36263 (Развитие права в СССР 30-х годов), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Развитие права в СССР 30-х годов", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36263"

Текст 2 страницы из документа "36263"

Закон от 8 июля 1934 г. «О дополнении положения о государственных преступлениях статьями об измене Родины» устанавливал, что в случае побега или перелета за границу военнослужащего совершеннолетние члены его семьи, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные места Сибири на 5 лет. Эти нормы противоречили демократическим принципам уголовного права. Тогда же, 10 июля 1934 г., было принято решение об образовании при НКВД СССР Особого совещания, деятельность которого непосредственно связывалась с проведением массовых репрессий.

Особо выделим Постановление ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов», получившее название «Закон 1 декабря 1934 г.». Это постановление было подготовлено по поручению Сталина в спешном порядке, в течение нескольких часов после сообщения об убийстве С. М. Кирова. Этот чрезвычайный закон явно противоречил принципам справедливости и гуманности, предписывал заканчивать следствие по делам о терактах в 10-дневный срок, рассматривать дела в суде без участия общественного защитника, не допускать кассационного обжалования и ходатайства о помиловании, расстрел приводить в исполнение немедленно после оглашения приговора.

Те же изменения (речь идет об ужесточении) нашли отражение и в процессуальном праве. 7 июля 1934 г. вышло Постановление Пленума Верховного суда СССР «О необходимости строжайшего соблюдения судами уголовно-процессуальных норм», но в нем указывалось на большое количество оправдательных приговоров и частые отмены приговоров за недоказанностью обвинений и отсутствием состава преступлений.

В конце 1927 г. в стране возник кризис хлебозаготовок как результат рыночных колебаний, а не как отражение падения сельскохозяйственного производства, а тем более социального кризиса в деревне. Конечно, сокращение государственных заготовок хлеба создавало угрозу планам промышленного строительства, осложняло экономическое положение, обостряло социальные конфликты и в городе и в деревне. Сложившаяся в 1928 г. обстановка в стране требовала взвешенного подхода.

Но сторонники Сталина, только что добившиеся большинства в политическом руководстве, не проявили государственной мудрости в понимании принципов политики по отношению к крестьянству. Больше того, они пошли на прямой отказ от этих принципов, на слом нэпа и широкое применение чрезвычайных мер, т. е. насилие над крестьянством, атому предшествовала поездка Сталина в Сибирь в январе 1928 г. За 22 дня Сталин объехал всю Сибирь и многократно выступал перед активом. В этих выступлениях он и провозгласил отказ от нэпа в деревне: «Излишки хлеба у крестьян не закупать, а изымать. Всех сопротивляющихся судить и отправлять в ссылку». Прокуроров и судей, стоящих на позиции законности, Сталин оскорбительно обозвал «нахлебниками кулаков» и потребовал «их убрать и заменить другими». В этот период выдвигается лозунг «усиления классовой борьбы по мере продвижения к социализму». Заговорили о кулацком терроре. И официальная статистика тех лет свидетельствует, что хотя террористические акты и имели место, но не в таких масштабах, как писали в литературе. Есть данные, свидетельствующие, что в 1926-27 гг. судами РФ всего рассмотрено 26 дел, в 1928 г. — 36, смертельные исходы терактов просматриваются в 48 случаях, покушение на убийство — в 4, избиение — в 3 случаях. В последующие годы количество возбужденных дел о террористических актах в стране возрастало.

В 30-х гг. усилились преступления, направленные против раскрепощения женщин (особенно среди восточных народностей) в самой разнообразной форме (убийства, избиение, изнасилование и т. п.). На создавшуюся обстановку Президиум ЦИК СССР отреагировал Постановлением от 16 февраля 1930 г., в котором подчеркивалось, что в случае, если точно установлено, что убийство произошло на почве раскрепощения женщин, можно применять ст. » положения о преступлениях государственных, (т. е. контрреволюционных). Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 6 августа 1931 г. было признано, что убийство ударников в связи с их активной работой на производстве также должно квалифицироваться как теракт.

Принятием перечисленных выше разъяснений было сделано отступление от закона, и стало возможным привлечение за теракты при недоказанной контрреволюционной цели (о которой прямо сказано в Законе). Такая трактовка контрреволюционного преступления не была оправдана, хотя сопротивление мероприятиям советской власти имело место. Это сразу сказалось на соблюдении законности. Вскоре были подмечены серьезные ошибки от расширенного толкования субъективной стороны контрреволюционных преступлений.

В докладе Уголовно-процессуальной коллегии Верховного суда РСФСР о судебной практике по преступлениям, предусмотренным ст. 58 УК РСФСР 1926 г., подчеркивалось, что ошибки судов состоят в подведении под теракт как бытовых убийств, так и убийств по другим мотивам, не связанных с классовой борьбой в общеполитической деятельности потерпевших.

