37584 (Территориально–политическое устройство и органы публичной власти), страница 3

Описание файла

Документ из архива "Территориально–политическое устройство и органы публичной власти", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "37584"

Текст 3 страницы из документа "37584"

Конституции некоторых государств не содержат упоминания федерации. Например, в конституции Объединенной Республики Танзании, хотя уже в этом названии государства подчеркивается некий союз, в конституции даже не содержится намека на то, что это федерация. И в некоторых наших источниках она считается унитарным государством с автономией одной из частей, что, на наш взгляд, неверно. Ради автономной единицы название страны не изменяется, а при объединении Танганьики и Занзибара была образована Танзания.

В некоторых случаях, по традиции, употребляется устаревшее наименование, которое не соответствует действительности. Например, Швейцария называется Швейцарской конфедерацией (или Швейцарским Союзом), но конфедерацией Швейцария давно уже не является. Это типичная федерация. В данном случае историческое название не соответствует современному содержанию.

Число субъектов в зарубежной федерации бывает весьма различным – от 2 до 50. Например, в Югославии 2 субъекта федерации, это две республики – Сербия и Черногория. Федеративная Исламская Республика Коморские Острова состоит из трех островов. Кстати, почему–то в разных источниках указывается разное количество этих островов: в некоторых – 2, в некоторых – 4. Справочники обычно называют три острова – Гранд Камор, Онжуан, Мвали. Есть и четвертый остров – Майоре (или Майота), но он имеет статус заморской территории Франции.

Бельгия имеет три субъекта федерации (регионы): Фландрия, Валлония и столица Брюссель. В Австралии 6 штатов, в Австрии – 9 земель, в ФРГ – 16 земель. В Швейцарии 23 кантона. В Аргентине (22), в Канаде (10) и Пакистане (4) субъекты федерации называются провинцией. Самым распространенным названием субъекта федерации, очевидно, является штат. Самое большое число штатов в США (50), в Бразилии 46 штатов, в Венесуэле – 20, в Мексике – 31, в Индии – 25, в Нигерии – 21.

Субъекты федерации Объединенных Арабских Эмиратов называются эмираты (7). В федеративное государство Малайзия входит 9 штатов–султанатов и 4 штата–губернаторства. Таким образом, мы видим, что названия субъектов частей различных федераций весьма разнообразны.

Кроме равноправных, или равно–правосубъектных, элементов федерации в ряде случаев в союзное государство входят и территории со статусом менее значительным, чем субъекты федерации. Это могут быть союзные территории, автономные единицы и другие территориальные образования, обладающие менее значительной компетенцией, чем субъекты федерации.

В некоторых случаях субъекты федерации делятся на части. Так 3 кантона Швейцарии (Аппенцель, Базель и Унтервальден) состоят из двух полукантонов: обычные кантоны делегируют по 2 представителя в Совет Кантонов, а эти укрупненные кантоны, которые делятся пополам, делегируют по одному представителю от полукантона. Каждая из этих частей субъектов федерации имеет свою систему органов власти.

Не все территории, входящие в состав федеративного государства, являются субъектами федерации. Мы уже говорили о том, что есть союзные территории, автономные единицы. Это как бы составные части второго ранга. В некоторых странах создаются особые специальные единицы – федеральные округа. Идея федерального округа состоит в том, что это территория, включающая (образующая) столицу государства. Смысл создания федерального округа в том, что столица не должна подчиняться властям какого–то штата или провинции, а иметь определенную независимость и подчиняться либо своим избранным органам, либо непосредственно федеральному правительству. Такие федеральные округа есть в США, Бразилии, Мексике, Индии. В некоторых случаях от федеральных округов избираются представители в федеральный парламент. Но поскольку такие столичные федеральные округа не являются субъектами федерации, а лишь имеют особый статус, представители этих округов не имеют права решающего голоса, а представлены, как правило, совещательным голосом, т.е. могут участвовать в заседаниях, но не голосуют.

