36234 (Понятие и признаки восточной деспотии. "Новый курс" Рузвельта)

Описание файла

Документ из архива "Понятие и признаки восточной деспотии. "Новый курс" Рузвельта", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36234"

Текст из документа "36234"

АНО ОМСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Контрольная работа

по дисциплине: «История государства и права зарубежных стран»

Выполнил студент

заочной формы обучения

группы ЮЗ 173

Беккер Виталий

Омск-2008

Содержание

1. Восточная деспотия как тип государственной организации власти в государствах Древнего Востока

2. Законодательство “нового курса” Ф. Д. Рузвельта

3. “Каролина” - общеимперский уголовно-процессуальный кодекс средневековой Германии

Литература

1. Восточная деспотия как тип государственной организации власти в государствах Древнего Востока

Слова деспотия, деспотизм лишены определенного государственно-правового или историко-политического содержания.

Входят в употребление они в конце XVII — начале XVIII в.: впервые их употребил французский писатель-моралист Ф. Фенелон в романе «Приключения Телемака» для осуждающей характеристики такого правления, при котором подданные живут в постоянном страхе и не защищены законом. В литературно-политических дискуссиях XVIII в. о правильно построенном государстве понятие «деспотия» играло важную роль: так определили неправильную, пагубную для общества монархию, где государь властен произвольно распоряжаться не только администрацией страны, но и имуществом и даже жизнью подданных. Отсутствие гражданских прав в современном смысле стали признавать главенствующей чертой государственного уклада древневосточной монархии, хотя реально все государственно-правовые отношения в ту эпоху просто строились по-другому. Древневосточная государственность действительно выделяется неким особым характером - но эти черты связаны с историческими путями формирования ранних государств вообще и со своеобразием регулирующей роли государства в древневосточном обществе.

В структуре древневосточных обществ не было собственников, то есть такой категории населения, которая была бы в состоянии противопоставить себя государству в силу своей независимости от него и влиятельности. Все это привело к тому, что государственная власть утвердилась на Древнем Востоке в специфической форме "восточной деспотии". Восточная деспотия - это неограниченная монархия, не связанная в своих действиях никакими законами, которая осуществляет управление государством при помощи огромного, иерархически построенного аппарата чиновников. Причиной появления этого аппарата было активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, прежде всего, организация системы искусственного орошения. Поскольку древневосточный правитель и его бюрократический аппарат выступали в роли организатора системы искусственного орошения, а в конечном счете - всего земледелия и другого производства (ремесленники обслуживали прежде всего, дворцы и храмы), государство стало рассматривать орошаемую землю в качестве собственной: государственной или царской земли. Фактически земля в древневосточных государствах делилась на два сектора.

Государственный сектор, где располагались хозяйства, принадлежавшие непосредственно деспоту и зависимому от него, как правило, жречеству. На этих землях работали арендаторы, персонал, получавший паек за работу, и рабы. Первые две категории относились к наиболее эксплуатируемым группам населения, не считая рабов. Второй сектор - общинно-частный. Земля находилась в наследственном владении многочисленных общин, которые платили поземельный налог в пользу государства. Но после выплаты налога и выполнения натуральных повинностей владельцы могли распоряжаться землей вплоть до ее продажи. Важной особенностью древневосточной деспотии являлось особое положение главы государства - правителя-деспота. В условиях развитого деспотизма правитель считался не только носителем всей полноты власти: законодательной, исполнительной и судебной, - но вместе с тем признавался сверхчеловеком, ставленником богов. В силу отмеченных выше особенностей древневосточных обществ- прочность общины, сословной структуры, неразвитость классовой структуры и товарно-денежных отношений, отсутствие частной собственности, необычайная мощь государства, обожествление правителя-деспота и санкционирование религиозно-мифологическим сознанием неизменности бытия - развитие в государствах Древнего Востока протекало крайне медленно и носило циклический характер.

Формы и характер реализации законодательных и судебных полномочий восточных деспотов

Древневосточная монархия была в истории первым типом государственности и первой формой монархии. Ее даже нельзя характеризовать как вполне монархию в позднейшем смысле - настолько отлична она по своим связям с породившим ее обществом. Они еще очень мало имели политический и правовой «характер, а главным образом экономически-распорядительный, религиозный и военно-административный. Такие особенности древневосточной монархии в первую очередь были определены историческими путями ее формирования в обществе.

