37098 (Советская номенклатура: численность, состав, этапы развития), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Советская номенклатура: численность, состав, этапы развития", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "37098"

Текст 2 страницы из документа "37098"

Положение номенклатурного работника в 70-е годы было более комфортным, чем в 30-е. Он уже не жил в постоянном страхе за свой пост. Ведь в сталинское время как легко люди оказывались на вершине власти, так же легко они могли быть от нее отстранены. Очень частым явлением были «чистки» как партийных рядов, так и госаппарата. При всех неудачах было традицией искать виновных – «врагов народа», «вредителей». «Перетряхивание» парт- , госаппарата, кооперативных и общественных организаций проводилось в период с 1925 по 1932 годы специальными комиссиями из представителей партийных, профсоюзных и советских органов. «Вычищено» было примерно 10 % от общего числа проверенных.

От «чисток» перешли к более радикальным мерам - репрессиям, которые коснулись всех слоев общества. Это были самые сложные годы для номенклатуры. Судьба назначенцев находилась в руках уже не номенклатурных органов, а карательных. Об этом свидетельствуют воспоминания Н.С. Хрущева: «... руководители не чувствовали себя руководителями. Руководящие органы, которые выбирались, зависели уже не от тех, кто их выбирал, а от чекистских органов, какую оттуда дадут характеристику... Кандидатуры были, с точки зрения внутрипартийной демократии, подставные. Органы безопасности, которые должны быть под контролем партии, стали, наоборот, над партией, над выборными органами и творили, что хотели».

Репрессии действительно оказались сильным потрясением для номенклатуры, запомнившей, что власть ее не вечна. Поэтому особенно важной вехой в истории номенклатуры стало подчинение ей КГБ. В составе Отдела административных органов ЦК КПСС существовал сектор органов КГБ - единственный сектор, фамилию заведующего которым не печатали даже в служебном списке телефонов ЦК, просто было написано «зав, сектором». Затем Ю.В. Андропова, председателя КГБ, включили в число членов Политбюро, а затем избрали его Генеральным секретарем ЦК. Верхушка номенклатуры продолжала следить за тем, чтобы органы не вышли из-под ее контроля, что явилось наиболее важным шагом к неотчуждаемости номенклатуры.

К этому времени в номенклатуре вырастает классовое сознание, она чувствует свою общность. Как замкнутая каста, правящий класс СССР начинает переходить к самопроизводству. Номенклатурная должность не наследуется, но принадлежность к классу номенклатуры становится фактически наследственной.

Приведем несколько примеров. Сын Л.И. Брежнева Юрий, несмотря на свою молодость, стал первым заместителем министра внешней торговли СССР. Сын А.А. Громыко - Анатолий, пробыв некоторое время в Институте США и Канады Академии Наук, оказался вдруг на номенклатурном посту советника - посланника в Вашингтоне, потом в ГДР, а затем его назначили директором Института Африки АН СССР, хотя об Африке он знал к тому времени только то, что она существует.

Еще одной характерной чертой номенклатуры было обладание различными «благами», недоступными простым советским гражданам. Список этих благ довольно обширен: бесплатные или льготные путевки в дома отдыха и санатории, предоставление квартир в домах повышенной благоустроенности, спецбольницы и поликлиники, госдачи и т.д.

Несмотря на внешнее благополучие номенклатуры, система уже находилась на пути самораспада. Симптомы ее разложения очевидны: выхолащивание идеологии, ведомственная анархия, моральная деградация верхов. Отсутствие у номенклатуры адекватного самосознания - реальной оценки происходящего - означало, что конец ее существованию может положить любая допущенная ею серьезная ошибка. Так и произошло, когда в начале 80-х годов верхушка номенклатуры выдвинула лозунг гласности и тем самым дала выход накопившемуся массовому недовольству.

Распад номенклатуры произошел в два этапа. 15 октября 1989 г. в газете «Правда» было объявлено, что комиссия ЦК КПСС по вопросам партийного строительства и кадровой политики приняла решение о демонтаже номенклатурного механизма, об упразднении «учетно-контрольной номенклатуры». С августа 1991 г. высшая партократия была лишена официального списочно-номенклатурного принципа власти.

Распад номенклатуры проявился, главным образом, в крахе ее ядра - уникального образования Партия-Государство, которое потеряло свою важнейшую функцию - организаторскую.

