36657 (Необходимая оборона и условия ее правомерности), страница 3

Описание файла

Документ из архива "Необходимая оборона и условия ее правомерности", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36657"

Текст 3 страницы из документа "36657"

Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, является уголовно наказуемым только в случаях умышленного причинения вреда. Уголовная ответственность за превышение мер предусмотрена частью 2 статьи 108 УК РФ и частью 2 статьи 114 УК РФ. Кроме того, совершение преступления при нарушении условий правомерности задержания лица, совершившего преступление, является обстоятельством, смягчающим наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

3. Превышение пределов необходимой обороны

Исходя из принципа пропорциональности, законодательство всех без исключения стран мира предусматривает ответственность за превышение пределов необходимой обороны. По общему правилу эта ответственность носит смягченный характер. Однако иногда законодатель допускает и полный отказ от назначения наказания (УК КНР, Польши, Республики Корея).

В большинстве стран мира уголовный закон не раскрывает, что понимается под превышением пределов необходимой обороны, и ответ на этот вопрос можно найти только в доктрине и судебной практике. В ряде постсоциалистических государств законодатель дает четкое определение превышения пределов необходимой обороны, основой которого является формула «явное несоответствие действий обороняющегося характеру и степени общественной опасности посягательства». Это относится, в частности, к УК таких стран, как Азербайджан, Албания, Армения, Беларусь, Болгария, Грузия, Казахстан, Латвия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан.

В целом в новых УК постсоциалистических стран законодатель закрепляет более жесткие формулировки, стремясь максимально снизить риск привлечения обороняющегося лица к уголовной ответственности. С этой целью для установления факта превышения пределов необходимой обороны вводятся дополнительные критерии: специальная форма вины, а также объективный (материальный) признак в виде серьезных негативных последствий такого превышения.

Яркий пример такого подхода представляет УК Беларуси (п. 3 ст. 34), согласно которому «превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение». В приведенной формулировке учитываются как особенности психики обороняющегося (например, лицо может не видеть несоответствия из-за отставания в психическом развитии), так и объективный (материальный) признак в виде особо тяжких последствий (смерть или тяжкое телесное повреждение).

Во многом близкий к белорусскому подход наблюдается в УК Литвы (п. 3 ст. 28), согласно которому превышением пределов необходимой обороны признаются случаи, когда по прямому умыслу совершается убийство или причиняется тяжкий вред здоровью, если защита явно не соответствовала характеру и опасности посягательства.

УК Азербайджана (ст. 36.3), Казахстана (п. 3 ст. 32), Киргизии (п. 3 ст. 36), Латвии (п. 3 ст. 29), России (п. 2 ст. 37), Таджикистана (п. 3 ст. 40), Туркменистана (п. 2 ст. 37), Украины (п. 3 ст. 36) предусматривают, что причинение при превышении пределов необходимой обороны посягающему вреда по неосторожности не влечет уголовной ответственности. По УК Эстонии (п. 2 ст. 28), так же как и Литвы, такое превышение может быть совершено только с прямым умыслом.

Материальным признаком превышения по УК Латвии и Казахстана выступает нанесение нападающему чрезмерного, неоправданного вреда, по УК Украины - «тяжкого вреда», по УК КНР - «крупного ущерба».

УК Армении (ч. 2 ст. 42), России и Туркменистана (ч. 1 ст. 37) исключают самое возможность постановки вопроса о превышении пределов необходимой обороны в случае посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Такую же позицию занял украинский законодатель в отношении нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также противоправного насильственного вторжения в жилище или другое помещение (п. 5 ст. 36 УК Украины).

В последние десятилетия в мире все большее распространение получает подход, согласно которому лицо не подлежит уголовной ответственности или может быть полностью освобождено от нее в случае превышения пределов необходимой обороны (или вовсе не считается превысившим эти пределы), если несоразмерные действия совершены этим лицом исключительно вследствие замешательства, сильного душевного волнения, испуга, страха и т.п. состояний. Прямое указание на это содержится в УК Австрии, Болгарии, Федерации Боснии и Герцеговины, Венгрии, Германии, Греции, Дании, Исландии, Казахстана, Кубы, Литвы, Македонии, Нидерландов, Норвегии, Парагвая, Польши, Португалии, Республики Корея, Республики Сербской, Румынии, Украины, Швейцарии. В Российской Федерации в 2003 г. ст. 37 УК о необходимой обороне также была дополнена аналогичной нормой: «не являются превышением необходимой обороны действия обороняющегося лица, вызванные неожиданностью посягательства, если лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу, что практически все мировые законодатели расценивают необходимую оборону как действие общественно полезное. Что вполне закономерно, поскольку она является субъективным правом каждого и по своей сути должна приниматься во внимание в качестве одного из важнейших способов борьбы с преступностью, доступного каждому средства защиты прав и свобод человека и гражданина, охраняемых законом интересов и ценностей от преступных посягательств.

