36029 (Совершение сексуальных убийств), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Совершение сексуальных убийств", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36029"

Текст 2 страницы из документа "36029"

Личностные особенности организованного преступника отражаются в стиле его жизни, домашней обстановке, его личном автомобиле и внешности. Все в его жизни разложено по полочкам, все должно находиться на своем месте. Организованному преступнику трудно отказаться от привычных способов поведения. Так, виновность Теда Банди (его называют «маньяк №1») по крайней мере в четырех убийствах удалось доказать потому, что Тед имел привычку заправлять машину на определенных бензоколонках и ставить свою подпись на квитанциях за покупки.

Их «несоциальность» объясняется не дефицитом способностей к социализации, а собственной волей: они сами этого хотят, им нравится быть одинокими. Асоциальный дезорганизованный индивид одинок потому, что он воспринимается окружающими как «странный», с ним никто не хочет иметь дело. В отличие от него несоциальный организованный индивид самодостаточен, он не видит никого, кто, по его мнению, был бы достоин его общества.

У большинства организованных убийц хорошо развит интеллект, среди них нередко встречаются лица с высшим образованием (например, Чикотило). Организованные преступники социально компетентны, имеют сексуальных партнеров. Некоторые из них заводят семью. Однако большинство ограничиваются внебрачными связями. Организованный преступник легок на подъем, чувствует себя комфортно вдали от дома. Он может работать, иметь достаточно широкий круг знакомых, хотя отношения с ними всегда поверхностные. В поиске жертв, а главное – чтобы легче было скрыть преступления, организованный преступник совершает круизы по стране, уезжая все дальше и дальше от дома. В силу индивидуальных особенностей ему нетрудно знакомиться, заводить друзей, менять места работы, он умеет производить благоприятное впечатление на окружающих.

Организованный несоциальный преступник относится к маскулинному (мужественному) типу личности. Это проявляется в его одежде, манере поведения. По характеру – типичный самовлюбленный социопат. Он убежден, что все знает лучше других, всегда прав, не переносит никакой, даже конструктивной, критики. Для него каждое убийство превращается – по крайней мере, отчасти – в игру. Такой преступник может возвращаться на место преступления, чтобы вновь пережить испытанные здесь ощущения.

В отличие от организованного, дезорганизованный убийца является таковым буквально во всем и везде. Беспорядочна его одежда, манера поведения, стиль жизни, психологическое состояние. В детстве многие из преступников данного типа оказывались жертвами физического или психического насилия. Нередко они воспитывались в неполных семьях. Дезорганизованный асоциальный преступник – это одиночка по жизни. Причина его одиночества, однако, фундаментально отлична от одиночества организованного несоциального преступника. Он одинок потому, что окружающие считают его «чудаковатым», странным и не стремятся к общению с ним. Для него характерны трудности в учении и социальной адаптации. Интеллектуальное развитие ниже среднего. Данные особенности личности определяют и характер преступления: спонтанность, дефицит элементов продуманного планирования. Часто совершает преступления «по соседству», « в зоне досягаемости», куда можно добраться пешком или на велосипеде. Характерная для него расхлябанность, неорганизованность, неряшливость в быту может проявляться и на месте совершения преступления до тех пор, пока он не попадется. Дезорганизованный асоциальный преступник может вести дневник, в котором описываются его жертвы и манипуляции с ними; у него могут храниться также аудио- или видеокассеты с записями его преступлений.

Если убийца перемещает труп своей жертвы, это может указывать, что преступник принадлежит к несоциальному организованному типу. Преступник неорганизованного типа обычно не имеет желания, ни потребности спрятать труп или переместить его в другое место.

В целом, всех серийников отличают глубоко запрятанные, часто не осознаваемые ими переживания собственной неполноценности, беспомощности и несостоятельности. Истоки этих переживаний лежат в ранних годах жизни человека, в перенесенных некогда унижениях и оскорблениях при невозможности (или неспособности) дать достойный ответ обидчику.

