Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » Документы » Лекция. Политическая сфера общества. Государство и право

Лекция. Политическая сфера общества. Государство и право, страница 3

Описание файла

Документ из архива "Лекция. Политическая сфера общества. Государство и право", который расположен в категории "лекции и семинары". Всё это находится в предмете "философия" из четвёртого семестра, которые можно найти в файловом архиве СГМУ. Не смотря на прямую связь этого архива с СГМУ, его также можно найти и в других разделах. .

Онлайн просмотр документа "Лекция. Политическая сфера общества. Государство и право"

Текст 3 страницы из документа "Лекция. Политическая сфера общества. Государство и право"

В книге немецко-американского философа и политолога Ханны Арендт "Истоки тоталитаризма" (1951) размежевываются явления "традиционного деспотизма" и "тоталитаризма", раскрываются социальные причины тоталитарных режимов и показываются внутренние их причины. Одним из явлений, давших непосредственный толчок тоталитаризму XX века, X. Арендт считает появление феномена массы. Масса объединяется не путем позитивного осознания общих интересов (ибо она не обладает отчетливой классовой структурированностью), а на основе "негативной самоидентификации" ("ужасающей отрицательной солидарности"). Последняя выражается в отторжении устоявшихся социальных ценностей и любых форм их политического представительства. Падение охранительных стен между классами, отмечает X. Арендт, превратило сонные большинства, стоящие за всеми партиями, в одну громадную, неорганизованную, бесструктурную массу озлобленных индивидов. Они не нуждались в опровержении аргументации противников и последовательно предпочитали методы, которые кончались смертью, а не обращением в новую веру, сулили террор, а не переубеждение. X. Арендт указывает на то, что тоталитарный человек есть атомизированный, отчужденный индивид, представитель массы, сплачиваемой в коллективные социальные единицы с помощью насилия и тотальной идеологической манипуляции. Идеальной моделью тоталитаризма X. Арендт считает нацистский лагерь, в котором у человека разрушались разумные мотивы поведения, мораль (исчезала грань между добром и злом), а затем (из-за голода и пыток) нормальные психические и психофизиологические реакции.

Французский философ и социолог Р. К. Ф. Арон в книге "Демократия и тоталитаризм", вышедшей на русском языке в 1993 году, обращает внимание на такой признак тоталитаризма наряду с другими, как идеологический террор. "В связи с тем, что любая деятельность стала государственной и подчиненной идеологии, - пишет он,- любое прегрешение в профессиональной сфере сразу же превращается в прегрешение идеологическое. Результат - политизация, идеологизация всех возможных прегрешений отдельного человека и, как заключительный аккорд,- террор, одновременно политический и идеологический". С этим признаком связан первый (по Арону) - возникновение тоталитаризма в режиме, предоставляющем какой-то одной партии монопольное право на политическую деятельность. В тоталитаризме все его признаки взаимосвязаны. "Определяя тоталитаризм,- пишет Р. Арон,- можно, разумеется, считать главным исключительное положение партии, или огосударствление хозяйственной деятельности, или идеологический террор. Но само явление получает законченный вид только тогда, когда все эти черты объединены и полностью выражены".

 

Такова общая характеристика тоталитаризма как вида политического режима. Конкретный пример этого режима описан в книге: П. В. Алексеев, А. В. Панин. "Философия". 2-е изд. М., 1999; 3-е изд. М., 2001 (Приложение). Известно, что в XX столетии было немало тоталитаристских режимов: диктатура Б. Муссолини в Италии (1922-1943), гитлеровский фашизм Германии 30-х - начала 40-х годов, сталинская диктатура 30-х - начала 50-х годов в СССР, идеологический террор в КНР периода так называемой "культурной революции", пол-потовская диктатура в Камбодже, тоталитаризм Пиночета в Чили и др.

Последние десятилетия XX века и начало XXI столетия вселяют надежду на увеличение количества стран, способных развиваться по пути политической демократии.

При рассмотрении политической сферы все чаще обращают внимание на разграничение понятий "государство" и "гражданское общество". Если первое понятие прочно связывается с политическими структурами, то второе имеет ряд значений (иногда, например, отождествляют понятия "гражданское общество" и "буржуазное общество"). Наиболее распространенным в последнее десятилетие является тот смысл, который исключает государство, противополагается государству. "Гражданское общество", как отмечает, например, В. И. Кураев, - это понятие, обозначающее совокупность неполитических отношений в обществе: экономических, социальных, нравственных, религиозных, национальных и т.д.; это есть сфера самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций, огражденных соответствующими законами от прямого вмешательства и произвольной регламентации деятельности этих граждан и организаций со стороны государственной власти. В гражданском обществе, пишет И. А. Гобозов, "все граждане государства могут проявлять себя, могут открыто выражать свое отношение к тем или иным действиям, официальных властей, могут протестовать против тех или иных решений государственных органов, и нередко под влиянием неофициальных структур официальные структуры вынуждены пересматривать свои решения". Неполитическая, негосударственная сущность фажданского общества подчеркнута также в следующем определении этого понятия: "Гражданское общество - это совокупность естественных форм общественной жизнедеятельности индивидов, призванных обеспечивать, главным образом, негосударственными и неполитическими методами удовлетворение их потребностей и интересов".

