Диссертация (Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях), страница 11

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях". PDF-файл из архива "Наука международного права об ограничении и запрещении применения вооружённой силы в международных отношениях", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 11 страницы из PDF

Деяния Петра Великого. Т. III. М., 1837. С. 104.139Lauterpacht H. The Grotian Tradition in International Law // British Yearbook of International Law. 1946. Vol. 23. P.24–25.13841Г. Гроций был сторонником идеи о том, что несмотря на то, что большая частьмеждународного права основана на положениях позитивного права, естественное правоявляется его самой важной частью, поскольку представляет собой основу для позитивного права и является мерилом для решения тех задач, которые стоят перед международным правом. В связи с этим Г. Гроций писал: «В широком плане обязательный характердаже определённых частей (международного) права, выраженных в согласии, основан напринципах естественного права, которое является выражением социальной природы самого человека».

Г. Гроций подчёркивал, что естественное право «является постоянным,непреходящим источником для замены волюнтаризма международного права, посколькуестественное право руководствуется нормами этики и разума, а … намерения государствне могут служить решающим источником международного права». Он предписывалстрого: «Государства должны неукоснительно подчиняться принципам господстваправа»140.Рассуждая подобным образом, Г. Гроций следовал принципам, изложенным в учении Ф.

Аквинского. Он, как и Ф. Аквинский, считал, что основа авторитета права лежитв естественном праве; право является всеобщей универсальной системой, регулирующейвсю совокупность деятельности человечества.Г. Гроций разделял подход Ф. Аквинского о системе и практике обеспечения международного права. Г. Гроций писал, что война может вестись только как средство самозащиты и только для восстановления справедливости.

Он предлагал средства устраненияпротивоправных действий, помимо ведения войны, таких как судебные разбирательствас привлечением третьей стороны и наказание виновных, не доводя дело до прямого вооружённого столкновения сторон.Если лаконично изложить вклад Г. Гроция в исследование вопросов о войне, тоследует прежде всего отметить то, что в условиях разрушительных религиозных войн вЕвропе в XVII в. он попытался исключить идеологические соображения в качестве основы для ведения справедливой войны и представить такую войну лишь в условиях самообороны, защиты собственности и наказания за деяния, от которых пострадало мирноенаселение.Институт наказания также являлся одной из главных тем Г.

Гроция. Он рассматривал наказание в контексте права и справедливости. Понятие «справедливость», по его140Там же. P. 19–21.42мнению, означало «наказание тех, кто первыми творили несправедливость, совершая противоправные деяния…». Под наказанием учёный понимал «причинение страданий за действия, творящие зло». Для того, чтобы оставаться в рамках закона, наказание, по его убеждению, должно применяться законным образом, исключительно в законных целях, бытьадекватным и соразмерным совершённым противоправным, несправедливым действиями направлено только против виновных. Среди законных методов и целей применениянаказания Г.

Гроций указывал на исправление тех, кто допустил подобные действия, восстановление чести и достоинства того, в отношении которого подобные действия былисовершены. Месть как средство удовлетворения личных амбиций Г. Гроций отвергал. Поего мнению, наказание должно быть связано с тем, что заслужил провинившийся, и пойтина благо обществу в целом141.Ввиду того, что наказание могло быть оправданным лишь при применении его вспециальных целях, Г. Гроций особо отмечал, что наказан должен быть только тот, ктотворит зло и несправедливость. В частности, верховный правитель должен понести наказание за совершённые им противоправные деяния или за то, что не смог или не захотелположить конец насилию, совершаемому подданными его государства. Наказанию, по Г.Гроцию, также могли быть подвергнуты целые народы.

Он предупреждал о том, что «никто из тех, кто неповинен в совершенных преступлениях, не должен нести наказания запреступления, совершенные другими… Наказание назначается за совершенное деяние; адеяние носит индивидуальный характер, поскольку его совершение зависит именно отличной воли его совершившего, а не от воли всего общества». Наказание должно применяться только в отношении «заслужившего его». Вопрос об избрании меры наказания, помнению Г. Гроция, должен решаться в судебном порядке.

Этот вывод учёного опиралсяна исторический опыт: на протяжении всего исторического пути развития человечествакаждый раз, когда племена объединялись в сообщество, вопрос о наказании за противоправные действия передавался на усмотрение судей. И только судьи могли решать вопрособ избрании меры наказания.