Первым из исторических путей возникновения древневосточной монархий было перерождение власти выборного религиозного и хозяйственного лидера, союза общин, образовавших начальное протогосударство. Основные функции таким путем установившейся власти правителя-монарха заключались в исполнении жреческих обязанностей и в организации публичного хозяйства. Функции определяли и содержание власти:

во-первых, правитель наделялся полномочиями отправлять религиозный культ, исполнять и истолковывать волю божества, организовывать святилища, религиозные церемонии, приносить жертвы и требовать жертвенных подношений; в этих пределах правитель получал права контролировать деятельность общин и даже отдельных семей; отсюда же проистекали полномочия правителя вмешиваться во внутриродовые и семейные дела.

Во - вторых, правитель получал полномочия регулировать сбор продуктов, которые выделялись сообществом на общегосударственные нужды, устанавливать размеры налогов или натуральных отработок, распределять земельный (или иной ресурсный) фонд страны, организовывать выдачи продуктов нуждающимся или привилегированным слоям, определять степень участия общин, родов и каждого подвластного в общегосударственных работах. Первоначально как лидер надобщинного выборного управления, такой монарх сохранял привязанность к институтам традиционного управления старшинства - советам жрецов, старейшин, знати.

Вторым историческим путем возникновения древневосточной монархии было усиление (и органическое перерождение) роли и власти выборного военного вождя союза общин или племен. Если новая государственная власть устанавливалась этим путем, то функции и содержание власти такого правителя были уже: как бывший военный вождь, правитель ранее всего наделялся полномочиями по руководству объединенным войском общин, боевым командованием, затем и по собственно первоначальной организации государственной военной силы. В этом случае степень принудительных властных полномочии была значительно выше: в конце концов монарх обретал право определять судьбу подданного, вплоть до вопроса о жизни и смерти. Монархическая власть, появившаяся этим путем, характеризуется также и значительными судебными полномочиями правителя.

Тогда как хозяйственно-распорядительная деятельность ее в государстве в данных условиях будет ограничиваться влиянием на общее управление и останется в руках главным образом жрецов. Как первоначально лидер воинов (ставший таким благодаря еще и особым личным качествам), такой монарх связан был с институтами прежней условной военной демократии - сходками, собраниями. Это были институты несравненно более инертные, чем коллегии старейших. Поэтому здесь монархия нередко образовывалась путем узурпации власти, использования назревших социальных противоречий в общинах (на противопоставлении интересов «бедной вдовицы» «людям мешка»). Решительнее здесь оформлялись полицейские, репрессивные полномочия правителя, опорой в которых для него становились постоянные военные отряды, создававшиеся при нем и ранее как при военном вожде. Священный характер власти правителя был настолько безусловным, что за ним признавалось право вводить почитание новых богов, отменять поклонение прежним. Строгого порядка престолонаследия от отца к сыну древневосточная монархия не знала. Более важной, была условная пригодность к выполнению воли богов, некая предначертанность, отмеченность судьбой. Эту мотивацию создавали, как правило, избранность, особые качества наследника: родство с богами. Государственно-правовое положение и содержание власти древневосточного монарха были связаны с традициями. В отношении же полномочий древневосточная монархия не была всеобъемлющей. Они не могли посягать на принципиальные основы правопорядка.

Первые писаные законы, касавшиеся регулирования судопроизводства, появлялись как раз в стремлении охранить традицию, древние порядки, остановить развитие в жизни нежелательных социальных явлений. Наиболее полной была власть древневосточного правителя в делах управления. Монарх обладал законными правами по организации публичных работ, ирригации, строительству, в том числе военных укреплений. Он определял долю продукта, подлежащую отчуждению для создания государственных и личных царских запасов, а также размеры повинностей, какие надлежало выполнять. Как высший военачальник, монарх устанавливал основы военной организации в стране, порядки воинской службы, назначал военных начальников. Он мог устанавливать разного рода пожалования и привилегии в пользу отдельных сановников, областных правителей, городов, мог жаловать земли из царских фондов, определять выдачи из царских запасов. Полномочия правителя включали и распоряжение жизнями, имуществом и рабочей силой всех подданных без исключения.

Беспрекословные хозяйственно-распорядительные полномочия монарха были одной из наиболее характерных черт всей древнее сточной монархии. Они были взаимосвязаны с той огромной ролью, какую вообще играло государственное хозяйство и его организация в жизни древневосточного общества, и с тем вторичным, подчиненным значением, какую имела частная собственность. Государственная власть древневосточного правителя заключала в себе ряд судебных прав. Монарх считался носителем высшей справедливости, исполнителем воли богов – и в качестве такового мог помиловать преступника, воздать «всякому жалобщику справедливость».

