37535 (Право и мораль: единство, различия, взаимодействие и противоречия), страница 3

Описание файла

Документ из архива "Право и мораль: единство, различия, взаимодействие и противоречия", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "37535"

Текст 3 страницы из документа "37535"

Считаю несостоятельной данную позицию. Ведь суровые и жестокие черты права во многом коренятся не в чем ином, как в морали, в ее бескомпромиссных, нередко максималистских, предельных требованиях, безоглядных императивах. Все дело лишь в том, что эти требования и императивы, когда они «выходят» на власть, получают карательное подкрепление от власти. В подобной ситуации право не может быть выведено из морали, и нельзя сказать, что ее основой является мораль.

Рассмотренные сходства и различия между правом и моралью дают понять неоднородность двух понятий, гибкость границ, проведенных между ними.

Таким образом, мораль и право – это две особые, духовные, ценностно-регулятивные социальные области, занимающие самостоятельные (хоть и связанные) ниши в жизни общества, это два разных мира.

2.2 Взаимодействие и противоречия

право мораль общество государство

С точки зрения общей системы ценностей, сложившейся ныне в мире, право должно отвечать требованиям морали. Но далеко не всем и не всяким и тем более не идеологизированным (как «коммунистическая мораль»), а общепринятым, общечеловеческим, элементарным этическим требованиям, соответствующим основным началам мировой культуры. При этом элементарные человеческие требования – «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй» - применяются в современном смысле – это добросовестность, вера в данное слово, чувство персональной ответственности за свои поступки, открытое признание своей вины и другие из того же ряда.

Основным постулатом самого феномена права является справедливость, равная мера и равный юридический подход, что в юриспруденции трансформируется в важнейшее правовое начало – необходимость справедливого права и его применения, т.e. правосудия.

Моральность права и, в первую очередь, выражение в нем начала справедливости – этико-юридическое требование, которое со всей очевидностью «выдает» генетическую общность права и морали – то обстоятельство, которое свидетельствует у них о наличии единого прародителя в самих основах человеческого бытия.

Эта общность относится не только к теории, но и к практике применения и реализации. Такие положения, как «грубая неосторожность», «исключительный цинизм», «оскорбление» и многое другое могут приобрести необходимую определенность, только основываясь на моральных критериях и оценках. На основании этих же критериев решаются и дела, связанные с расторжением брака, размером компенсации за причинение морального вреда, лишением родительских прав и т.д.

Вместе с тем при характеристике соотношения права и морали нельзя упускать из виду встречного влияния права на мораль и в этой связи того обстоятельства, что фактическое воплощение морали в жизненных отношениях в немалой степени зависит от того, насколько действенными являются правовые установления. Факты – и наших дней, и прошлого – свидетельствуют о том, что в результате целенаправленных действий утвердился устойчивый правопорядок, входящий в кровь и плоть общественной жизни, - это общество, где получают развитие и начинают доминировать также и соответствующие моральные принципы. Причем в самом понимании моральных принципов начинают сказываться утвердившиеся в обществе правовые начала.

По мнению Ю.А. Агешина: "…право, активно воздействуя на мораль, способствует более глубокому ее укоренению в обществе, в то же время оно само под влиянием морального фактора постоянно обогащается: расширяется его нравственная основа, повышается авторитет, возрастает его роль как социального регулятора общественных отношений"2. Tаким образом, воздействию права на мораль сопутствует процесс обратного влияния морали на право.

Мораль, как сложносоставное явление включает в себя разнородные, с точки зрения динамизма, элементы. Одни из них (например, общественные права), обладая крайним консерватизмом, характеризуется и наименьшей динамикой, другие же (например, прогрессивный нравственный идеал), в целом опережая достигнутый уровень социально-экономического уровня развития, идут впереди права, стимулируя динамизм правового развития.

