Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 26

PDF-файл Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 26, который располагается в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук" в предмете "диссертации и авторефераты" изаспирантуры и докторантуры. Диссертация (Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции), страница 26 - СтудИзба 2019-09-14 СтудИзба

Описание файла

Файл "Диссертация" внутри архива находится в папке "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции". PDF-файл из архива "Конституционные ценности в доктрине конституционного права и практике конституционной юстиции", который расположен в категории "на соискание учёной степени кандидата юридических наук". Всё это находится в предмете "диссертации и авторефераты" из аспирантуры и докторантуры, которые можно найти в файловом архиве РУДН. Не смотря на прямую связь этого архива с РУДН, его также можно найти и в других разделах. , а ещё этот архив представляет собой кандидатскую диссертацию, поэтому ещё представлен в разделе всех диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук.

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 26 страницы из PDF

The Federal Constitutional Court in Germany and the "Southwest Case" // The AmericanPolitical Science Review. 1952. 46(3). 723-731.306Southwest Case. 1 BverfGE 14. 1951.307Речь идёт о так называемых Первом и Втором Законах о Реорганизации (Neugliderungsgesetz), всоответствии с которыми должна была происходить реорганизация юго-западного региона Германии, ирешение вопроса об объединении земель Вюртемберг-Баден, Баден и Вюртемберг-Гогенцоллерн. См.:Leibholz G. Указ.

соч. P. 723-724.308Концептуальные позиции Конституционного Суда Германии будут приведены и подробно исследованынами ниже при исследовании теоретических подходов к понятию «конституционной идентичности».309См.: Galetta D.-U. European Union Law in the Jurisprudence of Italian High Courts: Is the Counter-LimitsDoctrine a Dog That Barks but Does Not Bite? // European Public Law. 2015. Volume 21.№4. P. 747 – 764.Филатова М. А. Конфликты конституционных и наднациональных норм: способы преодоления (на примереЕвропейского союза и правовых систем государств - членов ЕС) // Международное правосудие.

2013. №4.310Исполинов А. С. Приоритет права Европейского Союза и национальная (конституционная) идентичность врешениях Суда ЕС и конституционных судов государств – членов ЕС // Сравнительное конституционноеобозрение. 2017. № 4. С. 55.120которых допускается действие норм международного и европейского права вправопорядке Италии311.В ответ на провозглашение Европейским судом доктрины приоритетанорм европейского права по отношению к нормам национальногозаконодательства, Конституционный Суд Италии в своём решении от 18декабря 1973 года № 183/1973 по делу «Фронтини» (Frontini)312 и несколькопозднее в решении от 8 июня 1984 года по делу «Граниталь» (Granital)313указал, что подобные ограничения суверенитета не допускаются, если онипротиворечат конституционному порядку или приводят к нарушениюзащищаемых конституцией фундаментальных прав314.При этом в обоснование своей позиции Конституционный Суд Италииссылался на статью 11 Конституции, согласно которой Италия соглашаетсяна условиях взаимности с другими государствами на ограничениесуверенитета, необходимое для порядка, обеспечивающего народам мир исправедливость315.

Интерпретируя данную норму, Конституционный СудИталии признал, что государство ограничивается в реализации им своихзаконодательных, судебных и исполнительных функций путем присвоениячасти этих полномочий институтам Европейского Сообщества, которыеосуществляются ими в рамках форм, процедур и гарантий, устанавливаемыхактами Сообщества. Законность действий Сообщества не может при этомоцениваться с точки зрения итальянских правовых стандартов.

Но иинституты Сообщества в свою очередь не уполномочены нарушать311См.: Исполинов А. С. Вопросы взаимодействия международного и внутреннего права в решенияхКонституционного Суда Российской Федерации // Российский юридический журнал. 2017. №1. С. 73 - 93.312Italian Constitutional Court. Frontini v. Ministero delle Finanze Case.

Case №183. [1974]. Judgement of 27December 1973. CMLR 372.313Italian Constitutional Court. Spa Granital v. Amministrazione delle Finanze. Case №170/84. [1984]. Judgementof 8 June 1984. CMLR 756.314См.: Исполинов А.С.Указ. соч. С. 73 - 93. Необходимо отметить, что последние понятия рассматриваютсякак самим Конституционным Судом Италии, так и представителями итальянской правовой доктриной вкачестве основополагающих конституционных ценностей.

См.: Galetta D.-U. Указ. соч. P. 747 – 764.315Конституция Итальянской Республики от 27 декабря 1947 года // Конституции зарубежных государств:Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский Союз, Соединенные Штаты Америки, Япония:учеб. пособие. 8-е изд., исправл. и доп. М. 2012. С. 293.121основополагающие конституционные принципы или фундаментальныеправа, гарантируемые Конституцией Италии316.По мнению Конституционного Суда, в случае если Сообщество будетобладать полномочиями в отношении этих принципов и прав, суверенитетИталии будет полностью аннулирован.

Полномочие же на полноеаннулированиесуверенитетаИталиинепредусмотреностатьей11Конституции, в соответствии с которой государство может согласитьсяограничить свой суверенитет, однако его полное аннулирование превышаетполномочиягосударства,предоставленныеемусоответствующейсодержаниеконституционнойконституционной нормой317.Такимобразом,понятиеиидентичности в одном из наиболее ранних решений формулировалосьорганом конституционного судебного контроля путём апеллирования кпонятию государственного суверенитета, а доктрина контрлимитов иликонституционных пределов, в качестве которых Конституционный СудИталии определил основополагающие конституционные принципы ифундаментальные права, гарантируемые Конституцией и являющиеся в своюочередь основополагающими конституционными ценностями, выступила еёпрообразом в итальянской правоприменительной практике.Необходимо отметить, что раскрытие содержания конституционнойидентичности сквозь призму понятия суверенитета является достаточнораспространённойпрактикойврешенияхоргановконституционногосудебного контроля, связанных с европейской интеграцией.316Sentenza n.

