36798 (Реформы братьев Гракхов. Программа Нового курса, ее реализация, итоги. Английское прецедентное право), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Реформы братьев Гракхов. Программа Нового курса, ее реализация, итоги. Английское прецедентное право", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36798"

Текст 2 страницы из документа "36798"

Все это делалось согласно гражданско-правовому предписанию, чтобы оплатить произведенные издержки, а также бесчестье, ущерб, если истец не сможет доказать уголовное обвинение или свои права, или если в течении определенного назначенного судом срока он не сможет предъявить такие улики и подозрения, которые суд признает достаточными, если истец проиграет дело по др. причинам.

Следующим этапом является проведение допроса под пыткой, который применяется лишь при получении прямых улик преступления. Наличие косвенных улик не ведет за собой применение допроса под пыткой. Для достаточных улик необходимо два добрых свидетеля. Главное событие, доказанное одним свидетелем, считалось полудоказательством. Окончательное осуждение на уголовное наказание должно происходить на основе собственного признания. Во внимание принимается и записывается лишь то, что было сказано подозреваемым после пытки. Виновный, который будет подвергнут уголовному наказанию по приговору суда, предупреждается за три дня (чтобы было время подумать о грехах). В случае просьбы истец или ответчик могут иметь годатая в составе суда. Последний в силу своей присяги должен был поддерживать справедливость. Окончательный приговор - в письменном виде.

3. Эволюция английского прецедентного права в XVII-XIX в.

3.1 Общее право

После революции в Англии продолжало действовать прецедентное право, выработанное в предшествующую эпоху в общей системе королевских судов (“общее право”), и в суде лорда-канцлера (“право справедливости”). “Общее право” способствовало усилению королевской власти в Англии, усвоенный им к XVII в. принцип прецедента (stare decisis) стал неожиданным препятствием на пути дальнейшего укрепления абсолютизма.

Для развития судебной практики и укрепления ее роли важно было то, что уже в то время в королевских судах заседали, профессиональные юристы. Их общая позиция была выражением профессионального мнения. Общее право изначально формировалось как «право юристов». Э.Дженкс отмечает, что нельзя точно определить, как произошло общее право. «Каким-то путем, который не может быть точно определен, королевские судьи, встречавшиеся между своими разъездами в Лондоне для рассмотрения дел в централизованных королевских судах... и Вестминстере, пришли к соглашению о необходимости слить различные местные обычаи в общее или единое право, которое могло бы применяться по всей стране».

3.2 Право справедливости

В средние века наибольшую конкуренцию общему праву составляло право справедливости, развивавшееся в судах канцлера. “Право справедливости”, которое в отличие от “общего права” не было сковано прецедентом, несло в себе благотворное влияние римского права и было проникнуто духом предпринимательства, превратилось в главную опору судебной политики короля и в объект критики со стороны революционного лагеря. Этот парадоксальный на первый взгляд факт объяснялся тем, что председатель суда справедливости — лорд-канцлер — одновременно являлся высшим судебным чиновником короля. Он был всего лишь исполнителем королевской воли.

Право справедливости разработало институты, ранее неизвестные английскому праву. К примеру, право доверительной собственности, которое стало применяться в самых разнообразных ситуациях. Введение данного института явилось правовым обоснованием права замужней женщины раздельно пользоваться имуществом с супругом (по общему праву личная собственность жены переходила к мужу). Институт пересмотрел вопрос о закладных, обеспечил право выкупа по закладным. Так же получило защиту движимое имущество, обеспечивалась передача имущества при договоре купли-продажи.

