35683 (Преступность военнослужащих в России), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Преступность военнослужащих в России", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "35683"

Текст 2 страницы из документа "35683"

Криминологический анализ уголовно наказуемых деяний в армии и сопоставление полученных данных с аналогичными сведениями о преступности в стране позволяет сделать важный вывод: основные причины преступлений в войсках не имеют существенных отличий от общих причин преступности в стране. Имеющиеся особенности заключены не столько в их содержании, сколько в своеобразном преломлении общих причин через специфические условия жизни, быта и деятельности военнослужащих, а также в конкретных обстоятельствах, способствующих совершению преступлений в воинских частях и подразделениях.

Таким образом, преступность военнослужащих при многих общих чертах с общеуголовной преступностью обладает определенными специфическими чертами, отражающими особенности как самой военной службы, так и личности преступника.

Личность преступника-военнослужащего имеет существенные особенности, обусловленные целым рядом факторов:

  • замкнутостью однополой социальной группы межличностного общения;

  • жесткой регламентацией повседневного быта;

  • необходимостью при определенных условиях рисковать жизнью;

  • иерархическим построением взаимоотношений между начальником и подчиненными при безусловном соблюдении принципа единоначалия;

  • ограничением свободного времени и, как правило, узким выбором культурно-досуговых мероприятий;

  • значительными ежедневными физическими и психологическими нагрузками;

  • временным («кочевым») образом жизни и др.

Применительно к военнослужащим целесообразно остановиться на трех составляющих характеристики их личности:

    • социально-демографической;

    • социально-психологической;

    • психофизиологической.

Они определяют содержательную и динамическую сторону личности преступника и его преступного поведения.

Социально-демографическая характеристика включает пол, возраст, образование, социальное и семейное положение, основание поступления на военную службу (по призыву или контракту), год и место службы; судимость и другие показатели.

О половозрастных особенностях преступников из числа военнослужащих говорит высокая поражаемость преступностью мужчин, особенно молодого возраста, — общая закономерность, характерная не только для нашей страны, но и для мира в целом. Применительно к войскам эта закономерность является определяющей. В криминологическом плане важны не биологические различия полов, а психологические и социальные, которые базируются на природных предпосылках и исторически сложившихся традициях социализации мужчин и женщин в сферах труда, быта, досуга, ролевого поведения и т.п.

Объяснение возрастной криминогенности также заключено в социальных особенностях переходного периода от подростка к юноше и взрослому мужчине, в недостаточной социализации некоторых лиц молодого возраста. Чем сложнее ситуация, складывающаяся во время службы в армии для того или иного военнослужащего, и чем меньше он подготовлен для ее правомерного решения, тем больше вероятность отступления от требований закона.

Уровень образования преступников из числа военнослужащих, по усредненным данным, как правило, ниже уровня образования всего населения аналогичного возраста. Этот сдвиг, связан с существующим порядком комплектования войск.

При более дифференцированном подходе наблюдается различная взаимосвязь преступлений с уровнем образования и культуры их субъектов. Преступления, характеризуемые элементами грубой силы, жестокости, примитивности (убийства, изнасилования, хулиганство, дезертирство и др.), как правило, совершаются военнослужащими с низким образованием; должностные преступления, хищения, злоупотребления служебным положением — лицами с относительно высоким образованием; ряд преступлений вообще не имеет устойчивых связей с уровнем образования.

Воинское звание — специфичный и комплексный социально-демографический показатель. В нем в определенной мере концентрируются многие другие признаки: возраст; уровень образования, а также общих и специальных знаний; семейное и служебное положение и т.п.

Общая статистическая закономерность такова: чем выше воинское звание, тем выше служебное положение, уровень образования, культуры, ответственности, материального обеспечения; чем больше возраст, тем больше социальный опыт, устойчивее взгляды и т.п.

В криминологическом плане: чем выше воинское звание, тем ниже (статистически) преступная активность, а среди преступников больше сдвиг от насильственной мотивации к корыстной.

У преступников из числа рядового состава доминируют насильственные деяния, а из числа офицеров — корыстные. Следует отметить, что корыстные преступления среди офицеров в 70—80-х и особенно в 90-х гг. заметно росли. В последние годы органы военной прокуратуры расследуют десятки уголовных дел на генералов и сотни — на старших офицеров.

Неосторожные преступления в структуре преступности всех военнослужащих занимают последнее место после насильственных, корыстных преступлений, уклонения от военной службы; у офицеров — второе после корыстных; у младших офицеров — первое. Последний показатель свидетельствует о небрежном управлении подчиненными со стороны младших офицеров, не всегда готовых к этой деятельности.