Кроме того, необходимая оборона является эффективным средством предупреждения общественно опасных действий и особенно преступных проявлений, так как угроза быть убитым или раненым непосредственно на месте посягательства оказывает более устрашающее воздействие, чем возможность осуждения.

Наконец, необходимая оборона играет серьезную роль в воспитании граждан в духе нетерпимости к преступлениям, в формировании осознания гражданского долга, стойкости и высоких моральных качеств.

Таким образом, институт необходимой обороны в уголовном праве современных стран занимает значительное место и активно влияет на многие стороны деятельности личности, общества и государства.

4. Мнимая оборона и ответственность за причинение вреда при мнимой обороне

Мнимая оборона, в отличие от правомерной обороны, хотя и связана с «защитой», тем не менее объективно представляет собой разновидность опасного поведения, зачастую влекущего причинение необоснованного вреда различным правоохраняемым интересам. «Защита» в такой ситуации неуместна, а само причинение вреда «нападающему» не может расцениваться по правилам необходимой обороны, так как ее реально нет, поскольку отсутствует настоящее, существующее на деле общественно опасное посягательство. Ответственность за вред, причиненный при мнимой обороне, наступает за действия, совершенные при наличии фактической ошибки. Важно подчеркнуть, что для мнимой обороны необходимо стечение таких внешних обстоятельств, которые могли бы провоцировать ошибку лица из-за похожести происходящего на реальное нападение. Если же обстановка, в которой развивались события, не давала оснований для вывода о нападении, а само предположение о факте нападения было необоснованным, все содеянное должно квалифицироваться как совершение умышленного преступления.

Пленум Верховного Суда в п. 13 Постановления от 16 августа 1984 г. обратил внимание судов на необходимость различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда субъект лишь ошибочно предполагает наличие посягательства:

«В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности».

Задача № 1

Фирюлин был осужден 06.07.1994 года по ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР к 3,5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с материальной ответственностью на 3 года. 06.11.1996 года он был условно-досрочно освобожден.

Когда у Фирюлина будет погашена судимость?

Решение

В соответствии со ст. 86 УК РФ ч.4, если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или не отбытая часть наказания была заменена более мягкими видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказания.

Основной срок наказания - 3.5 года

Дополнительный - 3 года (лишение права заниматься должностью, связанную с материальной ответственностью).

Фактически отбытый срок – 2 года 5 месяцев. Данная судимость будет погашена через 2 года 5 месяцев, т.е. 6 апреля 1999 года.

Задача № 2

07.07.1999 года несовершеннолетний Дудин совершил убийство из корыстных побуждений. К моменту вынесения приговора он достиг совершеннолетия. Суд назначил Дудину наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Правомерен ли приговор суда?

Решение

В данном случае приговор суда неправомерен.

В соответствии с ч. 6 ст. 87 УК РФ, наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Таким образом, Дудин, будучи несовершеннолетним, т.е. не достигшим 18 лет совершил преступление предусмотренное ч. 2 п. «з» ст. 105 УК РФ. Данное преступление в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ является особо тяжким преступлением.

В данном случае суд должен руководствоваться нормами ст. 87 УК РФ и 88 УК РФ и назначить наказание 4 года лишения свободы.

Заключение

В заключении подведем итог по проделанной работе.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

Основанием необходимой обороны является общественно опасное посягательство, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

К условиям правомерности защиты при необходимой обороне относятся:

1) целью причинения вреда посягающему со стороны обороняющегося является защита от посягательства;

2) обороняющийся может защищать от посягательства как свои интересы, так и интересы третьих лиц;

3) вред, причиняемый при необходимой обороне, направлен исключительно на посягающего;

4) вред должен быть причинен с учетом характера посягательств: при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Крайнюю необходимость следует отграничивать от необходимой обороны.