35683 (Преступность военнослужащих в России)

Описание файла

Документ из архива "Преступность военнослужащих в России", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "35683"

Текст из документа "35683"

Контрольная работа


По дисциплине:

Криминология

Преступность военнослужащих в России


2010

В криминологии принято употреблять термин «преступность военнослужащих», что позволяет в более широких рамках использовать привычное и традиционное понятие «армия». В данном случае под «армией» понимаются различные войска, предназначенные для защиты страны.

Вооруженные Силы страны - не изолированный социальный механизм, а органичная и неотъемлемая часть нашего общества со своими социально-экономическими, демографическими, организационно-управленческими и правовыми особенностями, которые позитивно или негативно отражаются на преступности военнослужащих и ее причинах. По российскому законодательству к Вооруженным Силам РФ относятся только их виды.

Помимо Вооруженных Сил РФ, военную службу лица несут и в других государственных военизированных формированиях, таких, как:

    • Пограничная служба ФСБ России;

    • ФСБ России;

    • Внутренние войска МВД России;

    • МЧС России;

    • Федеральная служба внешней разведки РФ;

    • органы ФСБ России и др.

Данные войска и воинские формирования (пограничные, внутренние, службы безопасности, правительственной связи, железнодорожные, гражданской обороны и иные) имеют самостоятельный статус. Но их личный состав (солдаты, матросы, сержанты, старшины, прапорщики, мичманы и офицеры), как и в Вооруженных Силах РФ, проходит военную службу по контракту или по призыву.

Вооруженные Силы РФ, другие войска и воинские формирования, где военнослужащие проходят военную службу, условно и обобщенно называются армией или войсками.

Преступность военнослужащих - один из компонентов общей преступности в стране, совокупность преступлений, совершаемых особой категорией граждан - военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях страны (пограничных, внутренних, железнодорожных войсках, войсках гражданской обороны; инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях; в службе внешней разведки, органах ФСБ, федеральных органах государственной охраны). Под преступностью в армии подразумевается совершение преступлений только военнослужащими, а также приравненными к ним по статусу и уголовной ответственности военными строителями и гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Краткий перечень видов Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, а также различных категорий военнослужащих и приравненных к ним лиц показывает, что преступность в армии может представлять собой очень сложную совокупность противоправных действий. Она неоднородна и неодинакова по характеру, уровню и структуре применительно к различным войскам и разным категориям военнослужащих в широком понимании этого слова.

Преступность в стране и преступность в армии по основным тенденциям и закономерностям более или менее соотносимы, так как военнослужащие являются неотъемлемой частью народа, а армия — специфической структурой общества и государства, хотя и со своими социальными, демографическими, организационными, управленческими и юридическими особенностями, которые негативно или позитивно отражаются как на самой преступности военнослужащих, так и на ее причинах.

Одной из криминологических характеристик этой преступности является ее особая общественная опасность, связанная не только с характерными для преступных деяний гражданских лиц нарушениями общественного порядка, посягательствами на личность, собственность, но и с ослаблением военной дисциплины, нарушением порядка прохождения военной службы, то есть с важнейшими условиями боеготовности воинских соединений и частей. Поэтому преступность военнослужащих - опасный дестабилизирующий фактор, крайне негативно воздействующий не только на Вооруженные Силы, но и на государство в целом, ведь положение дел в армии является одним из индикаторов, по которому общество оценивает состояние своей безопасности.

Преступности военнослужащих присуща относительная стабильность состояния и уровня. Ежегодно военнослужащими совершается около 20 тыс. преступлений, что составляет от 0,6 до 1 % всей преступности в стране. Однако в отдельные периоды, связанные с обострением социально-экономических и политических противоречий, дезинтеграционными процессами, резким падением престижа воинского труда, наблюдался значительный рост числа правонарушений и преступлений военнослужащих всех категорий - от рядового до генерала.

Унаследованная Россией Советская Армия исчезла, практически уничтожена так называемая «всенародность» армии. На протяжении всей своей истории Советская Армия всегда рассматривалась населением как главная защита от внешней агрессии и была подлинно «народной». Воинскую службу проходило большинство мужского населения страны. Количество «уклонистов» было очень низким. Воинская повинность, хотя и рассматривалась частью призывников как некая досадная потеря времени, но не вызывала такого непримиримого отторжения, как сегодня. До середины восьмидесятых годов такие негативные процессы, как «дедовщина», «землячество», протекционизм, хотя и существовали как явление, но не оказывали серьезного влияния на общий уровень боеспособности и моральное состояние Вооруженных Сил. Всеобщим было все же совершенно другое — товарищество по оружию, интернационализм, высокая преданность государству и готовность выполнить любой его приказ. Советские солдаты и офицеры не ассоциировали приказы высшего политического и военного руководства как личные прихоти того или иного политика, или экономической группировки, но были твердо убеждены, что эти приказы соответствуют государственным интересам.