В истории политическое общество (государство) находилось в разных соотношениях с гражданским обществом. При тоталитарном режиме происходило как бы поглощение государством гражданского общества. Лишь демократический режим способен сформировать механизмы равновесно-гармоничных отношений политического государства и гражданского общества.

Философия права

Философию права можно считать частью социальной философии. Вместе с тем, к философскому осмыслению права имеют отношение и все остальные разделы философского знания (онтология, теория познания, этика, история философии). Поэтому в философии права как науке о природе права как социального явления имеются такие разделы, как онтология, гносеология и аксиология права, а также большое внимание уделяется рассмотрению человека как правового существа.

          В основном право изучается юриспруденцией, предметом которой является сущее (позитивное право или наличная совокупность правовых норм). Право понимается юристами как совокупность принудительных предписаний, как система обязательных для исполнения правил поведения, установленных государством. Юристы полагают, что настоящая наука о праве должна описывать существующие правовые нормы, а не заниматься поисками спекулятивной природы права или метафизических представлений о сущности права. При таком подходе право оказывается продуктом властных приказаний государственной власти. Подобное понимание права в юриспруденции сложилось под большим влиянием позитивизма.

          Философа такая позиция не может устроить, так как вне внимания юристов остается важнейший вопрос о том, как в правовой сфере жизни общества сущее (правовые нормы) соотносится с должным. Поэтому рационалистическое философское объяснение права начинается с постановки вопроса о разумности, правильности, справедливости правовых норм. Будучи разумным существом, стремящимся жить в осмысленном мире, все правовые явления человек подвергает критическому анализу, начиная с обыденного, и вплоть до философского уровня сознания. При критическом анализе права как социального явления философы ищут истинное знание о праве. Для этого в философии права осуществляется различение права и закона как различение должного и сущего. Исторически сложились различные варианты обозначения права в философских учениях: естественное право, божественное право, справедливость. Благодаря этому философия права может ставить вопросы о справедливости закона, о соотношении права и закона, закона и произвола. Важно подчеркнуть, что в философии права исследуется не только бытие права в обществе, но и философские концепции государства. Дело в том, что право не существует без государства. Государство устанавливает и защищает право, а также является правовой формой организации публичной власти в цивилизованном обществе.

          Философия права в системе наук. Возникновение философско-правовых представлений происходит в древности. Начало философии права было положено учением о естественном праве (в рамках теологии, философии, юриспруденции, политической науки). Само понятие философия права возникает в XYIII в. Какова дисциплинарная принадлежность философии права? В целом она является междисциплинарной наукой, соединяющей прежде всего философию и юриспруденцию. Как философы, так и юристы претендуют на монопольное отнесение философии права к своей науке. Поэтому все множество существующих концепций философии права можно разделить на два основных направления - юридические и философские.

          Среди тех, кто относит философию права к юриспруденции и считает, что эта наука должна заниматься непосредственными юридическими явлениями, можно назвать немецкого юриста Г. Гуго, российского юриста С.С. Алексеева.

          Практически все основные философские течения философской мысли ХIХ-ХХ вв. - кантианство и неокантианство; гегельянство и неогегельянство; христианская философия (неотомизм, протестантизм); позитивизм, марксизм и неомарксизм, феноменология; философская антропология; экзистенциализм, постмодернизм - разработали свои философско-правовые концепции.