Только в тех случаях, когда судебные разбирательства физически не могли быть организованы, например, при возникновении конфликтов в открытом море и т.п., в дело вступала личная месть142.См.: Grotius H. De Jure Belli ac Pacis Lebri Tres / Francis W. Kelsey trans. Oxford: Clarendon Press, 1925. Reprinted.New York, 1995. P. 462–494.142См.: Там же. P. 462–494.14143Приемлемые формы наказания, по мнению Г. Гроция, могли быть самыми разнообразными – от наложения обычного штрафа до объявления войны, однако при избраниимеры наказания должен быть соблюдён баланс между виной и наказанием, т.е.

наказаниедолжно быть пропорционально совершенной провинности, а наказание виновного – соразмерно совершенному им деянию. Исходя из этого, объявление войны считалось суровым наказанием: оно могло быть использовано лишь при необходимости и на основе веских оснований. Например, государь мог законным образом вести войну в ответ на беззаконие, совершённое другим государством. «Справедливые войны» велись в ответ на совершенное беззаконие, как в случае самообороны, так и для того, чтобы вернуть себе захваченную собственность или наказать обидчика.

Однако, Г. Гроций не считал, чтонароды, живущие под чужим господством, имели законное право прибегать к военнымдействиям. Состояние протектората он считал законным. Он подчёркивал, что «сама природа общества … не запрещает использование силы. … Государь может прибегать квойне … при наличии серьёзных на то оснований. Он может это делать даже в тех случаях, когда в результате военных действий попираются права другого государства». Онбыл убеждён в том, что вмешательство в конфликт третьей стороны позволяет снизитьриск того, что «личные обиды могут привести к превышению необходимого уровня наказания обидчика»143.Г.

Гроций признавал наличие дилеммы, которая заключалась в том, что одна изсторон конфликта выступала в роли судьи. Однако он не смог ответить на вопрос о том,кто вправе решать, какая из двух сторон, участвующих в конфликте, борется за справедливое дело. Напомним, что согласно мнениям Ф. Аквинского и Ф. Суареса, этот вопросвправе был решать глава католической церкви. В условиях ослабления влияния Ватиканаи власти германского императора Г. Гроций считал, что стороны конфликта сами должныбыли решать эту проблему.

Однако такой подход не решал проблему144. По существу Г.Гроций сумел предложить лишь один выход для решения упомянутой дилеммы, аименно: во что бы то ни стало пытаться избежать начала войны. В связи с этим он призывал к проведению прямых переговоров или к привлечению международного арбитража145.Там же.

P. 462–495.Elbe J. von. The Evolution of the Concept of the Just War in International Law // American Journal of International Law.1939. No. 33. P. 680.145Grotius H. De Jure Belli ac Pacis Lebri Tres / Francis W. Kelsey trans. Oxford: Clarendon Press, 1925. Reprinted. NewYork, 1995.

P. 562.14314444Идеи, сформулированные Г. Гроцием, стали востребованными наукой и практикоймеждународного права. Профессор А. Нуссбаум не без оснований утверждает о том, что«основополагающие положения учения Г. Гроция были приняты и усвоены всем цивилизованным сообществом»146.В тексте мирного договора, подписанного в 1648 г. в Вестфалии, явственно чувствуется влияние идей Г. Гроция. Подписание Вестфальского мирного договора положило конец Тридцатилетней войне (т.е. спустя двадцать лет после публикации трактатаГ.

Гроция «О праве войны и мира» и три года после его кончины). Этот договор готовилсяв течение трёх лет на «первом Европейском дипломатическом конгрессе»147. Помимо основных принципов по урегулированию проблем столь затяжной войны Вестфальскиймирный договор также содержал положения, касающиеся механизмов обеспечения еговыполнения. В результате было достигнуто главное: триста бывших членов СвященнойРимской империи получили право вступать в альянсы, что на деле означало, что они обрели государственный суверенитет. Их подданным была гарантирована свобода совести.Все прежде существовавшие взаимные претензии считались урегулированными. Все потенциальные споры между ними подлежали «обсуждению в правовом русле». В случаенеурегулирования разногласия в течение трёх лет все государства – участники Вестфальского мирного договора обязаны были «с оружием в руках принудить агрессора к миру».Профессор А. Науссбаум усмотрел в этом «первую попытку создания международной организации по поддержанию мира»148, а профессор Л.

Свежие статьи
Популярно сейчас