естьто, что мы ощущаем, когда наше сознание расширяется и усваиваетновый неопределенный опыт, тогда как самоощущение сопровождает присвоение, ограничение и отстаивание какой-то определенной части опыта; первая побуждает нас принимать жизнь, а второе — индивидуализировать ее. Самость с этой точки зрения можнорассматривать как своего рода цитадель сознания, укрепленнуюснаружи и хранящую отборные сокровища внутри, в то время каклюбовь является безраздельным участием в жизни остальной вселенной.

В здоровом сознании одно способствует росту другого: то,что мы любим сильно и в течение долгого времени, мы скорее всеговносим внутрь цитадели и утверждаем в качестве части нас самих.С другой стороны, только базируясь на прочной самости, личность способна проявлять постепенно возрастающие сочувствиеи любовь…Я полагаю, что, как правило, первоначально ребенок связывает«я» (I, me) только с теми идеями, по отношению к которым пробуждается и определяется чувство присвоения.

Свежие статьи
Популярно сейчас