Определенные статистические отклонения от средних показателей правопослушных военнослужащих наблюдаются у преступников и по другим социально-демографическим признакам: социальному, семейному и материальному положению, роду занятий до службы в армии, принадлежности к городскому или сельскому населению, судимости и т.д.

Связи социально-демографических признаков с тем или иным видом преступного поведения военнослужащих обнаруживаются лишь на уровне статистических исследований. При совершении конкретных преступлений социально-демографическая характеристика реализуется через социальные роли военнослужащих, в формировании которых важное значение имеет социально-демографическая принадлежность (но это не так очевидно, как на уровне статистического анализа). Социально-демографическая характеристика не дает полного представления о личности преступника, а характеризует ее лишь с внешней стороны.

Социально-психологическая характеристика личности преступника раскрывает ее внутреннее содержание:

  1. ее отношение к общественному и воинскому долгу, труду, воинской службе, правопорядку, обязанностям, людям, к самому себе и другим социальным ценностям;

  2. основные социальные ориентации, потребности, интересы, взгляды, убеждения, привычки, лежащие в основе мотивов преступного поведения.

Ядром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность, основные потребности и их отношения, является мотивационная сфера. В ней сосредоточены актуальные и потенциальные, осознаваемые и подсознательные, витальные (естественные, биологические) и культурные, материальные и духовные побуждения, то есть все то, что желает субъект как в настоящее время и в ближайшем будущем, так и в плане отдаленных перспектив. Каким будет социальное содержание доминирующих побуждений в мотивационной сфере человека, такой в основе своей будет и социальная направленность поведения личности.

Для выявления криминологически значимых особенностей, свойственных социально-психологической характеристике личности преступников из числа военнослужащих, можно проанализировать их мотивационную сферу по:

  • широте личностных отношений, связей и побуждений;

  • их иерархии;

  • общей структуре и социальному содержанию.

По широте личностных отношений, связей и побуждений мотивационная сфера преступников по сравнению с правопослушными военнослужащими на статистическом уровне анализа является более узкой и интеллектуально бедной. У значительного числа преступников вообще отсутствуют либо находятся в зачаточном состоянии культурные и духовные потребности: образовательные, познавательные, творческие и т.д.

Мотивационная сфера преступников тяготеет к потребностям материального и биологического характера. Данные отклонения не абсолютны. Сдвиг в сторону витальных и материальных потребностей наблюдается и у правопослушных военнослужащих, но у них данные отклонения не носят системного характера. Тем не менее «окорыствование» отношений молодежи, в том числе и военнослужащих, в годы ущербных рыночных реформ — очень существенная мотивация преступного поведения.

Большинству солдат, совершивших преступления, свойственна невысокая степень иерархии побуждений. У каждого второго из их числа отсутствуют устойчивые связи и отношения. Доминирующие побуждения у них чаще всего имеют ситуационную обусловленность. У некоторых субъектов таких побуждений несколько, и они не знают, какому из них отдать предпочтение. Непостоянство связей и отношений — база для моральной неустойчивости, которая в свою очередь является питательной почвой противоправного поведения.

Общая структура мотивационной сферы и социальное содержание доминирующих в ней побуждений — основной параметр, разграничивающий личность преступников и военнослужащих с правомерным поведением. Низкий уровень интересов и их антисоциальная направленность образуют так называемую антиобщественную установку личности, свойственную рецидивистам и некоторым другим опасным преступникам. Таких лиц среди военнослужащих, совершивших преступления, немного, так как, с одной стороны, рецидивистов в армию не берут, а с другой — однажды осужденные к лишению свободы военнослужащие автоматически выбывают из числа личного состава армии. Чаще всего антисоциальная направленность личности военнослужащих является неустойчивой, связанной с влиянием референтной группы недисциплинированных сослуживцев, с конкретными неблагоприятными ситуациями, обыденными интересами: развлечься, погулять, отдохнуть (каждый 10-ый совершает преступление в состоянии опьянения) и т.д.

Мотивационная сфера преступников из числа военнослужащих отличается от мотивационной сферы законопослушных определенными сдвигами:

  • от общественно значимого к личностному;

  • от объективных поводов поведения к субъективным;

  • от культурных и духовных потребностей к витальным и материальным;

  • от должного поведения к потребительскому;

  • от устойчивого к ситуативному;

  • от перспективных устремлений к сиюминутным;

  • от объективно важных для данного субъекта к второстепенным.

