35175 (Виды гражданских процессов в Риме), страница 2

Описание файла

Документ из архива "Виды гражданских процессов в Риме", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "35175"

Текст 2 страницы из документа "35175"

Формула есть составляемая магистратом в заключение производства in jure письменная инструкция, в которой он назначал присяжного судью (номинация) и предписывал ему, каким образом разрешить спор. В этой формуле различают четыре основные части: демонстрация (demonstratio), интенция (intentio), кондемнация (condemnatio) и адъюдикация (adjudicatio) . Присутствие всех перечисленных частей было необязательным в каждой формуле. Демонстрация – это часть процессуальной формулы, излагающей сущность искового притязания. Как указано в Институциях Гая, демонстрация – это часть формулы, которая ставилась вначале, чтобы суть спора стала ясной. В демонстрации содержится название того обязательственного отношения цивильного права, из которого возникает данная интенция. Эта часть формулы встречается, следовательно, только в обязательственных исках цивильного права с intentio incerta. Интенция – главная часть процессуальной формулы, в которой в форме условия приведено основание иска (согласно цивильному праву или реальности, признаваемой претором) и предмет иска (точно указанный (intentio certa) или обозначенный с тем, чтобы его уточнил судья (intentio incerta)). По Гаю, интенция – часть формулы, в которой истец излагал свои требования . Интенция не могла отсутствовать ни в одной формуле, так как в ней содержится вопрос, который истец ставил на рассмотрение суда. Интенция индивидуализировала формулу и иск. Существовало несколько классификаций интенций. Наиболее важная классификация состояла в том, что различали интенции in jus conceptae и интенции in factum conceptae. Следующей частью формулы была кондемнация (соп-demnatio), которая уполномочивала судью присудить или освободить ответчика в зависимости от того, признает ли судья интенцию верной или нет. Присуждение могло выражаться только в определенной денежной сумме (condemnatio pecuniaria), которая указывалась в формуле прямо (condemnatio certa) или косвенно (condemnatio incerta). В последнем случае судья должен был сам оцепить предмет иска в деньгах до какого-то предела (condemnatio cum taxatione) или без подобного ограничения (condemnatio infinita). Наконец, в исках о разделе общего имущества помимо перечисленных частей помещали еще четвертую – адъюдикацию – часть процессуальной формулы, которая уполномочивает судью самостоятельно регламентировать спорные правоотношения сторон, в частности, присудить одной стороне неделимую вещь, а другой – денежную компенсацию, или произвести раздел спорного имущества. Как писал Гай, адъюдикация – это часть формулы, уполномочивающая судью присудить вещь одной из сторон. Данная часть формулы встречалась только в исках о разделе общего имущества: о разделе общей собственности; о разделе наследства между несколькими наследниками; о восстановлении границы между двумя смежными участками. Кроме четырех перечисленных составных частей формулы, в ней могли быть и другие части, такие, как прескрипция (praescriptio) и эксцепция (exeptio).