Эти системы по-прежнему составляли костяк английского права и длительное время значительно превосходили по своему весу и значению статутное право, даже после его обновления революционным законодательством.[5] После революции, как и раньше, английская правовая система была далека от того, чтобы быть внутренне согласованной и гармоничной. В ней ясно обнаружились по крайней мере два противоречия. Первое — это противоречие между двумя ветвями прецедентного права: “общим правом” и “справедливостью”. Второе — это внутреннее противоречие, присущее прецедентному праву, а именно: противоречие между принципом прецедента и судейским правотворчеством (judge-made law). В традиционном противостоянии права и справедливости “общее право” в послереволюционные годы в целом одержало верх. Росту авторитета “общего права” способствовал конфликт, который возник еще в предреволюционный период между двумя соперничающими системами королевского суда. Парламентская оппозиция суду канцлера усилилась после нашумевшего процесса по делу некоего Глэвилля в 1615 г. В этом деле лорд-канцлер Энесмер в соответствии с принципом “справедливости” пересмотрел решение суда “общего права”, вынесенное главным судьей суда общих тяжб Э. Коком, на том основании, что это решение базировалось на свидетельстве, о ложности которого суду не было известно при рассмотрении дела. В связи с необычным столкновением юрисдикции двух судов король создал специальный комитет под председательством Ф. Бэкона. Последний поддержал право суда канцлера осуществлять свои решения даже в том случае, если они прямо противоречат результатам спора по “общему праву”. Это решение представляло собой чувствительный удар по престижу “общего права”, вызвав ответную критику политической оппозицией суда канцлера. Парламентарии жаловались на то, что “справедливость” — жуликоватая вещь, что она “зависит от длины ноги лорда-канцлера”. Хотя в ходе революции попытки парламента упразднить суд лорда-канцлера не имели успеха и дуализм судебной системы в Англии сохранился, революция оставила заметный след в деятельности этого судебного органа. Учитывая настроения влиятельных кругов общества и их стремление к стабильному правопорядку, с конца XVII в. лорды-канцлеры проводят в своем суде более гибкую политику. Они стараются не повторять острых конфликтов системы “справедливости” с “общим правом”. Так, лорд-канцлер Ноттингэм, которого в Англии называют “отцом современной справедливости”, заявил, что справедливость должна “определяться правилами науки”, что нельзя допускать, чтобы “состояние людей зависело бы от прихоти суда”. Эта линия на упрочение правовых начал в суде канцлера привела к тому, что в XVIII в. система “справедливости” начинает застывать, подчиняясь правилу прецедента и обретая столь же формальную процедуру, что и система “общего права”. Но и в XVIII, и в XIX в. в системе “справедливости” право не переставало развиваться. Так, например, непоследовательность революции XVII в. в вопросе о собственности, сохранение старых феодальных конструкций собственности, ограничения в распоряжении так называемыми “реальными” вещами привели к дальнейшему развитию института “доверительной собственности” (trust). Этот институт отличался значительной сложностью и условностями, но он позволял обходить ряд стеснительных формальностей “общего права” и расширять возможности, реальные правомочия собственника в распоряжении своим имуществом. При этом канцлерам удалось сблизить конструкцию “доверительной собственности” с конструкцией собственности по “общему праву”. Однако и в XIX в. процедура “справедливости” вызывала большие нарекания со стороны английских предпринимателей. Рассмотрение дел в суде канцлера в силу его перегрузки было крайне затяжным и медлительным. Двойная система прецедентного права требовала от делового мира, пользующегося услугами высокооплачиваемых адвокатов, кроме того, и дополнительных расходов. Несколько иной путь в это же самое время проделало “общее право”. Здесь после революции по существу наблюдается противоположный процесс : отход от жесткого принципа прецедента в сторону увеличения судейского правотворчества. Судьи “общего права” понимали, что их претензии на руководящую роль в правовой системе могут быть оправданы, если они освободятся от ряда старых, явно устаревших правил и в большей степени откликнутся на потребности капиталистического развития. Особенно отчетливо эта тенденция проявилась при главном судье Мэнсфильде (1756—1788 гг.), который выработал ряд вполне современных и удобных для судебной практики доктрин. Недаром в английской литературе его называют “первым судьей, говорившим на языке живого права”. Не порывая формально с принципом прецедента, Мэнсфильд вместе с тем внес существенные изменения в “общее право”, руководствуясь при этом несвойственной этой системе идеей “справедливости” и “здравого смысла. Например, при рассмотрении дел о завещаниях он порвал с присущей “общему праву” абсолютизацией внешней формы, которая предопределяла исход дела. Он стал отдавать предпочтение выявлению подлинной воли наследодателя, утверждая, что “законное намерение, если оно ясно выражено, должно корректировать правовой смысл терминов, неосторожно использованных завещателем”. Также и в сфере договорного права Мэнсфильд, в соответствии с новыми представлениями о контракте, придавал решающее значение “истинным намерениям” и воле сторон. Мэнсфильд положил конец существованию особого купеческого (торгового) права, сложившегося еще в эпоху средневековья, и слил его с единой системой “общего права”. Это сделало “общее право” более удобным и близким коренным интересам предпринимателей, подняло его авторитет в английском обществе. Наконец, он упростил саму систему рассмотрения дел в судах “общего права”, заложив основы современного судебного процесса : расширил право сторон приводить доказательства, ввел апелляцию и т. д. Таким образом, в процессе своей эволюции “общее право” приобретало такие важные качества, как стабильность и гибкость. В связи с окончательным установлением принципа прецедента в XVIII—XIX вв. оно как источник права начинает застывать и уступать свое место законодательству. Важным этапом в окончательном оформлении английского прецедентного права явилась вторая половина XIX в., когда в Англии окончательно утвердилась парламентарная система, что потребовало упрочения и упрощения правовой системы.[6] Несмотря на то, что после судебной реформы 1873—1875 гг. (объединение общей системы королевских судов с судом лорда-канцлера в единый Высокий суд) и до настоящего времени “общее право” и “право справедливости” выступают как единое судейское прецедентное право, полного слияния этих двух систем не случилось. Слияние коснулось в большей степени судебно-организационных и процессуальных норм. Что касается норм материального права (например, доверительная собственность и др.), то они по-прежнему четко различаются практикующими юристами и самими судьями. Таким образом, ко второй половине XIX в. в основном окончилось реформирование высших судебных органов, а также формирование самих основополагающих доктрин английской правовой системы: доктрины судебного прецедента и доктрины “верховенства права”. Первая из них означала, что решения суда палаты лордов, апелляционного суда, высшего суда являются обязательными, составляют прецедент, которому должны следовать сами эти суды и все нижестоящие судебные органы. В судебной практике Англии считается, что принцип обязательность прецедента применяется лишь к той части судебного мнения, которая непосредственно обосновывает решение по делу, тогда как за прочими рассуждениями судьи не признается обязательная сила. В случае расхождения между прецедентами общего права и права справедливости приоритет должен быть отдан последнему. Доктрина “верховенства права” выводится в английской юриспруденции еще со времен Э. Кока, у которого, как отмечалось выше, уже встречаются мысли о том, что выше любого закона должна стоять сама “идея права”, которая “открывается” прежде всего в судебной практике. Доктрина “верховенства” или “господства” права стала английским эквивалентом более широкой концепции правового государства. Развитие судейского права в силу жесткой связанности судей прецедентами вышестоящих судов во многом зависит теперь от позиции палаты лордов, возглавляющей судебную систему Англии. В современный период истории прецедентного права с большой остротой встает вопрос, насколько сама палата лордов обязана следовать своим собственным решениям. В течение нескольких десятилетий (с знаменитого “трамвайного дела” 1898 г.) палата лордов категорически отказывалась изменять выработанные ранее прецеденты. Она исходила из того, что должна следовать своим собственным решениям, и только за законодательной властью сохранялось право отменять прецеденты. Такая позиция лордов привела к существенному ограничению судебного нормо-творчества, которое в XX в. было связано главным образом с толкованием законов, а не с установлением новых правовых норм. Практически это означало, что с конца XIX в. дальнейшее развитие права осуществлялось в Англии уже не путем судейского нормотворчества, а посредством принятия новых писаных законов.