3. Состав и численность номенклатуры

Политическая структура номенклатуры образуется вследствие дифференциации слоя людей, входящих в номенклатуру, по признаку доступа к властным ресурсам. Водораздел внутри номенклатуры проходит по линии «власть – подчинение» между теми, кто внутри номенклатуры имеет право на руководство ее поведением, составом, структурой («политическая элита»), и собственно самой номенклатурой. Структура данного деления во многом совпадает с моделью политической элиты России, предложенной О.В. Гаман-Голутвиной (деление на верховную власть и правящий класс). Однако заметим, что политическая структура номенклатуры была построена по принципу матрицы: аналогичные элементы можно обнаружить на всех уровнях номенклатуры. Политическая элита (как высший слой номенклатуры) и собственно номенклатура составляли всю совокупность номенклатуры, при этом политическая элита представляла собой правящий, управляющий, господствующий, доминирующий слой внутри номенклатуры.

Социальная структура номенклатуры образуется на основе многих критериев.

Социальные группы внутри номенклатуры можно выделить по многим критериям: материальному достатку, отрасли деятельности, образованию и др. Однако главными среди них являются властные ресурсы и объем материальных благ, получаемых в результате распоряжения и пользования властными ресурсами.

Внутри номенклатуры можно выделить разделение труда по многим параметрам: по сферам деятельности, по функциональным обязанностям во властных отношениях, по уровням, по различному отношению к власти, по способам ее осуществления. Номенклатура в совокупности не могла осуществлять власть непосредственно – это было технологически невозможно. Ни одна из существовавших форм представительства (съезды партии, пленумы партийных комитетов, сессии советов, партийно-хозяйственные активы и др.) не могли бы претендовать на полное представительство номенклатуры, кроме ее «верхов». Раздробленная по отраслевым отрядам и уровням власти, объединяемая «сверху» волей партийного комитета, она была элементом административного механизма, отличающегося значительным своеобразием.

«Совокупная» номенклатура, например, местного партийного комитета, осуществляла власть не как строго централизованный административный механизм, действующий на основании общих для всех его частей команд, а как «система систем» организаций и учреждений, предприятий и коллективов, для которых задавались общее направление развития и набор структурирующих его в общих чертах ориентиров. В рамках данной «системы систем» лишь партийные комитеты обладали правом «номенклатурной власти», непосредственно принимая решения по составу номенклатуры.

Номенклатурная система неразрывно связана с клиентелизмом, поскольку назначение на должность зависело от расположения одного или нескольких вышестоящих работников. От вышестоящих номенклатурных работников зависело и распределение ресурсов (властных, материальных, финансовых и др.), без которых номенклатурная должность теряла значительную часть своего влияния (номинальная значимость номенклатурной позиции определялась нормативными документами – государственными, партийными и др.).

Основу номенклатуры составляет властвующая элита советского общества. В данном случае в понятие «властвующая элита» вкладывается вполне определенное содержание (по Р.Миллсу). Номенклатура имела сложную внутреннюю структуру. В ней выделялись три уровня: уровень ЦК КПСС, областной и районный (городской, районный в городах, окружной). В позднесоветском обществе стал формироваться четвертый уровень – номенклатура первичных парторганизаций.

Номенклатуры различных уровней образуют многослойную, «многомерную» сеть, сходящуюся в конечном счете в политическом Центре. Важнейшими свойствами этой сети были:

1) наличие нескольких «узлов» власти на каждом уровне и по каждой «вертикали» власти, причем роль «узлов власти» различалась в зависимости от положения в «сети»;

2) Множественность внутренних взаимосвязей между членами номенклатурной сети и дублирующих каналов зависимости от власти;

3) Относительная независимость сети номенклатур от главного центра власти.

Отметим также, что вопрос о Центре номенклатурной сети не столь однозначен, как предполагалось ранее. Высший орган партийной власти – Политбюро ЦК КПСС – в некоторые периоды советской истории лишь номинально выполнял функцию центра номенклатурной системы. Так, исследования О.В. Хлевнюка показывают, например, что в конце 1930-х годов «обнаружилась тенденция перемещения центра власти из Политбюро в Совнарком…».

Численность номенклатуры ЦК КПСС не оставалась неизменной, она постоянно подвергалась дополнениям, уточнениям, сокращениям, вызванными потребностями дня. Как известно, Управлением кадров ЦК ВКП(б) было подготовлено в сентябре 1946 г. и утверждено на Оргбюро решение «О номенклатуре должностей ЦК ВКП(б)».

Ее численность составляла (включая основную и учетно-контрольную номенклатуру).

в 1946 г. – около 42 000. чел.,

в 1954 г. – 23 576 чел.,

в 1956 г. – 26 210 чел.,

в 1957 г. – 12 645 чел.,

в 1958 г. – 14 342 чел.,

в 1991 г. – 19 500 чел., в августе 1991 г. – 3800 чел. (по другим данным – 7735 чел.).