Прескрипция располагалась перед интенцией, но после назначения судьи. Прескрипция – это отрицательное условие, расположенное в формуле перед интенцией, которое ограничивает в пользу истца предмет спора, а в пользу ответчика (если это условие окажется правдивым) уничтожает литисконтестацию. Эксцепция (exceptio) – такая вставка в формулу, посредством которой судью обязывали учитывать определенные побочные обстоятельства, указанные ответчиком в этой части формулы. Если эти обстоятельства подтверждались, то судья вопреки верности интенции должен был освободить ответчика. По существу эксцепция являлась особым способом процессуальной оговорки, которой ответчик отрицал наличие права истца вообще (защита) или, по крайней мере, свою обязанность исполнять обязательство в настоящее время (возражение). Основанием для эксцепции служили известные факты, уничтожавшие иск или ограничивавшие его. Формулярный процесс по-прежнему делился на две стадии: производство in jure u in judicio и носил название нормального, обычного процесса (ordo judiciorum privatorum). Производство in jure, имевшее цель дать юридическую квалификацию спора, происходящему между сторонами, в Италии продолжали осуществлять те же магистраты, что и раньше, а именно: в Риме – преторы и курульные эдилы (по рыночным делам), в муниципиях – местные магистраты (с ограниченной компетенцией). В провинциях гражданское судопроизводство находилось в руках правителей, которым в сенатских провинциях помогали квесторы. Третья форма римского гражданского процесса – экстраординарный процесс. Экстраординарное производство стало закономерным этапом эволюции римского процесса. В результате совершенствования форм гражданского процесса римская юриспруденция пришла к созданию экстраординарного процесса, положившего начало процессу современному. В экстраординарном процессе меняется процедура вызова в суд, приобретая официальный письменный характер. Формула уходит в прошлое, а иск превращается в жалобу истца, заносимую в протокол суда. Решение в экстраординарном процессе является приказом государственной власти и забота об его исполнении лежит теперь не на истце, а на суде. Именно в экстраординарном процессе исполнительное производство принимает тот вид, который оно имеет в современном процессе. Вводится письменность, процесс становится платным. Формулярный процесс – традиционный гражданский процесс не только в конце республики, но и в течение всего периода принципата. Однако с установлением империи наряду с этим процессом (ordo judiciorum privatorum), предполагавшим разделение производства по делу на две стадии, развивается экстраординарный процесс (cognitio extraordinaria), не знающий подобного разделения. Постепенно экстраординарный процесс вытесняет формулярный, и к началу периода абсолютной монархии становится единственным. Данный процесс был сокращенным производством без соблюдения всех формальностей предыдущей формы процесса. Дословно производство extra ordinem означает производство "вне очереди". Дела, поступавшие на обсуждение extra ordinem, не были связаны временем и очередью, установленной для разбора остальных дел (ordo judiciorum). Еще во времена легисакционного процесса встречается первое упоминание о процессе, носящем черты экстраординарного. Когда лицо не находило себе защиты в цивильном праве и в различных формах обыкновенного гражданского процесса, оно могло обратиться к магистрату с просьбой защитить его административными мерами власти. Уже в эпоху принципата экстраординарное производство полностью вытесняет формальный процесс. Начинается это в провинциях, где правители постепенно привыкают разбирать все дела самостоятельно или при помощи особых делегатов, взятых не из числа присяжных, а преимущественно из адвокатов (judices pedanei). Co временем этот обычай распространился и на Рим. Конституция Диоклетиана 294 г. провозгласила окончательный переход от формулярного процесса к экстраординарному. В Конституции император указывал на то, что правители провинций чрезмерно злоупотребляют передачей всех судебных дел на рассмотрение низшим чиновникам, и предписывал им лично решать все дела, за исключением случаев их особой занятости. В Конституции нет никаких упоминаний о формулярном процессе. Проведенная Диоклетианом реформа местного управления довершила дело постепенного вытеснения старого формулярного процесса. Вся территория государства была разделена на новые провинции, причем исчезло различие между императорскими и сенатскими провинциями. Во всех провинциях управляли императорские наместники. В самом Риме произошло перемещение юрисдикции: судебные функции окончательно перешли из рук преторов в руки префектов. С установлением империи экстраординарный процесс начинает применяться также в делах, вытекающих из правоотношений, получивших судебную защиту лишь в императорскую эпоху, например споры о гонораре. Характерной чертой экстраординарного процесса является совмещение судебных и административных функций в руках одного и того же магистрата. Замена формулярного процесса экстраординарным привела к коренному изменению многих принципов, характерных для двух предыдущих форм процесса. В экстраординарном процессе в отличие от предыдущих форм гражданского процесса был ограничен принцип публичности. Судебные заседания проходят закрыто. Присутствовать на них могут только помощники судебных магистратов и сторон, а также особо почетные лица, по положению своему имеющие доступ на суд. Все происходящее в суде заносилось в судебный протокол, и таким образом развивалась письменность в производстве. Вводилась система вознаграждения канцелярского персонала суда. Процесс перестал быть бесплатным. Стороны должны были вносить судебные пошлины на покрытие судебных издержек и т.д. Однако гражданский процесс сохранял состязательную форму и диспозитивность, т.е. дело начиналось по просьбе истца, суд сам не собирал доказательств, не присуждал больше, чем просил истец. В экстраординарном процессе впервые вводится апелляция (appellatio, provocatio). Сторонам предоставлялась возможность апелляции на решение судьи в определенные инстанции вплоть до самого императора. Стороны могли неоднократно апеллировать в высшую инстанцию на решение низшей инстанции4. Апелляция – просьба, с которой лицо после вынесения судебного решения обращалось в вышестоящий суд, требуя пересмотра и решения того же дела. Апелляция могла приноситься на частные решения и решения, вынесенные по существу дела. Право на апелляцию принадлежало не только сторонам, но и каждому заинтересованному лицу. Подача апелляционной жалобы совершалась устно или письменно (libelli appellatorii) в течение двух дней, если апелляция касалась своего дела, и в течение трех дней – чужого.