4. Новый курс Франклина Рузвельта

4.1 Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. и его последствия для США

В 1929 г. разразился мировой экономический кризис, который продолжался до 1933 г. Экономический кризис, обостривший все капиталистические противоречия, привёл к нарастанию в США глубокого политического кризиса. Он охватил банковскую систему, промышленность, сельское хозяйство. В этой обстановке в ноябре 1932 г. состоялись очередные президентские выборы. Победу на выборах одержал представитель демократической партии Франклин Делано Рузвельт (1882—1945г.).[7] 9 марта была созвана специальная сессия Конгресса и в течение 100 дней (за 3 месяца) заложены основы политики «Нового курса». Он добился принятия конгрессом 70 законодательных актов, направленных на оздоровление промышленности, сельского хозяйства, торговли, кредитно денежной системы. Мероприятия суть которых состояла в проведении государственно-монополистического регулирования экономики. В осуществлении «Нового курса» выделяют два этапа: первоначальный — с 1933 до 1935 гг. и второй этап — с 1935 г., когда обозначились сдвиги влево.[8,9] Прежде всего, началось спасение банковской и финансовой систем. Для их оздоровления запрещался вывоз золота за границу; был прекращен обмен банкнот на золото. В США были закрыты все банки. В принятом единогласно Чрезвычайном законе о банках предусматривалось возобновление функции и получение правительственных кредитов (займов) из федеральной резервной системы. Для увеличения финансовых ресурсов государства и расширения его регулирующих функций в этот период США отказались от золотого стандарта, изъяли золото из обращения и провели девальвацию (обесценивание) доллара. Благодаря девальвации доллара распределение дохода изменилось в пользу промышленного, а не ссудного капитала. Тем самым были предотвращены массовые банкротства в кредитной сфере, уменьшилась задолженность монополий правительству, усилились экспортные возможности США. Для стимулирования мелких акционеров и вкладчиков (частных средств) была создана корпорация по страхованию банковских вкладов, а также приняты меры защиты вкладов от риска из-за биржевой спекуляции. Введение государственного страхования депозитов (вкладов) способствовало предотвращению банкротств, повышало доверие вкладчиков.