Так, после распада Советского Союза одним из наиболее пострадавших государственных институтов оказались Вооруженные Силы. Единое оборонительное пространство оказалось разорванным. Такое положение усугублялось поспешным и во многом непродуманным выводом войск из стран Восточной Европы. В результате была нарушена взаимозависимость различных родов войск, средств связи, системы ПВО и т.д., что самым негативным образом сказалось на криминогенной обстановке среди военнослужащих. Многие из них просто сбежали из армии, другие занялись откровенным воровством, грабежами, разбоем, совершали иные преступления. Если в 1991 г. количество зарегистрированных преступлений военнослужащих составило 31 260, то в 1992 г. (при сокращении числа военнослужащих) - 40 315, т.е. за год оно увеличилось почти на одну треть. Следует также подчеркнуть, что на преступность военнослужащих в 90-х годах существенное (хотя и опосредованное) влияние оказала и общая криминогенная ситуация в России. Так, в 1994 г. на фоне сокращения всей преступности наблюдалось снижение и показателей зарегистрированной преступности военнослужащих, а в 1995-1996 гг., наоборот, - их увеличение.

Все это свидетельствует о том, что позитивные изменения в развитии преступности военнослужащих развиваются параллельно с негативными процессами, и в целом, что в преступности военнослужащих наблюдаются противоречивые тенденции, которые проявляются и в уголовно-правовой статистике. Последнее обстоятельство может быть объяснено: конъюнктурными факторами при регистрации преступлений; сохранившимися оценками уровня боеготовности воинского коллектива по наличию учтенных правонарушений; умышленным сокрытием преступлений.

Важной и криминологически значимой особенностью преступности в армии является то, что военнослужащие в силу выполнения специфических задач по охране и обороне страны несут уголовную ответственность не только за общеуголовные деяния (против личности, против собственности и т.п.), как все граждане страны, но и за воинские преступления, которые в УК РФ 1996 г. названы преступлениями против военной службы, установленного порядка ее прохождения (неисполнение приказа, сопротивление начальнику, дезертирство, нарушение правил несения боевого дежурства и т.п.).

Обобщенные статистические показатели о преступности военнослужащих и в настоящее время, когда по Закону «О государственной тайне» 1993 г. сведения о преступности не могут быть засекреченными, остаются в основе своей закрытыми и не включаются в общие данные о преступности в стране, а учитываются лишь Главной военной прокуратурой, Министерством обороны, пограничной службой ФСБ, командованием внутренними войсками МВД и т.д.

Удельный вес преступлений всех военнослужащих в структуре преступности в стране невелик. В структуре союзной преступности в середине 50-х гг. он приближался к 5%, в начале 80-х гг. — к 1,5%, а в России в последний год действия УК 1960 г. (1996 г.) эта доля составляла 1,2%. Величина этого показателя зависит не только от уровня преступности военнослужащих, но и от общего числа преступлений в гражданском обществе, количества личного состава в войсках, полноты учета уголовно наказуемых деяний в стране и в армии. В данном случае существенное снижение в последние годы удельного веса преступлений военнослужащих в структуре всей преступности в стране связано с ростом преступности в стране и снижением преступности в войсках.

В связи с волюнтаристским подходом к борьбе с преступностью в СССР, руководство которого ставило перед правоохранительными органами объективно невыполнимые задачи ее полного искоренения, стало широко распространяться укрывательство преступлений от учета. Наибольшее распространение оно получило в войсках, командование которых, во-первых, было органом дознания, во-вторых, было обязано сообщать военному прокурору о совершенных подчиненными преступлениях, в-третьих, несло строгую ответственность за преступления в своей части, а в-четвертых, имело большие фактические полномочия в сфере уголовного процесса (военнослужащего, совершившего воинское преступление, нельзя было привлечь к уголовной ответственности без согласия соответствующих начальников; почти по половине составов воинских преступлений командир единолично решал, привлечь ли виновного к уголовной или дисциплинарной ответственности; многие составы воинских преступлений были формальными, а диспозиции статей — бланкетными и неопределенными, позволяющими командиру принимать любые решения).

Перечисленные коллизии, как правило, решались не в пользу укрепления воинской дисциплины: командир (начальник) доминировал над законом, фактическая преступность росла, а регистрируемая сокращалась или увеличивалась малыми темпами.