Структура номенклатуры ЦК ВКП(б) образца 1946 года была ориентирована на контроль со стороны ЦК в первую очередь номенклатурные должности регионов – около 70% должностей номенклатуры. Специфика номенклатуры состояла также в том, что контроль над должностями касался главным образом РСФСР: «…руководители областных организаций включаются в номенклатуру ЦК, главным образом по РСФСР, по другим же союзным республикам включаются лишь очень незначительная часть этих руководителей».

Контроль над кадрами со стороны ЦК простирался до уровня первых лиц горкомов партии и председателей исполкомов городских Советов депутатов трудящихся областных и республиканских центров, а также городов РСФСР областного и республиканского подчинения, первых секретарей всех райкомов партии и председателей исполкомов районных Советов депутатов трудящихся по РСФСР (категория председателей исполкомов районных Советов депутатов трудящихся включалась в номенклатуру впервые). По сравнению с действовавшей до этого номенклатура сокращалась почти на 9 тыс. должностей.

В первой половине 1950-х гг. завершился период существования крайне объемной номенклатуры ЦК КПСС. В июле 1953 г. было принято постановление ЦК КПСС, согласно которому сокращалась номенклатура обкомов, крайкомов, республиканских комитетов КПСС «в целях повышения ответственности советских и хозяйственных руководителей, райкомов и горкомов партии за подбор и расстановку кадров». Реально численность региональной номенклатуры ЦК КПСС сократилась в 1956 г. в три – пять раз по сравнению с предшествующим периодом и затем на протяжении тридцати лет сохранялась примерно на одном уровне.

Резкое сокращение численности номенклатуры ЦК КПСС в середине и во второй половине 1950-х гг. было вызвано двумя группами причин: с одной стороны, сложностью контроля за такой объемной номенклатурой, длительностью и многоступенчатостью утверждения многих кадров номенклатуры регионального уровня. Несмотря на сокращение номенклатуры ЦК, ликвидировать многоступенчатость в утверждении кадров было невозможно, поскольку это составляло чрезвычайно важный аспект действия механизма номенклатуры.

С другой стороны, сокращение номенклатуры объяснялось изменением политических институтов, новым раскладом сил в обществе, модификацией методов управления и поддержания господства в стране со стороны КПСС. Изменения в численности и составе номенклатуры происходили и в последующие годы, хотя не носили столь радикального характера, за исключением периода 1989 –1991 гг.

Окончательное разрушение партийной номенклатурной системы произошло в 1990 – 1991 гг.

Начало этому было положено изменением конституционных основ общества, в частности – отменой ст.6 Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе. Но и после 14 марта 1990 г., когда ст. 6 была отменена, утверждение в номенклатурных должностях продолжалось. Лишь 20 сентября 1990 г. было принято постановление Политбюро ЦК КПСС «Об изменении порядка рассмотрения кадровых вопросов в ЦК КПСС», согласно которому было признано целесообразным упразднить номенклатуру должностей ЦК КПСС.

Этим трем периодам в изменении численности номенклатуры соответствовало и изменение пропорций между кадрами номенклатуры, утверждаемых Политбюро и Секретариатом ЦК КПСС, и кадрами учетно-контрольной номенклатуры. До середины 1950-х гг. идет увеличение доли кадров, утверждаемых на Политбюро, достигая, по всей видимости, половины номенклатуры ЦК регионального уровня. Затем происходит резкое падение доли кадров, утверждаемых Политбюро, достигая в начале 1970-х гг. одной пятой (шестой) части от всей номенклатуры ЦК в регионах. Лишь в 1989 г. происходит некоторое возрастание удельного веса кадров, утверждаемых на Политбюро. Однако это было вызвано тем, что сама номенклатура достигла такого численного предела, который позволял Политбюро контролировать ее большую, чем прежде, часть. Показательно, что в первой половине 1950-х гг. на Политбюро утверждалось больше или столько же кандидатур на номенклатурные должности, сколько приходилось на всю региональную номенклатуру ЦК КПСС в последующие годы вплоть до краха КПСС.

Номенклатура 1989 г. крайне интересна с точки зрения определения тех должностных позиций, которые представлялись Центру сущностными для сохранения устоев власти. Региональная номенклатура ЦК, утверждаемая Политбюро ЦК, включала (по Пермской области) всего 11 позиций, из которых 8 принадлежали руководителям властных структур: все секретари ОК КПСС, председатель исполкома регионального Совета, прокурор, начальник управления КГБ по региону.

Это был тот последний рубеж, преодоление которого означало фактическое разрушение базиса номенклатуры и основ существующей модели власти.

Заключение