Следует отметить, что статус субъектов федерации очень близок к статусу суверенного государства. В конституционной теории господствует точка зрения, что субъекты федерации суверенитетом не обладают, хотя в некоторых конституциях термин «суверенитет» встречается применительно к правовому положению штатов или кантонов, т.е. субъектов федерации. Но этот термин по отношению к субъектам федерации применяется в несколько ограничительном смысле. Например, в Мексике речь идет о суверенитете в области внутренних дел, а в Швейцарской конституции говорится, что суверенитет кантонов ограничивается федеральной конституцией. Там сказано, что кантоны суверенны, поскольку их суверенитет не ограничен федеральной конституцией, т.е. если это и суверенитет, то суверенитет ограниченный.

Нужно сказать, что атрибуты государства, государственно–правовые признаки у субъектов федерации весьма существенны. Субъекты федерации, кроме ранее названных признаков (система органов власти, конституция, свое законодательство, свое гражданство, особая судебная система и т.д.), имеют еще свою государственную символику: герб, флаг, гимн. Эта символика подчеркивает их самостоятельность.

Признаками суверенитета в ряде государств является право участвовать в международных отношениях, в некоторых случаях иметь свои представительства в других государствах. Например, ряд штатов США имеют свои представительства в Японии. Швейцарская конституция предусматривает, что за кантонами, в виде исключения, сохраняется право заключать с иностранными государствами договоры по вопросам народного хозяйства и по некоторым другим вопросам с тем условием, что эти договоры не будут противоречить правам и свободам конфедерации.

Обычно при разделении полномочий одни права закрепляются за союзной властью, другие – за субъектами федерации, третьи права закрепляются в виде конкурирующей компетенции, но может случиться, что какие–то права нигде не закреплены, но реально могут возникнуть. Некий круг вопросов может остаться вне правового регулирования. Такие вопросы, не урегулированные законодательством, называются «остаточной компетенцией», и в разных странах они решаются по–разному. Если есть неурегулированные вопросы, например, в Индии, то они автоматически считаются вопросами союзной власти, в некоторых странах это автоматически считается вопросом субъектов федерации (Бразилия). Бразилия – более демократична в данной сфере, чем Индия.

Если, с точки зрения союзной власти, субъект федерации явно нарушает конституцию, либо вступает в конфликт с другими субъектами федерации, либо пытается осуществить отсутствующее право на сецессию (право на выход), то в ряде стран предусмотрено право «федеральной интервенции», т.е. право вмешательства (как правило, вооруженного или полицейского), целью которого является восстановление нарушенного порядка. Институт федеральной интервенции в некоторых случаях предусмотрен конституциями, в некоторых случаях это просто сложившийся порядок. Такие меры, такое вмешательство, применялось в ряде стран. Например, в США президенты использовали национальную гвардию для борьбы с массовыми беспорядками в отдельных штатах. Часто применяется институт федеральной интервенции в странах Латинской Америки. Например, в Аргентине он использовался более двухсот раз. Такие же мероприятия проводились в Бразилии и других странах. Бразильская конституция 1988 года содержит главу, посвященную этому институту. Глава называется «Вмешательства». Там перечисляются основания для федерального вмешательства в дела субъектов федерации. Основания для вмешательства – это сохранение национальной целостности, воспрепятствование национальному вторжению, угроза публичному порядку, обеспечение свободного осуществления властей штата (законодательной, исполнительной и судебной), необходимость реорганизации финансов и т.д. С точки зрения федеральной власти, это восстановление нарушенного правопорядка. С точки зрения, так называемых, сепаратистов, это будет нарушением права народа на самоопределение.

Формой вмешательства (разновидностью интервенции) бывает приостановление деятельности органов управления субъектов федерации, замена его представительством центральной власти. Безусловно, интервенция – это экстраординарный способ воздействия. В основном, воздействие центральной власти на субъекты федерации ведется путем контроля федерации за деятельностью своих субъектов. Контроль может быть при помощи финансового воздействия, путем обращения в федеральный суд, путем использования законодательных актов и т.д. Конечно, в большинстве случаев споры и острые вопросы решаются без экстраординарных способов влияния центральной власти на субъекты федерации.