2. Особые средства преторской защиты

Помимо предоставления исков, преторы, пользуясь принадлежащей им властью (так называемым imperium), оказывали иногда защиту особыми средствами, своими безусловными (в противоположность формуле иска) непосредственными распоряжениями (хотя с течением времени и здесь преторы в некоторых случаях перешли на путь условных распоряжений). Особые средства преторской защиты – властные прерогативы претора, которые он использовал для изменения течения процесса и для исполнения судебного решения. Выделяются следующие средства преторской защиты5:

1. Реституция (Restitutio in integrum) – восстановление в первоначальное положение; аннулирование последствий определенного действия. Например, лицо, которое терпит значительный ущерб от сделки, заключенной под влияние угроз или обмана, могло получить от претора реституцию (т.е. отмены этой сделки и возвращения имущественного положения сторон в исходное состояние). В особо уважительных случаях претор позволял уничтожить наступившие юридические последствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он признавал несправедливым применение в подобного рода случаях общих норм права. Постановление о таком восстановлении прежнего положения или о реституции претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств дела (causa cognita). Так, например, лицо в возрасте до 25 лет, заключившее невыгодную для себя сделку (хотя формально законную), могло получить от претора разрешение не считаться с этой сделкой (такую льготу претор давал, принимая во внимание неопытность лица). Равным образом лицо, которое терпит значительный ущерб от сделки, заключенной (год влиянием угроз или обмана и пр., также могло получить от претора реституцию и т.д. Основания реституции были впоследствии точнее определены классической юриспруденцией. Для того чтобы лицо получило реституцию обязательны были два условия: наличие ущерба и справедливого основания.

Наличие ущерба (laesio) понималось в материальном и моральном плане. Главное чтобы ущерб, нанесенный лицу вследствие различных обстоятельств, не мог быть исправлен традиционными судебными средствами. Что касается справедливого основания (justa causa), то таких оснований римские источники насчитывают шесть: недостижение 25-летнего возраста, угроза, обман, ошибка, ограничение правоспособности, имевшее место при ведении процесса, личное отсутствие. В формулярном процессе процедура получения реституции могла состоять из двух частей: например, сначала магистрат восстанавливал пропущенный срок для предъявления иска, а затем рассмотрение восстановленного иска происходило в обычном порядке. Впоследствии обе части соединились в одно производство. Первоначально срок судебного разбирательства был ограничен сроком пребывания претора на государственной службе, т. е. одним годом, позднее Юстиниан увеличил срок до четырех лет. Действие реституции имело последствия для обеих сторон – для них восстанавливались прежние юридические отношения.

2. Ввод во владение – лицо, которое может выиграть дело, вводится во владение спорной вещью, чтобы обеспечить сохранность имущества или исполнение судебного решения. Передача во владение – распоряжение претора взять во владение какое – либо имущество, принадлежащее другому, обязанному лицу

3. Преторская стипуляция (stipulatio) – своеобразная вербальная сделка, к совершению которой стороны побуждались претором в ходе процесса. Стипуляция– словесный договор, который заключался между сторонами по принуждению претора. Такое принуждение осуществлялось для того, чтобы с помощью этого договора защитить право кредитора. Для принуждения должника к заключению такого договора претор использовал взятие залога, введение кредитора во владение имуществом должника и т.д.

4. Интердикт (interdictum)– упрощенная форма защиты нарушенных прав, минуя длительную судебную процедуру. Преторский интердикт что-либо запрещал или предписывал нарушителю права (или обеим сторонам спора)

Так назывались распоряжения претора о немедленном прекращении каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан, Первоначально претор давал интердикты после расследования фактов, на которые ссылалось обращающееся к нему лицо (например, приходил гражданин с жалобой на то, что другой гражданин самовольно прогнал его с земельного участка, находящегося во владении жалобщика; претор проверял, действительно ли первый владел участком земли, а второй насильно прогнал его с этого участка, и после этой проверки предоставлял защиту). Поскольку в этом случае фактические обстоятельства дела проверялись до предоставления интердикта просителю, интердикт был категорическим и безусловный распоряжением. С течением времени, по мере увеличения числа дел, претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде условного распоряжения (“если подтвердятся факты, на которые ссылается заявитель”), и тогда интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски. Важнейшая категория интердиктов — владельческие интердикты. Вначале интердикт был категорическим и безусловным распоряжением, поскольку фактические обстоятельства дела проверялись до предоставления интердикта просителю.