Аналогичные сдвиги можно наблюдать и у законопослушных военнослужащих, но у преступников они более системны и взаимосвязаны. Эти сдвиги реализуются в мотивации преступного поведения. Совпадение характера ущербной направленности личности и содержания мотивации преступного поведения достигает 65—70%.

Составной частью социально-психологической характеристики преступников из числа военнослужащих являются психологические свойства их личности, которые накладывают неповторимый отпечаток на структуру исходных побуждений и динамику процесса мотивации.

Недостаточное интеллектуальное развитие, слабое предвидение последствий своего поведения, эмоциональная неустойчивость, неуравновешенность, недостаточная способность сознательно управлять своим поведением в экстремальных ситуациях, а также отрицательные характерологические черты (легкомыслие, агрессивность, грубость, мстительность, обидчивость, негативизм, упрямство, эгоизм, тщеславие и др.) в той или иной мере могут быть свойственны конкретным группам преступников.

Психофизиологические и биологические особенности личности служат внутренними условиями мотивации, которые, не определяя содержания преступного поведения, влияют на его динамическую сторону, в связи с чем они могут ускорить или замедлить действие социальных причин.

Среди психофизиологических аномалий особого внимания в армейских условиях заслуживают пограничные состояния (олигофрения и психопатия). Определенная степень их проявления не препятствует службе в армии. Недостаток призывного контингента способствует призыву на военную службу лиц с заметными аномалиями такого типа. Оказавшись в сложных условиях военной службы, они, как правило, не выдерживают их. Будучи вменяемыми, олигофрены и психопаты имеют интеллектуальную, эмоциональную или волевую неполноценность, которая коррелирует с определенными типами преступного поведения. Олигофрены совершают самовольные оставления части и другие уклонения от исполнения военной службы, а психопаты склонны к неповиновению, сопротивлению начальнику, к насильственным действиям, хулиганству и т.п.

Существуют особенности, присущие личности преступника-военнослужащего срочной службы и личности преступника-командира (начальника).

Личность преступника-военнослужащего срочной службы характеризуется следующими особенностями:

  • молодой, наиболее криминогенно активный возраст (19-21 год) и агрессивно-разрушительное поведение, присущее этому возрасту;

  • несложившаяся, а поэтому неустойчивая психика (психологи утверждают, что окончательное формирование личности человека происходит к 21-22 годам);

  • зависимость несложившейся психики от множества косвенных объективных и субъективных факторов (например, отношения офицеров и старослужащих; вид и род войск, особенно если призывник мечтал о службе в ВДВ, а попал в военно-строительную часть, и др.);

  • «гедонистический риск», т.е. получение молодыми людьми удовольствия от опасности, риска;

  • недостаточно высокий уровень образованности, воспитанности как следствие негативных социально-экономических условий жизни до призыва;

  • существование опыта общения с неформальными молодежными группировками с антиобщественной направленностью;

  • скудность духовных потребностей и интересов;

  • неумение давать верную оценку своим действиям, непредвидение их последствий, переоценка роли мотива поведения и недооценка объективной общественной опасности правонарушения;

  • низкий уровень правосознания, его неполнота, искаженность или дефектность, неразвитость привычки сопоставлять свое поведение с законом, незнание или в лучшем случае поверхностное знание законов;

  • стремление к участию в неформальных внутриармейских структурах и занятию в них лидирующего положения;

  • хорошее физическое развитие и стремление к регрессивным человеческим ценностям, доминирование примитивно-бытовых побуждений извращенного характера;

  • убеждение в своей правоте и неприязнь к лицам, получившим отсрочку от призыва в армию;

  • эмоциональная неустойчивость, возбудимость, вспыльчивость, ничем не спровоцированное агрессивное поведение;

  • пренебрежительное отношение к военной службе.

Личность преступника-военнослужащего срочной службы обусловливается социально-психологическими особенностям поведенческого восприятия действительности, присущим ей типом темперамента.

Военнослужащим-сангвиникам (способным жизнерадостным людям) присуща быстрота и смелость. Военнослужащие-холерики (вспыльчивые люди) проявляют завидную, хотя и не осознанную решительность и смелость. В то же время они могут испытывать неподотчетный, а потому особенно сильный страх. Военнослужащие-флегматики (спокойные, медлительные люди) обладают осознанной решительностью и смелостью, однако эти качества у них сильны только при выполнении тех задач, к которым они специально готовились. Менее всего подготовлены к армейской действительности военнослужащие-меланхолики (унылые, мрачные люди), поскольку их решительность и смелость кратковременны и проявляются только при преодолении незначительных препятствий. Впрочем, всегда следует помнить определенную условность подобной (как и любой другой) типологии.