          Степень развитости философии права и ее место в системе наук зависят от общего состояния философии и юриспруденции в обществе. Имеют также значение степень развитости и места в обществе политики, идеологии, религии, научного знания, междисциплинарных связей. В дореволюционной России, начиная с XYIII в. был накоплен определенный опыт исследования и преподавания философии права. Среди известных специалистов можно назвать имена С.Е. Десницкого, А.П. Куницына, П.Г. Редкина, Б.А. Кистяковского, Г.Ф. Шершеневича, Б.Н. Чичерина, П.И. Новгородцева, В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина. Они находились под влиянием кантианства, гегельянства, позитивизма, персонализма, соединяя идеи этих учений с христианско-нравственной трактовкой жизни общества и пытаясь утвердить нравственный идеализм в философии права. В советском обществе этот опыт был отброшен и длительное время господствовала идеологическая марксистская схема трактовки государства и права, общая как для юриспруденции, так и для философии. В целом ее можно охарактеризовать как юридический позитивизм. В 90-ее гг. ХХ века философия права вновь возвращается в российскую науку и высшее образование.
          Право как формальное равенство. В науке равенство обычно трактуется как результат сознательного абстрагирования от различий, присущих сравниваемым объектам с помощью определенного критерия уравнивания. Основанием правового уравнивания различных людей является свобода индивида в обществе, признаваемая в форме его правоспособности и правосубъектности. Это означает, что правовое равенство представляет собой равенство свободных и независимых друг от друга субъектов права по общему для всех масштабу. Но в конкретном обществе кроме свободных могут иметься и несвободные люди. Тогда несвободные будут не субъектами, а объектами права. Принцип правового равенства на таких людей не распространяется. Иначе говоря, правовое равенство является равенством свободных людей и равенством в свободе. Право оказывается общим масштабом и равной мерой свободы индивидов. Оно выступает как форма выражения и осуществления свободы в обществе.
          Правовое равенство может быть только формальным, так как оно достигается за счет абстрагирования от фактических различий. Именно благодаря своей формальности правовое равенство может служить средством регуляции социальных отношений. Подчеркнем, что оно не является фактическим равенством. Любые формы осуществления фактического равенства людей (уравниловка, эгалитаризм) неизбежно ведут к отказу от права и от государства. Примером может служить марксистская теория отмирания права и государства.
          История права представляет собой процесс постепенного увеличения содержания, объема, масштаба и меры формального равенства. При этом расширяются масштаб и мера свободы, круг субъектов права. Праву всегда присущ принцип формального равенства, но его содержание исторически меняется. В связи с этим право можно определить как нормативную форму реализации свободы в обществе с помощью принципа формального равенства людей. Уточняя эту мысль, В.С. Соловьев писал, что "всякий положительный закон, как частное выражение или применение права, к какому бы конкретному содержанию он, впрочем, ни относился, всегда предполагает равенство, как свою общую и безусловную форму: перед законом все равны, без этого он не есть закон". (В.С. Соловьев. Право и нравственность // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. - Л., 1990. С. 99.)
          Будучи субъектами права, люди неравны с точки зрения имеющихся у них прав. Это означает, что право не снимает исходные фактические различия между индивидами. Формальное правовое равенство таких людей означает, что право формализует существующие различия по единому основанию как присущие свободным, независимым друг от друга и равным индивидам. Каждый из этих индивидов может свободно реализовать абстрактную возможность приобрести права на какие-либо блага. Право является равным для всех его субъектов формализованным путем реализации этой цели. Полученные в итоге права конкретных индивидов будут неравны. В этом состоит формализм правового равенства. Право никак не служит достижению фактического равенства людей, то есть не является способом разделения благ среди всех людей в равной мере. В этом состоит специфика государственно-правового регулирования жизни общества. Очень образно выразил эту мысль В.С. Соловьев. Он писал в сочинении "Оправдание добра" о том, что задача права вовсе не в том, чтобы, чтобы лежащий во зле мир обратился в Царство Божие, а только в том, чтобы он - до времени не превратился в ад. В.С. Соловьев. Право и нравственность // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. - Л., 1990. С. 454).
          Право как свобода. Наш исходный тезис состоит в том, что свобода в цивилизованном обществе возможна только в правовой форме. Эта форма дает единый масштаб и меру свободы индивидов. Получается, что свобода индивида не беспредельна. Она заранее ограничена рамками права. Зато в рамках этого правового поля субъекты права свободны в проявлении своей воли и способны защитить себя от любого произвола. И.А.Ильин писал об этом следующим образом: "…человеческая история показала и подтвердила много раз, что лучше пользоваться более ограниченной системой субъективных прав, крепко огражденных и действительно обеспеченных, чем видеть, как твой безграничный круг субъективных притязаний попирается произволом соседей и деспотической влстью. Лучше малая свобода, всеми чтимая и блюдомая, чем большая свобода, никем не соблюдаемая и не уважаемая, ибо такая "большая свобода" есть величина мнимая, которая не заслуживает ни названия "свободы", ни названия права". Право оформляет свободу индивидов, определяет пределы свободы индивида, достигнутой конкретным обществом. Никакая социальная революция не избавляет людей от правовых рамок свободы. Революции лишь приводят к тому, что старые правовые рамки сменяются новыми. Не ограниченная правом свобода означает анархию, произвол, уничтожение государства и цивилизации. С этой точки зрения прогресс в истории общества представляет собой постепенное освобождение людей от произвола, личной зависимости и развитие правовых форм выражения свободы индивидов. Совершенствуются правовые формы выражения свободы и все большее число людей становится субъектами права.
          Такому пониманию права как свободы мешают стереотипы массового сознания. В обыденном сознании, а иногда и в научном, существуют представления о том, что право противостоит свободе и равенству. При таком подходе под правом имеют в виду любые произвольные повеления власти, которые действительно могут быть неправовыми и наносящими ущерб свободе индивидов. В анархистском духе свободу зачастую противопоставляют формально-правовому равенств.