Новое российское военное законодательство и УК 1996 г. устранили многие прежние коллизии, но привычная практика укрывательства преступлений и «регулирования» их уровня осталась непреодоленной.

Уровень преступности в войсках по коэффициенту в расчете на 100 тыс. человек личного состава обычно вдвое выше коэффициента преступности в гражданском обществе. Это обусловлено рядом специфически воинских криминогенных обстоятельств.

После начавшегося в середине 60-х гг. интенсивного роста преступности в стране стала расти и преступность среди военнослужащих. Командиры и начальники реагировали на это увеличением укрывательства преступлений, особенно воинских, от учета. В 1980 г. число преступлений на 100 тыс. населения в стране составило 604, а в войсках — 534; в 1990 г. — соответственно 969 и 794; в 2000 г. в России - 1972 и 1500.

В период неудавшейся перестройки, распада Союза и рыночных реформ криминологические проблемы как в стране, так и в войсках чрезвычайно обострились. Российские Вооруженные Силы и другие воинские формирования, организация которых практически началась в 1992 г., стали преемником Вооруженных Сил СССР во всех отношениях, в том числе и в криминогенных традициях.

Проводимое в последние годы реформирование армии, улучшение ее финансирования привели и к некоторым положительным результатам, в частности к сокращению объема преступности военнослужащих. В последние годы стабилизировался и ее уровень, который в настоящее время в 2-2,5 раза ниже, чем в целом по стране (около 700 преступлений на 100 тыс. военнослужащих).

При оценке характеристики преступности военнослужащих надо иметь в виду криминологически значимые половозрастные демографические данные личного состава армии, специфику учета преступлений, своеобразные условия жизни, быта и деятельности военнослужащих, наличие опасных ситуаций, которые предъявляют особые требования к физическому и психическому здоровью военнослужащих.

В то же время отмеченные тенденции стабилизации преступности военнослужащих не в полной мере отражают ее реальное состояние в связи с достаточно высокой латентностью. Помимо общих причин латентности преступности на сокрытие от регистрации преступлений военнослужащих негативно влияют высокая степень закрытости воинских формирований и объектов, а также строгая ответственность командного состава за противоправное поведение подчиненных, среди которых преобладают мужчины молодого возраста, отличающиеся повышенной криминальной активностью.

Определенными особенностями обладает и структура преступности военнослужащих. Удельный вес специфических воинских преступлений колеблется в пределах 50-70% от общего количества преступлений военнослужащих. Среди них преобладают (и имеют тенденцию к росту) преступления против порядка прохождения военной службы: самовольное оставление части или места службы, дезертирство, членовредительство.

Следующую по количеству группу составляют преступления против порядка подчиненности и воинской чести (неисполнение приказа, сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы, насильственные действия в отношении начальника, оскорбление военнослужащего, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими (так называемая «дедовщина»).

Особые группы составляют преступления, связанные с эксплуатацией военной техники; преступления против порядка несения боевого дежурства, пограничной караульной и внутренней служб; воинские должностные преступления.

В структуре общеуголовных преступлений военнослужащих наибольшее распространение имеют их посягательства на собственность, личность, общественный порядок и общественную безопасность.

Достаточно высока в структуре преступности военнослужащих доля совершения тяжких и особо тяжких преступлений, достигающая около 40%. Значительное количество преступлений совершается военнослужащими в группе (около 20%), в состоянии алкогольного, наркотического опьянения (около 10%).

Удельный вес отдельных видов общеуголовных деяний, совершенных военнослужащими, несколько ниже аналогичных показателей по стране. Например, доля хулиганства среди военнослужащих ниже, чем среди гражданских лиц. Однако если к хулиганским действиям военнослужащих приплюсовать преступления против порядка подчиненности, совершаемые по хулиганским мотивам, то указанные различия практически нивелируются. Аналогичные соотношения имеются и по другим видам мотивации, которые в данном случае более объективно свидетельствуют о криминальных тенденциях в стране и в армии. Эти данные также подтверждают наличие глубоких взаимосвязей между преступностью в стране и в войсках.

Следует подчеркнуть, что на преступность военнослужащих существенное, хотя и опосредованное влияние оказала и оказывает общая криминогенная ситуация в России. Особенностью современной криминальной ситуации в войсках и воинских формированиях является проникновение в их среду организованной преступности. Основным источником получения оружия многими организованными преступными группами становятся армейские склады. При этом военнослужащие зачастую сами являются расхитителями оружия и другого военного имущества, сбываемого ими преступным группировкам.