183.18 dicembre 1973.URL: http://www.cortecostituzionale.it/actionPronuncia.do.См.: Cartabia M. The Italian Constitutional Court and the Relationship Between the Italian Legal System and the317European Community // Michigan Journal of International Law. VOLUME 12. Issue 1. 1990. P. 173-203. ПозицияСуда также подразумевала, что, хотя обычно Конституционный Суд не может контролировать положенияактов Европейского Сообщества, в случае нарушения фундаментальных принципов и неотчуждаемых правчеловека такой контроль допустим, по крайней мере, в отношении национальных актов, применяющих этинормы ЕС. См.: Андреева Г.Н. 2016.02.009. Бон П.

Национальная или конституционная идентичность –новое юридическое понятие. Bon P. La identidad nacional o constitucional, una nueva nociónjuridical // RevistaEspañola de derecho constitucional. Madrid, 2014. №100. P. 167–188 // Социальные и гуманитарные науки.Отечественная и зарубежная литература. Серия 4: Государство и право.

Реферативный журнал. 2016. №2.122С процессом расширения Европейского союза в 2004-2007 годах,доктринаконституционнойидентичностистановитсявсёболеевостребованной. Так, принятие Лиссабонского договора вызвало оструюдискуссиюпоповодурисковокончательнойутратынациональнойидентичности государствами – членами Европейского союза и сталопричиной «эффекта домино» в виде появления целой серии решенийконституционных и высших судов большей части государств – членов ЕС(Франция, Австрия, Латвия, Литва, Германия, Венгрия, Польша, Чехия,Дания, Ирландия и др.)318.В контексте вопроса о рассмотрении конституционной идентичностисквозь призму понятия суверенитета, наиболее показательной при этомявляется правоприменительная практика Федерального КонституционногоСуда Германии, в рамках которой Суд проверял соответствие Лиссабонскогодоговора положениям Основного закона Германии и которое и привлекловниманиесостороныширокогокругаевропейскихисследователейнепосредственно к самой исследуемой проблематике319.В частности, в данном решении Федеральный Конституционный СудФРГ заявил, что компетентен рассматривать акты ЕС на предмет ихсоответствия "конституционной идентичности" Основного закона и нетолько разрешать, но и обязывать правительство не исполнять акты ЕС ипредпринимать меры для защиты конституционной идентичности320.Развивая данную концепцию, Конституционной Суд Германии, вчастности указал, что государство представляет собой естественное ипервичноепространствоконституционномвыраженияпространстве.Сдемократииучётомвобщеевропейскомэтого,конституционнаяидентичность включает в себя суверенную государственность Германии,318Wendel M.

Lisbon Before the Courts: Comparative Perspectives // European Constitutional Law Review. Volume7. Issue 1. P. 96-137. Цит. по: Исполинов А. С. Приоритет права Европейского Союза и национальная(конституционная) идентичность в решениях Суда ЕС и конституционных судов государств – членов ЕС //Сравнительное конституционное обозрение.

2017. № 4. С. 56.319Martí J. L. Там же.320Красинский В.В. Защита государственного суверенитета. М. 2017. // СПС КонсультантПлюс123которая не может быть отчуждена путем дальнейшей европейскойинтеграции321.Определяя сферу идентичности, Суд при этом перечислил рядсущностных функций государства, потеря контроля над которыми влечётпотерю суверенитета. В частности, Суд установил, что интеграция должнаоставить достаточное пространство для политического формированияэкономических, культурных и социальных сфер жизни общества вгосударствах-участниках.

Суд постановил, что это также включает в себядемократические решения, касающиеся уголовного права, монополиюгосударства на применение вооруженных сил, вопросы государственныхдоходов и расходов, немецкую концепцию социального государства, а такжерешения, касающиеся культурно важных сфер жизни общества, таких, вчастности, как семейное право, образование и религия322.Какотмечаетсявлитературе,концепцияконституционнойидентичности, сформулированная Конституционным Судом Германии врешении по Лиссабонскому делу, сыграла главную роль не только вопределении порядка применения европейского права в национальныхправопорядках, но также и судьбу дальнейшей немецкой интеграции в ЕС323.Как справедливо замечает Г.

А. Гаджиев, в данном случае судебная доктринаконституционной идентичности выступила важной гарантией защитынационального суверенитета324.ПоказательнойтакжеявляетсяправоприменительнаяпрактикаКонституционного Суда Чехии, который дважды исследовал вопрос осоответствии положений Лиссабонского договора Конституции страны325 и в321BVerfGE 123, 267 (note 8), para. 216. См.: Thym D. Attack or Retreat? Evolving Themes and Strategies of theJudicial Dialogue between the German Constitutional Court and the European Court of Justice // ConstitutionalConversations in Europe.

2012. P. 235, 242; Grimm D. Defending Sovereign Statehood against Transforming theEuropean Union into a State // European Constitutional Law Review. №5. 2009. P. 353.322BVerfGE123,267(note8),para.252//URL:http://www.bundesverfassungsgericht.de/en/decisions/es20090630_2bve000208en.html.323Gerhard van der Schyff. Указ. cоч. P. 176.324Гаджиев Г. А. Указ. соч.325Васильева Т. А. Концепция суверенитета в условиях глобализации и европейской интеграции //Конституционное и муниципальное право.

Свежие статьи
Популярно сейчас