Исследуя вопрос о взаимодействии права и морали, большинство правоведов отмечают, что все, регулируемое правом, так или иначе, регулируется морально, т.е. подлежит моральной оценке. Правовая система государственно-организованного общества закрепляет жизненно важные для всего общества требования морали, нравственную культуру населения страны. Это исходит из того:- что нравственная основа права, является важной составной величиной общей регулятивной потенции права; - что право должно быть нравственным, законы должны быть справедливыми и гуманными. Величайшую нравственную ценность представляют собой основные права человека – юридическое выражение его свободы и достоинства. Фактическая реализация этих прав является условием обретения человеческого счастья, ибо права человека по существу есть его устремление к счастью, признанное законом. В работе Гегеля "Философия права" вопросы права трактуются в органической связи с вопросами морали и нравственности. Связь права и морали находит выражение и в теории права, в интерпретации ряда юридических проблем. Мораль, по мнению Гегеля, требует даже, чтобы, прежде всего, было соблюдено право и лишь после того, как оно исчерпано, вступали бы в действия моральные определения". Гегель отмечает что, чтобы поступок имел моральную ценность, необходимо понимание того, справедлив он или несправедлив, является ли он хорошим или дурным.

Мораль и право поддерживают друг друга в упорядочении общественных отношений, позитивном влиянии на личность, формировании у граждан должной юридической и нравственной культуры, правосознания. Их требования во многом совпадают: действия субъектов, поощряемые правом, поощряются и моралью.

Мораль осуждает совершение правонарушений и особенно преступлений. В оценке таких деяний право и мораль едины.

Всякое противоправное поведение, как правило, является также противонравственным. Право предписывает соблюдать законы, того же добивается мораль. Во многих статьях Конституции России, Декларации прав и свобод человека, других важнейших актах оценки права и морали сливаются. Это и неудивительно – ведь право основывается на морали. Оно не может быть безнравственным. Цели у этих двух регуляторов в конечном счете одни – общественный порядок.

В подтверждение вышесказанного хотелось бы привести еврейское сказание:

«Несколько еврейских мудрецов решили создать самую лучшую конституцию в мире. Если за то время, что можно простоять, балансируя, на одной ноге, кто-нибудь сумеет сформулировать законы, призванные управлять поведением человека, этот «кто-то» будет признан мудрейшим их мудрых.

Господь карает преступников, - сказал один.

Ему ответили, что это не закон, а угроза, и вариант был отвергнут.

В этот миг подошел раввин Гиллель и, балансируя на одной ноге, сказал:

Не делай своему ближнему, чего не хочешь, чтобы делали тебе. Таков Закон. Все прочее – юридические комментарии.

И его признали мудрейшим.».

Нормы морали, по утверждению Гумпловича, выступают как «никогда неиссякаемый, как сама жизнь, неисчерпаемый источник права…Что теперь является правом, то некогда было лишь нравственностью, и всякая нравственность имеет тенденцию стать правом... Право есть кристаллизовавшаяся в закон нравственность. Нравственность же – это как бы покоящееся еще в фактических социальных отношениях народа и стремящееся к своему выражению право»3. Следуя убеждениям Гумпловича, право можно охарактеризовать как явление морали. Такие заповеди христианской морали, как «не убий», «не укради», берутся под защиту правом, которое карает за их нарушение. Как видим, взаимодействие права и морали нередко выражается в прямом тождестве их требований, обращенных к человеку, в воспитании у него высоких гражданских качеств. Еще Цицерон указывал, что законы призваны искоренять пороки и насаждать добродетели.

Право и мораль имеют также общее функциональное назначение: они формируют эталоны и стандарты поведения, составляющие, ценностно-нормативную ориентацию общества. Наиболее характерной чертой взаимодействия права и морали является их сближение, взаимопроникновение, усиление их согласованного воздействия на общество. На действие норм морали оказывают влияние весь уклад жизни общества, само социальное общение индивидов. Учреждения культуры воспитывают граждан в духе правового и морального сознания. Активную роль в воспитании нравственной культуры личности играет положительный пример сограждан, способствующий тому, что требования общественной морали становятся убеждением, составной частью самосознания, жизненной позиции человека. Вместе с ростом сознательности граждан возрастает эффективность правового регулирования общественных отношений, выполнение требований норм права воспринимается гражданами как долг перед обществом и государством, расширяется и углубляется взаимодействие права и морали.

Таким образом, если право и мораль, отделившись друг от друга, избирают для себя самостоятельные пути развития, то они все же не утрачивают своего взаимодействия. «Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, - писал П.И. Новгородцев, - выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним свои внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением».