В подавляющем, почти абсолютном с позиций статистики, большинстве преступник – маньяк – это мужчина, однако, истории известны и исключения.

Так, в средневековой Венгрии принцесса Эрзбет Батори была обвинена в убийстве 650 (!) девушек из деревень, окружающих ее замок в Ужете. На суде, состоявшемся 2 января 1611 года, один из свидетелей показал, что он видел список, составленный принцессой, где указывались все ее жертвы.

Преступная карьера у маньяков начинается чаще всего до 30 лет. «Правило» следующее: скорее раньше, чем позже. Михасевич – около 24 лет; Кузнецов – около 22 лет; Головкин – 30 лет.

Неблагополучная, плохая родительская семья – удел почти всех преступников подобного типа. «Плохая» это не всегда драки до смерти и пьянство до отупения. Главное – отсутствие эмоциональной потребности друг в друге, когда родительское безразличие или презрение к ребенку есть результат взаимной неприязни отца и матери, их явного или скрытого, «тихого» конфликта. Патологическое одиночество – вот неизбежное следствие такого «воспитания». Чаще всего в таких семьях происходит развод. Нередки среди родителей случаи алкоголизма и токсикомании (характерно, что у самих маньяков этих пагубных пристрастий не наблюдается). Все названное дети чувствуют острее и воспринимают глубже взрослых, последствия порой же бывают не только непредсказуемы по своему масштабу, но и уже практически непоправимы. Наблюдается «Триада Макдональда». Ее симптомы: жестокость к животным – поджоги – ночное недержание мочи уже по достижении соответствующего возраста. «… в детстве Кулик обожал вешать кошек – ловил их во дворе, в округе…». «… у него наблюдалось недержание мочи…» (о Головкине).

Исследователи, анализируя семейное воспитание серийных убийц, выделяют ряд признаков или факторов, благодаря которым формируется их личность. Сегодня существуют различные классификации так называемых неблагополучных семей (неполная, криминогенная, аморальная и др.). Однако не всякая семья серийного убийцы, как, например, семья Чикатило или Рязховского, попадает под эти признаки неблагополучных типов семьи.

Но думается, что решающую роль играют не состав семьи, карьерный рост родителей и их материальное положение ,а эмоциональное отношение к ребенку. Условия жизни также однозначно не влияют на психическое развитие ребенка, становление его личности. Добрые, ласковые, внимательные отношения в родительской семье формируют в личности такие качества, как внимательность к окружающим, коммуникабельность, и др. и напротив, чем меньше теплоты, ласки получает ребенок, тем больше нарушается его внутреннее состояние. Он становится необщительным, пугливым, пропадает интерес к обществу, ему кажется, что его не замечают, он субъективно не защищен. Преступление для него становится актом самоутверждения, самореализации. Тенденция к утверждению и самоутверждению может осуществляться за счет снижения статуса другого человека, его унижения, а в некоторых случаях уничтожения. Но это только малая часть факторов, влияющих на формирование личности серийных убийц.

Немаловажным является и то, что практически все серийные убийцы страдают слабой половой конституцией, что сказывается на их отношении к жертве. Неуверенность в себе, вызванная этим фактором, формирует грубость, преходящую в жестокость, взгляд на женщину как на низшее существо, подражание силе, выражающееся в брутальности, сексуальном садизме.

Многие серийные убийцы уверены в том, что, в сущности, они ни в чем не виноваты, или их вина малозначительна. Всю вину они переносят на внешние обстоятельства и даже на их жертв.

Представленный краткий анализ позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, если убийцей теоретически может стать каждый социально неадаптированный индивид, то для формирования серийного убийцы необходим ряд условий психологического, биологического и социального факторов. Во-вторых, первый опыт неблагоприятной социализации, объединяет всех серийников под общим признаком — социопатии. Социопатия, как психопатическое развитие личности, связанное с нарушением социализации, включает в себя первый опыт отчуждения на фоне материнской и эмоциональной депривации. И, в-третьих, для всех серийных убийц, характерен первый опыт насилия (либо в отношении их самих, либо в отношении других, но на их глазах), т. е. первое впечатление, прочно запечатленное в памяти. Этот феномен принято называть импринтингом, отвечающим за быстрое образование чрезвычайно устойчивых следов в психике, иногда даже после однократного переживания. Часто самым страшным последствием формирования личности серийного убийцы является развитие некрофилии, как предельной жестокости, которую мы наблюдаем в их поведении по отношению к жертве.

