38744 (Текст как объект литературного редактирования), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Текст как объект литературного редактирования", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "журналистика" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "журналистика" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "38744"

Текст 2 страницы из документа "38744"

действия и соответствующие этим действиям результаты.

В условиях редакционной работы эта схема получает конкретное наполнение. Первый её компонент — знакомство редактора с авторским произведением. Второй — постановка задачи редактирования. Она может быть продиктована и уточнена как внешними обстоятельствами, так и качествами самого материала. Заранее может быть запланирован объём, жанр, необходимость подчеркнуть связь с текущими событиями, форма контакта с читателем, может быть определён вид правки. Затем редактор решает, как он будет действовать, — так расшифровывается третий компонент схемы. Редактор может отослать материал на доработку, может работать над текстом вместе с автором или один и выбирает методику, которая, с его точки зрения, наиболее рациональна в данном случае. Зримые действия редактора, в частности процесс правки текста, — лишь последний, завершающий этап редактирования.

Психология редакторской работы чрезвычайно сложна. Это предопределено сложностью её объекта - текста, фиксирующего результат сложнейшей деятельности человека, своеобразием коммуникативных связей, возникающих между автором, редактором и читателем, спецификой редакторского труда, в котором творческое начало сочетается с аналитическим. В свете этих особенностей и должны быть рассмотрены психологические предпосылки редактирования.

Речевые ошибки в тексте

Речевую ошибку в тексте принято прежде всего толковать как отступление от языковой нормы. Однако по своему характеру, происхождению и последствиям неправильности, встречающиеся в тексте, различны, а оценка их часто крайне сложна. Не случайно психология речевых ошибок, фиксируемых текстом, стала предметом специальных исследований. Ошибки письма и технического воспроизведения текста принято подразделять на ошибки неверного прочтения и запоминания слова или группы слов, на ошибки неверного перевода во внутреннюю речь и на ошибки механические (ошибки типа «ослышек» и «обмолвок» не характерны для письменной речи). Анализ типичных ошибок воспроизведения подсказывает редактору «слабые», наиболее часто искажаемые места печатного текста: предложения или более крупные фрагменты текста, начатые одинаковыми словами, слова, разделённые переносом, конечные слова в строке и абзаце, текст, набранный крупным шрифтом. Особого внимания редактора требуют заголовки, названия рубрик, шапки. Часто встречаются замена и перестановка букв внутри слов, одинаково начинающихся и имеющих сходные окончания, перестановка букв внутри малознакомого, редко встречающегося слова, замена слов и оборотов синонимичными, пропуски слов, повторяющихся в тексте. Типичный случай технического искажения текста - исчезновение абзацного отступа и появление его там, где текст должен быть напечатан в подбор (обычно это происходит, если предыдущая строка полная).

При знакомстве с текстом в поле зрения редактора неизбежно попадают отклонения от нормы, воспринимаемые как нарушения общепринятых правил письменной речи. Наиболее жёстко регламентируют действия пишущего правила орфографии, и понятие «грамотность» принято прежде всего связывать с соблюдением орфографической нормы. Знаменательно, что в первые послереволюционные десятилетия лингвисты осознавали борьбу с неграмотностью как проблему социальную. Сегодня нет необходимости убеждать кого-либо в необходимости грамотно писать, но тем более стоит напомнить, что орфографическая ошибка в печатном тексте воспринимается как неуважение к читателю. Правила орфографии наиболее стабильны. Они меньше подвержены изменениям, чем норма пунктуационная, лексическая и тем более стилистическая, которая чаще направлена на то, чтобы помочь пишущему осуществить выбор между языковыми вариантами, чем утвердить, что следует поступить только так, а не иначе. Часто в зафиксированном текстом высказывании содержится несколько смыслов, и ошибка является следствием неудачного выбора одного из них или неумения распорядиться средствами языка. Психология рассматривает такие ошибки как «своего рода сигнал шва в речевом механизме, разошедшегося под влиянием тех или иных обстоятельств». Автор в этом случае уверен, что никакой ошибки он не совершил, а текст допускает разночтения и нуждается в правке. Типичный случай «расхождения речевого шва» - неверный выбор слова. Не помогут здесь и словари, где слово накоротке дается с пометой «разговорное» и указаны три его значения: 1) на близком расстоянии; 2) на короткое время; 3) в дружеских близких отношениях. Ни одно из этих значений мысль автора не передает.