Право и мораль плодотворно «сотрудничают» в сфере отправления правосудия, деятельности органов правопорядка, юстиции. Выражается это в различных формах: при разрешении конкретных дел, анализе всевозможных жизненных ситуаций, противоправных действий, а также личности правонарушителя. Фактические обстоятельства многих дел оцениваются с привлечением как юридических, так и нравственных критериев, без которых невозможно правильно определить признаки таких, например, деяний, как хулиганство, клевета, унижение чести и достоинства; понятий цинизма, стяжательства, «низменных побуждений», выступающих мотивами многих правонарушений.

«Правосудие, - писал выдающийся русский юрист А.Ф. Кони, - не может быть отрешено от справедливости, а последняя состоит вовсе не в одном правомерном применении карательных санкций. Судебный деятель всем своим образом действий относительно людей, к деяниям которых он призван приложить свой ум, труд и власть, должен стремиться к осуществлению нравственного закона».

Право имеет чрезвычайно важное значение для развития морали. Одних внутренних мотивов для людей недостаточно, чтобы сдержать проявления их враждебных страстей и устранить возможность общественных столкновений. Необходима твердая правовая организация, которая могла бы присоединить к внутренним мотивам сдерживающую силу внешнего закона и охранительный надзор власти. Только организация твердого правового порядка вносит в общество прочное и устойчивое замирение различных общественных элементов. Но когда достигается эта цель более прочного внешнего замирения, создается и лучшая почва для развития нравственных отношений. Под охранительной сенью закона, обеспечивающего общественный порядок, утверждаются и упрочиваются моральные связи. С другой стороны, запрещая и карая злые проявления человеческой воли, право имеет известное воспитательное значение: оно уничтожает необузданный произвол человеческих страстей и в самом внутреннем мире человека оставляет следы своего воздействия. Правовые нормы служат и должны служить проводниками морали, закреплять и защищать нравственные устои общества. И эффективность права во многом зависит от того, насколько полно, адекватно оно выражает эти требования. Сила законов во сто крат увеличивается, если они опираются не только на власть (особый аппарат), но и на мораль. В свою очередь, действие морали, как и других социальных норм, в немалой степени зависит от четко функционирующей юридической системы.

Тесное взаимодействие норм права и морали не означает, что процесс этот ровный, гладкий, бесконфликтный. Между ними могут быть и противоречия, отражающие отсутствие их должной согласованности. Вопрос о порождающих их причинах решается по-разному. Одни объясняют это изменениями в экономической жизни, другие - влиянием иных частей надстройки, формальной определенностью правовых норм. Противоречия эти устранимы. Эти противоречия преодолеваются, как путем выработки новых нравственных принципов и норм в ходе развития общества, так и путем внесения корректив в действующее законодательство. Причины противоречий между правом и моралью заключаются уже в их специфике в том, что у них разные методы регуляции различные подходы критерии при оценке поведения субъектов. Имеет значение неадекватность отражения ими реальных общественных процессов интересов различных социальных слоев групп. Расхождения между правом и моралью вызываются сложностью и противоречивостью самой жизни, бесконечным разнообразием возникающих в ней ситуаций, появлением новых тенденций в общественном развитии, неодинаковым уровнем нравственного и правового сознания людей, изменчивостью социальных условий и т.д.

Право должно рано или поздно выработать для себя такие формы, которые ставят его в известное противоречие с началом нравственной свободы и способствуют его обособлению от морали. Первым шагом к этому обособлению является установление правил, точно и подробно определяющих отношения отдельных лиц друг к другу и к обществу. И мораль имеет свои законы и свои правила, но эти правила и законы указывают лишь общее направление человеческой воли, предоставляя нравственному чувству каждого отдельного человека определить подробности и избрать меру исполнения нравственных велений. Высказывая заповедь любви к ближним, мораль не определяет точно способов и размеров проявления этой любви. Все это предоставляется нашей нравственной свободе. Отсюда постоянные и вполне допустимые колебания в исполнении морального закона, который у одних вызывает лишь слабую дань признания к его требованиям, у других - пожертвование всех своих сил и средств на служение нравственным целям. Внести сюда какие-нибудь точные требования - значит извратить самую сущность нравственности, которая необходимо предполагает свободу каждого в исполнении нравственного закона. Это не значит, конечно, чтобы в моральной области не было общих норм поведения: не может быть для каждого лица совершенно особой нравственности и своего особого кодекса правил. Это значит только, что нравственные заповеди не должны ни связывать свободы человека мелочными и подробными определениями его действий, ни тем более навязывать ему при посредстве актов принуждения и насилия. Они должны лишь руководить его свободной деятельностью и давать опорные пункты для его собственных решений. Коренные нравственные заповеди навсегда и для всех должны сохранить свое безусловное значение, но в отношении к осуществлению их человеку должна быть предоставлена полная свобода.