Древневосточная монархия стала особым типом ранней государственности - первым из известных истории права. Формирование государства проходило ранее всего по пути выделения управленческих функций и полномочий власти, персонифицированной в правителе-монархе. Тем самым государство создавалось в обществе, прежде всего, как управление и во вторую очередь суд; роль законов поначалу играли обычаи и традиции.

2. Законодательство “нового курса” Ф. Д. Рузвельта

Совокупность мер, направленных на государственное регулирование американской экономики, предложенных Рузвельтом и его советниками ("мозговым трестом"), получила название "нового курса" (точно: "новой сдачи карт"). Основные реформы которого были проведены в период первых «ста дней» его президентства.

В "новом курсе" - и в этом его главное значение - прошли своеобразную экспериментальную проверку политика и практика государственного вмешательства в частноэкономические отношения.

"Новый курс" не был продуманной, сформулированной и осуществленной системой. Он сложился из разного рода общих мер и мер чрезвычайных, законов конгресса и распоряжений Президента, проектов и экспериментов.

Экономическая политика «нового курса» была направлена прежде всего на восстановление полностью расстроенной банковско-финансовой системы. На основании принятого Конгрессом чрезвычайного банковского закона, предоставившего президенту широкие полномочия в финансовой сфере, был установлен полный государственный контроль над золотом, находившимся в обращении, что дало возможность государству определить золотое содержание доллара и вместе с тем порядок возобновления деятельности банков, их реорганизации, а также влиять на денежную активность банков с помощью кредита, который предоставлялся им через федеральную резервную систему. Проект закона о банках был поставлен на обсуждение конгресса в первый же день работы специальной сессии. Обсуждение заняло всего только 40 минут. А между тем закон наделял правительство США такой властью в области финансов и денежного обращения, которая была не только беспрецедентной, но и очень уязвимой с точки зрения конституционных традиций. Но в то время было не до того. Самый важный закон, относящийся к мерам "нового курса", - о восстановлении промышленности - был принят 16 июня 1933 года, через три месяца после вступления Рузвельта в должность президента. То был скорее экспромт, чем результат зрелого обдумывания.

"Основная масса законов и постановлений начального периода "нового курса" была принята в чрезвычайной спешке за первые три месяца пребывания правительства Рузвельта у власти. Зачастую законодатели... не имели времени ознакомиться с существом многих предложений" Самое важное свелось к следующему.

а) Огромный золотой запас Соединенных Штатов был передан в государственное казначейство. Правительство получило возможность выпускать доллары, не обеспеченные золотом; обмен бумажных денег на золото был воспрещен; граждане США должны были сдавать имеющееся на руках золото в банки; золотое содержание доллара было сокращено почти наполовину; министерство финансов могло прекращать на время банковские операции. Эти меры прекратили панику в банках, вызванную стремлением вкладчиков реализовать свои сбережения. С помощью более дешевых денег хотели поднять цены на товары и тем самым искусственно подстегнуть товарооборот.

б) Стремясь разрешить проблему "удовлетворительного планирования производства и распределения применительно к экономической системе Соединенных Штатов" (Рузвельт), правительство США создает специальную государственную федеральную организацию под названием Национальной администрации по оздоровлению промышленности (НИРА); главным ее делом стало насаждение "кодексов честной конкуренции". Составленные для целой отрасли промышленности "кодексы честной конкуренции" должны были смягчить конкурентную борьбу между компаниями. Они содержали нормы, устанавливающие одинаковый для всей данной отрасли промышленности уровень заработной платы определенных категорий работников, одинаковую продолжительность рабочего времени, общий объем разрешенной тому или иному предприятию продукции и проч. Кодексы вырабатывались не правительством, а самими предпринимателями. Они были для них добровольными соглашениями.

Однако, как только кодексы скреплялись подписью президента США, они приобретали для данной отрасли промышленности силу закона. Правительство выработало типовой проект кодекса, его образец. Им предлагалась 35-часовая рабочая неделя и минимальная заработная плата рабочих -от 30 до 40 центов в час. К середине 1934 года было введено в действие не менее 500 "кодексов честной конкуренции". Правительство поощряло составление кодексов уже одним тем, что после их введения соответствующие предприятия и компании освобождались от действия антитрестовских законов (главным образом закона Шермана).

в)-Законом 1933 года устанавливалась некоторая компенсация для тех фермеров, которые соглашались сократить посевную площадь под пшеницей, кукурузой, хлопком и т.п., что должно было - по теоретическим расчетам - поднять цены на продукты сельского хозяйства и тем самым спасти фермеров от разорения. Одновременно с тем поощрялось уничтожение части уже полученного урожая. За это давали премию. Делалось все это в период, когда миллионы безработных голодали или находились на грани голода.