Хотя и со значительным опозданием, только 10 апреля 1932 г., но было решено внести в УК, в ст. 73, дополнение (примечание). Оно указывало на необходимость проводить разграничения между терактами и общеуголовными преступлениями, внешне с ними сходными. Поэтому ст. 71 УК дополнялась ч. 2 следующего содержания: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий в отношении общественников-активистов, ударников на производстве, а также колхозников в связи с общественной или производственной деятельностью — в случае, когда эти действия по характеру, обстановке их совершения или последствиям не могут рассматриваться как теракты, должны квалифицироваться как общеуголовные преступления». 11 марта 1933 г. в печати было опубликовано сообщение ОГПУ о ликвидации контрреволюционной организации выходцев из буржуазно-помещичьего класса, государственных служащих в системе Наркомзема и Наркомсовхозов (специалистов «Трактороцентра»). Было арестовано около 100 специалистов-аграрников по ложному доносу, но они были лишены возможности гласно защититься от нелепого обвинения во вредительстве. По этому делу было вынесено 40 приговоров к расстрелу. Остальные осуждены на разные сроки. Один из них — бывший заместитель наркома земледелия А.М. Маркович — обратился из лагеря с заявлением на имя Сталина, Молотова и прокурора Акулова. Есть в архиве записка Сталина с реакцией на подобные заявления, в которой он предлагал создать комиссию в составе Кагановича, Куйбышева и Акулова, чтобы проверить сообщаемое в документах. Было это в сентябре 1934 г. Сохранились материалы комиссии, которая составила заключительный документ с выводами о том, что применение незаконных методов следствия имело место; комиссия ставила вопрос об искоренении незаконных методов следствия, наказании виновных и пересмотре дел.

Но пока писался этот документ и готовилось его обсуждение на Политбюро, 1 декабря 1934 г. в Ленинграде был убит С.М. Киров.

И события стали развиваться в другом русле.

После убийства С.М. Кирова начались массовые репрессии и грубые нарушения законности. Вечером 1 декабря 1934 г. по инициативе Сталина (без решения Политбюро — это было оформлено опросом только через 2 дня) было подписано секретарем Президиума ЦИК Енукидзе следующее постановление:

1. Следственным властям — вести дело обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком.

2. Судебным органам — не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, т. к. Президиум ЦИК СССР не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению.

3. Органам НКВД — приводить в исполнение приговоры о высшей мере наказания в отношении преступников названных выше категорий немедленно по вынесении судебных приговоров.

На практике это означало отмену каких бы то ни было юридических гарантий при рассмотрении политических преступлений и конец всех предпринимавшихся на протяжении 2 предыдущих лет попыток восстановления законности.

Это постановление послужило основанием для массовых нарушений законности. Во многих фальсифицированных следственных делах обвиняемому приписывалась «подготовка» терактов, и это лишало обвиняемых каких-либо возможностей проверки их дел даже тогда, когда они на суде отказывались от вынужденных своих «признаний» и убедительно опровергали предъявленные им обвинения.

  1. Гражданское право

Поскольку в стране господствовала общественная собственность на средства и орудия производства во всех отраслях народного хозяйства (государственная собственность в промышленности и колхозно-кооперативная в сельском хозяйстве), то в этом ключе гражданское законодательство и вносило изменения в регулирование отношений собственности. Устанавливается право о безвозмездной передаче государственных предприятий только государственным организациям. Были изданы некоторые гражданско-правовые акты с целью охраны социалистической собственности (об улучшении перевозок грузов, учета товарных ценностей и др.).

Вместе с тем в этот период снимается ряд ограничений в росте и распоряжении личной собственностью. Однако рост нетрудовой собственности по закону исключался. Существенно меняется также понятие субъектов гражданского права, которыми теперь являются только организации (государственные, кооперативные, общественные) и трудящиеся СССР.

Серьезные изменения в гражданском праве связаны с перестройкой промышленности и укреплением хозрасчета. Большую роль в этих изменениях сыграли налоговая и кредитная реформы, проведенные в 1930-1931 гг. Все налоги и сборы, которыми облагались социалистические организации в 20-е гг., были заменены двумя: отчислениями от прибыли всех социалистических предприятий; налогом с оборота государственных предприятий.

После кредитной реформы Госбанк стал единственным органом краткосрочного кредитования. Коммерческое кредитование: кредиты выдавались только по строго целевому назначению, для определенных хозяйственных операций.

После кредитной реформы меняется характер договорных связей между предприятиями. Наиболее распространенными видами договоров становятся договоры подряда и поставки.

Договор подряда особенно распространяется в капитальном строительстве:

— запрещено привлечение частников к государственным подрядовым работам;

— ограничивается, а затем запрещается беспроектное строительство;

— заключение договоров разрешено лишь при условии включения объектов в титульный список (утверждался только СНК СССР и СНК союзных республик) и при наличии полного технического проекта и сметы.

Договор поставки. В результате полного вытеснения частной торговли единственными участниками договора поставки стали социалистические организации. Сам договор становился частью плановой системы хозяйствования.

Широкое распространение получает договор купли-продажи между организациями.

Договор мены себя изживает и после проведения кредитной реформы запрещается.

Большое значение имели также договора контрактации. В качестве сторон выступали колхозы, отдельные колхозники и единоличники, а также промышленные объединения и организации. По этому договору крестьяне сдавали на согласованных условиях свою продукцию, а промышленные предприятия обеспечивали крестьян семенами, удобрениями, промышленными товарами и др. Договоры контрактации, с одной стороны, содействовали кооперированию крестьянского хозяйства, а с другой стороны, были важными средствами снабжения страны сельскохозяйственными продуктами. С завершением коллективизации и введением обязательных государственных поставок зерна и других продуктов сельского хозяйства значение этих договоров изменилось. Они стали применяться лишь для заготовок некоторых видов продукции, например, технических культур (хлопка, конопли, табака и др.).

  1. Семейное право

В этот период были изданы новые Кодексы законов о браке, семье и опеке во всех республиках (в РСФСР — еще в 1926 г.). Основные принципы этих Кодексов были общие. Для всех республик образцом был Кодекс РСФСР.

В Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. в отличие от Кодекса 1918 г. фактические брачные отношения были приравнены к зарегистрированному браку. Особое внимание уделялось обеспечению равноправия супругов, в том числе имущественного, а также определены обязанности родителей в отношении детей и детей в отношении родителей. Дети от брака зарегистрированного и фактического пользовались одинаковыми правами.