Текст материалов массовой информации впитывает в себя различные отклонения от нормы, в том числе и те, которые отражают сегодняшний день речевой практики. Наблюдения над языковой практикой убеждают, что «всякие отклонения от обычного, закономерного, нормализованного, если они начинают употребляться в разных текстах и стилях, постепенно приобретают черты устойчивости и могут в конечном счёте стать нормой». Не только знание правил, но и широкая лингвистическая эрудиция, начитанность, литературный вкус позволяют редактору различить ошибку, причина которой - низкая языковая культура пишущего, и языковую форму, отражающую процессы, происходящие в живой речи. Решить конкретную задачу редактору помогает соотнесение вариантов языковых форм с содержанием целостного материала, требованиями его жанра, постижение авторской манеры изложения.

Происхождение и структура письменной речи подразумевают сознательное владение пишущим средствами языка, однако в своей работе над текстом редактор выходит за рамки решения только лингвистических задач. Психологические предпосылки редактирования следует трактовать широко и включать в рассмотрение этой проблемы не только процессы порождения и восприятия речи, но и психологию читателя, психологию литературного творчества, чётко отдавая себе отчет в том, что суть редакторской работы - сотворчество, и психологические предпосылки её не сумма, полученная при изучении других родов деятельности, а сложное единство.

Коммуникативные особенности процесса редактирования

Уточняя и углубляя мысль автора, совершенствуя форму литературного произведения, редактор выполняет важнейшую общественную функцию. Практика редактирования в её лучших образцах служит подтверждением этому. Редактора часто называют «посредником» между автором и читателем. Термин этот в определённой степени условен. Он отражает скорее этап, нежели функцию редактора в системе коммуникации.

В системе, отображаемой схемой автор > редактор > читатель, текст целостного литературного произведения выступает в качестве единицы коммуникации (случаи, когда коммуникативной единицей служит фрагмент текста, ограничены). Схема эта наглядно, но несколько упрощённо и прямолинейно отражает связи между её компонентами. Другой её вариант предусматривает так называемую обратную связь: автор редактор читатель, фиксируя отношения, возникающие между читателем и автором благодаря редактору, который выступает не только как медиатор, сознательно влияющий на коммуникацию в направлении от автора к читателю, но и как представитель интересов читателя перед автором. Однако и эта схема не может отразить всех коммуникативных особенностей процесса редактирования. Психология литературного творчества ориентирована не только и не столько на реального читателя, сколько на представление о читателе идеальном, которое всегда формируется в определённых социальных условиях. Позиция реального читателя и представление о читателе идеальном совпадают далеко не всегда, поэтому одна из задач редактора - корректировка этих представлений, определение необходимой меры совпадения понятий «идеальный» и «реальный» адресат текста. Полное совпадение этих понятий невозможно, как невозможно прямое, «личностное» общение автора с читателем, уже потому, что их отношения всегда опосредованы текстом публикации и, добавим, текстом тиражированным. Одна из достаточно распространённых точек зрения сводится к тому, что для газеты следует писать так, чтобы написанное с одинаковым интересом прочли и академик и плотник, хотя вряд ли сегодня каждый читает подряд все газетные публикации. Общедоступность смысла не следует понимать как усреднённость формы. Если информационные жанры общедоступны, аналитическая статья рассчитана на определённого по уровню подготовки читателя. Когда в стремлении писать ясно и понятно для искусственно сконструированного «среднего» читателя идут на заведомые упрощения, неизбежны серьёзные творческие просчёты.

Общение автора и читателя в системе СМИ всегда социально ориентировано. Читатель воспринимает тиражированный текст в зависимости от своих представлений и общественных связей. Сложность этой проблемы очевидна, и тем более оснований предупредить редактора об опасности упрощённого подхода к ней.

Коммуникативная функция текста требует от редактора внимания к тем приёмам, которыми достигается контакт с адресатом, и позволяет осмыслить на основе филологического знания роль редактора в системе социального общения. Соотнесение социальной функции редактирования с выводом о том, что текст - речь организованная, обработанная, «своеобразный островок организованности», «упорядоченная форма коммуникации», служит убедительным доказательством права редактора на вмешательство в авторский текст. Однако взаимоотношения редактора и автора никогда не были простыми, история отечественного редактирования убеждает в этом. Пределы вмешательства редактора в авторский текст - сложная не только филологическая, но и этическая проблема. Не теряет своей остроты эта проблема и сегодня. Не подавлять личность другого индивида, не демонстрировать данную тебе власть (ведь от редактора в конечном счёте многое зависит, и автор это знает), а помочь автору возможно более полно реализовать свои возможности, - эти посылки лежат в основе профессиональной этики редактора. Вывод психологической науки о том, что постичь внутреннюю сущность человека можно, только проникнувшись его заботами, настроениями, «вчувствовавшись» в его чувства, находит своё конкретное воплощение в тоне редакторских замечаний, манере общения с автором, взвешенности, обоснованности суждений и, конечно, в тех изменениях, которые редактор вносит в текст.