Очень часто у серийников в детстве имелось наличие какого-либо физического или иного явного недостатка, являющегося поводом для насмешек сверстников. Так, у Кулика их было целых два: он картавил, произнося букву «р», и при ходьбе как бы «выбрасывал» одну ногу в сторону (впоследствии, кстати, эти его особенности пригодились при доказывании вины, так как свидетели и оставшиеся в живых потерпевшие хорошо их запомнили).

В любом случае преступление для маньяка – это вызов обществу, это способ возвысить себя хотя бы в собственных глазах. Осознание того, что ты являешься источником зла и притом неуловим – вот, пожалуй, самый притягательный для них образ, который позволяет с лихвой компенсировать все обиды, перенесенные в жизни.

Среди маньяков встречаются и исполнители «великой миссии освобождения человечества от дегенератов», в число которых, по их мнению, следует относить проституток и гомосексуалистов. Искренность такого убеждения вызывает сомнения: во-первых, потому, что, убивая гомосексуалистов, убийцы чаще всего сами являются таковыми, и, во-вторых, откровения подобного рода обычно всплывают в полной мере на суде, когда возникает вопрос о повторной психиатрической экспертизе.

Основная характерная черта лиц, совершающих насильственные преступления, - дефектность социальной идентификации, эмоциональная тупость, импульсивная агрессивность. Лица, виновные в убийствах, отличаются крайней десоциализированностью, стереотипизированностью асоциальных поведенческих навыков, во многих случаях страдают алкоголизмом. Для их поведения характерны крайний эгоцентризм, стремление к немедленному удовлетворению спонтанно возникших желаний, примитивизм и цинизм. Для этих лиц характерно широкое использование средств психологической самозащиты – самооправдание ими своего антисоциального поведения, переложение вины на потерпевшего и внешние обстоятельства.

Подавляющее большинство серийных убийц являются сексуальными садистами. Убийство и полная власть в этот момент над другим человеком дают им ощущение полноты жизни, вызывает своего рода эмоциональный катаклизм, который сродни оргазму (этот феномен известен под названием «синдром Дракулы»).

У некоторых серийников садистские наклонности соседствуют с необузданным мазохизмом (самокалечением). Не единичны случаи, когда серийники уродуют тела своих жертв, вырезают и сохраняют определенные куски или части тела, чтобы потом их «смаковать и дегустировать». Именно по этой причине они отдают предпочтение холодному оружию, которое позволяет им более тесно контактировать с жертвой.

Для серийных сексуальных убийц характерен, в первую очередь, садизм с тотальным стремлением подчинить, разрушить и уничтожить все живое, переходящий в некрофилию с ее непреодолимым влечением ко всему мертвому, гниющему, разлагающемуся.

Сексуальная некрофилия обычно проявляется в соитии с трупами, убийстве женщин, детей и подростков, расчленении их, иногда высасывании крови у умирающих или только что умерших, заглатывании отдельных частей тела и т. д. Например, Чикатило, не помня себя, резал, колол, бил не только жертву, но и ее одежду, деревья, кусты, траву, разбрасывал части тела, иногда долго носил их по лесу и только потом их закапывал, уносил с собой нос, груди, кончик языка, матку, яички (у мальчиков), соски, куски женских грудей и другие части тела.

В обобщенном виде, как показывает практика, серийные убийства на сексуальной почве совершаются маньяком-одиночкой, ведущим внешне добропорядочный образ жизни, обычно не выделяющимся каким-либо образом среди других добропорядочных граждан, не проявляющим внешне себя с отрицательной стороны с точки зрения законопослушности, не имеющим связей в криминальных кругах.