Конфедерацияэто постоянный союз государств, объединенных какой–то общей целью или задачей: это может быть военный союз, экономический союз, таможенный союз. Задач, которые ставит перед собой конфедерация, может быть несколько – и военный, и экономический, или, скажем, экономическо–таможенный союз.

Конфедерация имеет высшие органы для осуществления координации совместных действий и для решения поставленных задач. Высшие органы конфедерации чаще всего могут общаться только с правительствами государств–членов союза и не иметь права непосредственно обращаться к гражданам тех стран, которые входят в конфедерацию, т.е. речь, как правило, идет только об опосредованном воздействии на людей.

Конфедерация, по сравнению с федерацией, – это менее тесный союз. Происхождение слова очевидно – то же, что и федерация (договор, союз), приставка кон–, обычно, означает «с» (например, музыкальный термин «сon amore» – «играть с любовью»). В данном случае, конфедерация, – это «государство с договором». Обычно конфедерации создавались в силу какой–то необходимости, исторически носили и носят временный характер. Они либо превращались в более тесную связь – федерацию, либо вообще такие союзы распадались и государства превращались в отдельные унитарные государства.

Исторически число конфедераций было невелико. Среди наиболее известных указываются: конфедерация Нидерландов, которая существовала достаточно долго – 1579–1795; конфедеративное устройство США с момента объявления независимости до принятия федеральной конституции (1776–1787). Швейцария имела конфедеративное устройство с 1291 по 1798 гг. Затем конфедерация была восстановлена в 1815 году, но в настоящее время при анализе конституции Швейцарии 1874 года видно, что Швейцария является классической федерацией, правда, может быть, с некоторыми особенностями, но не конфедерацией. Осталось только старинное наименование. Конфедерацией был Германский союз, который существовал с 1815 по 1866 год. В современной истории классической конфедерацией был государственный союз, образованный двумя африканскими государствами – Сенегалом и Гамбией. Он был образован в феврале 1982 года и распался в 1989 году. Общее государство называлось Сенегамбия, оно было достаточно непрочное, и название это даже не появилось на картах мира.

Попытки образовать конфедеративный союз были предприняты в 60–е годы Египтом и Сирией. Такое государство, как Объединенная Арабская Республика, была создана, но также просуществовала недолго, т.к. Сирия вскоре объявила о выходе из этого союза, а Египет, сохранив название, Объединенная Арабская Республика, с этим названием просуществовал еще несколько лет, а затем вернул себе прежнее название – Арабская Республика Египет и «забыл» о несложившемся союзе.

В наших примерах речь идет о классических конфедерациях, но, если мы обратимся к самой сверхновейшей истории, то можно увидеть классические признаки конфедерации у ряда современных межгосударственных союзов. Очень похож на конфедерацию военный союз НАТО (Северо–Атлантический оборонительный союз). В него входят ряд стран западной Европы, Канада и США. Очень похоже на конфедерацию объединение государств – Европейский Союз (ЕС), который объединяет большинство развитых стран Европы.

Явные признаки конфедерации просматриваются в таком межгосударственном образовании, которым является Содружество Независимых Государств (СНГ).

В большинстве отечественных книг и монографий, которые описывают государственное устройство и территориально–политическое устройство государств, утверждается, что в современном мире конфедерации нет. Мы полагаем, что это не совсем правильное утверждение. Точнее было бы сказать, что официальных или формальных конфедераций в современном мире нет, но фактически конфедеративные образования имеются.

Термин «автономия» в государственно–правовом смысле понимается как территориальная автономия. Само слово автономия в переводе с греческого языка означает «самоуправление». Применительно к конституционному праву автономия может быть определена, как внутреннее самоуправление определенной части государства, отличающейся от других некоторыми специфическими особенностями: историческими, культурными, религиозными, бытовыми, языковыми, географическими, иногда – национальными.

В научной литературе существует довольно много классификаций автономий – и более сложных, и менее сложных. На наш взгляд, заслуживает внимания классификация автономных территориальных единиц на две группы: политическая (варианты: государственная или законодательная) автономия и административная автономия (иногда ее называют местной). Это деление на две группы – политическая и административная – при всей условности достаточно четко разделяет большой перечень автономных единиц, существующих в современном мире.