Совместная работа автора и редактора над текстом - тот идеальный случай, который далеко не всегда удаётся осуществить на практике. Нельзя не учитывать заданности объёма публикации, жанровых требований и условий вёрстки. Известно, что самые жёсткие и вредные для материала сокращения часто происходят перед сдачей номера. Тем большая ответственность ложится на редактора, тем с большей благодарностью называют журналисты имена тех, кто помог им подготовить текст к публикации, кто не спешит написать поверх авторских строчек свой текст, а вдумывается в авторскую логику, умеет понять, в чём приметы авторского стиля.

Своеобразие литературного труда редактора

Писать за автора редактор не должен. Это непреложное правило современной издательской практики. Границы редакторского творчества обозначены достаточно жёстко, и тем не менее литературный труд редактора - труд творческий, подразумевающий необходимость активно освоить новое знание, постичь своеобразие мышления и стиля автора, помочь ему добиться единства формы и содержания литературного произведения. Ход творческого процесса для автора и редактора различен. Если автор к созданию литературного произведения идёт от наблюдений действительности, от изучения жизни, осмысливая и обобщая их, то для редактора отправной точкой творческого процесса, импульсом его литературной работы служит завершённое произведение автора. Текст литературного произведения вторичен по отношению к отражённой им действительности, но в поле зрения редактора неизбежно входит не только сам текст как предмет познания, но и весь сложный комплекс отношений, отражённый им: характер обобщений, сделанных автором, взаимосвязь и взаимозависимость между этими обобщениями и действительностью. Работая над авторским произведением, редактор соотносит представления автора со своими, мысленно повторяя путь от явлений жизни до реализации авторского замысла в тексте. Мы вправе говорить о присущем талантливому редактору своеобразном даре перевоплощения, который близок сценическому искусству. Когда изменения, внесённые им в текст, органичны, они не нарушают его целостности. Но одновременно такой редактор и строгий аналитик. Он сопоставляет представление автора с уровнем, достигнутым современным научным знанием, оценивает выводы, уточняет приёмы изложения, прогнозируя читательское восприятие текста. Сочетание творческого начала, сложной аналитической работы, знаний нормативных требований формирует психологические особенности редактирования, объединяющего в себе труд и творчество. В процессе своей работы редактор неизбежно проявляет себя как личность. Его человеческое «я» раскрывается в том узле отношений, который завязывается, прежде всего, на основе предмета его труда - текста литературного произведения - и проявляет себя в отношениях с автором и с другими сотрудниками редакции. Каждый редактор имеет право на свой стиль редактирования, на собственную методику и приёмы работы. Но каждый ли может реализовать это право? Каждый ли редактор становится мастером? Очевидно, чтобы стать им, нужна определённая литературная одарённость, нужно обладать способностью к зрительному восприятию текста, проявить склонность к филологическому исследованию, желание учиться, накапливать знания и делать это сознательно и целеустремлённо. Эти личностные качества редактора — предпосылки достижения им мастерства. Существенная особенность профессиональной психологии редактора, работающего в средствах массовой информации, - коллективность творческого труда, общность психологической установки сотрудников, работающих над изданием, взаимоотношения, обусловленные тем, что литературное редактирование входит в число необходимых для каждого журналиста профессиональных умений. Поэтому так важно вовремя помочь начинающему редактору. Это необходимая предпосылка его творческого становления.

Наблюдения над правкой начинающих редакторов позволяют говорить о двух типичных ситуациях: о переоценке ими своих знаний и возможностей, правке неоправданной, излишней категоричности суждений, подчас грубом вмешательстве в текст, в других же случаях - о неуверенности в себе, правке «робкой». От того, как будут восприняты первые редакторские опыты начинающего журналиста, в его профессиональной судьбе зависит многое. Плохо, когда он предоставлен самому себе и учится, слепо копируя образцы. В этом случае запоминаются лишь их внешние, технические приметы и в сознании откладывается некий стереотип, пригодный далеко не всегда. Бесспорно, индивидуальные методики могут многому научить, многое подсказать, но следует помнить, что редактирование - труд творческий и потому неповторимый.