Совершенно обратно с этим, право, как только оно достигнет известного развития, должно усвоить для себя твердые и определенные нормы, принудительно господствующие в жизни. Будучи призвано к тому, чтобы устранять споры, возникающие в обществе, оно должно выработать точные и подробные правила, определяющие устои общественной жизни. В то время, когда судебные приговоры постановляются по свободному усмотрению судей, они находятся в полной зависимости от всех колебаний их нравственного чувства. Не связанные в своих решениях ничем, кроме своей совести и своих нравственных воззрений, судьи могут постановлять различные приговоры в сходных случаях в зависимости от своего настроения и чувства. Но именно этого не может допускать развитый юридический оборот. Предназначенное для того, чтобы создавать надежную почву для разрешения споров, право само должно быть бесспорным. Имея своей целью охранять отдельных лиц от произвола, оно не может зависеть от субъективного усмотрения судей. Оно должно быть свободным от изменчивых и временных колебаний личного чувства, ибо только в этом случае может оно служить задаче установления общественного мира. Оно должно установить определенные нормы, наделенные авторитетом непререкаемостью и с неизменной последовательностью применяющиеся ко всем случаям, которые под них подходят. В этих качествах – твердости и определенности – заключается главный залог успешного действия права в жизни; без них оно лишается своего существенного значения. Эти свойства организованного правового порядка и составляют то, что называется положительным характером его. Стремление к усвоению этого характера составляет самую основную черту в развитии права. Угрозы, содержащиеся в законах, прямое побуждение к осуществлению юридических норм, наказание за их неисполнение – такой аппарат внешних средств, и которых выражается принудительный характер права и с помощью которых поддерживается его обязательное значение. Но чем белее право усваивает подобный характер, тем более стремится оно к отрешению от непосредственной связи с нравственностью, идеалом которой является свободное осуществление закона независимо от контроля власти и силы принуждения. Чем более право приобретает черты положительного и принудительного порядка, чем живее сказываются потребности в обособлении морали от тесного с ним союза. Эта потребность возникает обыкновенно в тех случаях, когда личное нравственное сознание отказывается следовать авторитету общественного мнения и заявляет притязания на свободу нравственных действий. С постепенным усложнением общественных отношений и с постоянно возрастающим разнообразием положений и мнений сама собой открывается возможность столкновения между нравственным сознанием отдельных лиц и убеждениями среды, к которой они принадлежат. Если в случаях подобных столкновений общество рассматривает все свои этические требования как нормы, подлежащие принудительному осуществлению, это должно вызывать протесты и противодействие со стороны лиц, не согласных с этими требованиями. Поступать сообразно с общей нормой, но вопреки своему нравственному решению для нравственно развитой личности представляется таким невыносимым внутренним противоречием, что рано или поздно она должна потребовать и завоевать для себя свободу в этом отношении. Принудительная система нравственности в случае несогласия лица с общими требованиями не оставляет иных выходов, как лицемерие для слабых и мученичество для сильных. Отнимая у человека возможность делать добро по собственному побуждению и постичь истину силой собственного внутреннего развития, она, в сущности, преграждает доступ к высшему нравственному совершенствованию. "Что может быть тягостнее для развитого нравственного сознания, как не средневековый способ нравственно-религиозного восприятия при помощи костров инквизиции и государственного меча?" Общество не может не высказываться относительно поведения своих членов, и чем сильнее говорит в нем голос нравственного чувства, тем резче и решительнее будет оно осуждать отдельных лиц за отступление от заветов морали. Общественное мнение воздействует, поэтому с неизбежной необходимостью на нравственное настроение отдельных лиц, и устранить подобное воздействие не представляется возможным.
Право, например, разрешает согнать с квартиры бедняка, не уплатившего вовремя деньги, ибо оно позволяет требовать своего, допуская в известных пределах эгоизм. Напротив, мораль при всех условиях, требует сострадания к ближнему, она зиждется на любви, а любовь, по известному изречению, тем и отличается, что "не ищет своего".