Главная » Все файлы » Просмотр файлов из архивов » PDF-файлы » Доклады Московского общества испытателей природы - Том 58

Доклады Московского общества испытателей природы - Том 58, страница 36

PDF-файл Доклады Московского общества испытателей природы - Том 58, страница 36, который располагается в категории "книги и методические указания" в предмете "биогеография" изседьмого семестра. Доклады Московского общества испытателей природы - Том 58, страница 36 - СтудИзба 2019-09-18 СтудИзба

Описание файла

PDF-файл из архива "Доклады Московского общества испытателей природы - Том 58", который расположен в категории "книги и методические указания". Всё это находится в предмете "биогеография" из седьмого семестра, которые можно найти в файловом архиве МГУ им. Ломоносова. Не смотря на прямую связь этого архива с МГУ им. Ломоносова, его также можно найти и в других разделах. .

Просмотр PDF-файла онлайн

Текст 36 страницы из PDF

Иименно в Лапутии надо искать истоки творчества Вадима Федорова.Именно там и было написано большинство его книг.Белое море занимает особое место в жизни В.Д.Федорова. ВпервыеВадим Федоров попал в Подволочье в 1958 году, 24-летним аспирантом144биологом, и Север заворожил и приворожил его навсегда. С 1961 года он,свежеиспеченный кандидат наук, связывает свою судьбу с морем. Яркойстраницей в жизни В.Д.Федорова и кафедры гидробиологии явилосьсоздание собственной стационарной базы на Карельском побережье Белогоморя. Работы по исследованию биопродуктивности северных морейпроводились на кафедре в течение достаточно длительного времени.

В нихиспользовались научные материалы, собранные во время эпизодическихморских рейсов, организуемых на Беломорской биологической станцииМГУ (ББС).В 1963 г на Кузокоцком полуострове Белого моря, по инициативеВ.Д. Федорова и при его непосредственном участии, была организованановая база для полевых исследований. Это позволило проводить плановыеэксперименты и вести продолжительный мониторинг морских биоценозов.Новую биостанцию окрестили «Лапутией», по аналогии со знаменитойстраной ученых, описанной в романе английского писателя ДжонатанаСвифта «Путешествие Гулливера», а всех ее постоянных обитателей –лапутянами. Название прочно закрепилось и дошло до нашего времени.

Ивот, начиная с 1967 года, Лапутия превращается в научноисследовательскую базу гидробиологической экспедиции МГУ, которуювозглавил молодой ученый Вадим Федоров.Впоследствии Вадим Федоров во многих своих рассказах воссоздалудивительную атмосферу тех лет. Аскетический быт лапутян, ихпраздничный труд, шутки и розыгрыши молодых ученых и убеленнойсединами профессуры, стихи, анекдоты и песни. Несмотря на плотныйрабочий график лапутян, "двери" Лапутии всегда были открыты для всехтех, кто искренне любит русский Север. Гостями Лапутии были какученые, так и люди творческих профессий - писатели, художники,артисты, музыканты. Это был своеобразный Дом творчества. Послерабочего дня обитатели этого замечательного дома собирались, взависимости от погоды, у костра или камелька, и в дружеском кругуобсуждали самые разные вопросы - от проблем сохранения гомеостазаприродных сообществ до художественных направлений в современномискусстве.

Обладая феноменальной памятью, В.Д.Федоров мог часамичитать стихи любимых поэтов и свои собственные.Позже, в 1971 г., В.Д. Федоров основал стационарную базу кафедрыв деревне Нильма-губа, расположенной в районе пролива Великая Салма.Эта деревня находится примерно на полпути от территории ББС доЛапутии, в месте впадения в море реки Нильмы. Нильмогубский ландшафтпозволял проводить исследования как биоценозов полуизолированногоэстуария реки, так и прилегающих пресноводных водоемов - малойсеверной реки и обширного озера, из которого она вытекает.Вадим Дмитриевич Федоров остается человеком, переполненнымтворческими планами, «фонтанирующим человеком», влюбленным в145жизнь и спешащим сделать в ней как можно больше. Другой бы ужеуспокоился, а Вадим Дмитриевич Федоров еще полон творческихзамыслов, как будто впереди у него - Вечность. Впрочем, он уже написал иоб этом:Верую в Воскресение,Верую в Новый Завет,Верую во Всепрощение,Верую - Смерти нет!Старший научный сотрудник М.В.Крупина146ВОСПОМИНАНИЯ О КАФЕДРЕ ГИДРОБИОЛОГИИМГУк 80-летию профессора В.Д.ФедороваВ 2014 году заведующему кафедрой гидробиологии биологическогофакультета МГУ имени М.В.Ломоносова исполнилось 80 лет.

В этом жегоду кафедре гидробиологии исполняется 90 лет. Время идет, одни людиуходят, молодежь приходит. События со временем забываются, поэтомурешил вспомнить кое-что из студенческой жизни. Возможно, эти событиявряд ли затронут душу читателя, но, для пишущего эти строки, они многоезначат, ведь эти воспоминания о молодости, студенческой жизни.Я попытаюсь рассказать о кафедре, Вадиме Дмитриевиче исобытиях, которые происходили при моем непосредственном участии.Ведь вся моя жизнь на кафедре прошла на глазах В.Д. и, можно сказать,при непосредственном его влиянии.Я знаю В.Д.

уже несколько десятилетий, с середины 70-х годовпрошлого столетия. Он, молодой заведующий кафедрой, читал намстудентам третьего курса «Общую гидробиологию». Это, наверное,первый его лекционный курс в качестве заведующего кафедрой. До этогона каникулах я успел прочитать учебник А.С.Константинова «Общаягидробиология» и уже имел некоторое представление о гидробиологии.Мог сравнивать лекции В.Д.

с текстом классического учебника АлександраСтепановича.Лекции В.Д. меня поразили. До этого я слушал прекрасные лекцииЯ.А.Бирштейна, Д.А.Транковского, С.Е.Северина, лекции профессоров вГлавном здании МГУ (я жил в общежитии и часто посещал лекторий).Лекции В.Д. были необычные: с одной стороны они были логичные, сдругой – эмоциональные. Он говорил так складно и последовательно, чтоможно было без редакторской правки эти лекции издавать. Они сильноотличались от лекций многих профессоров.

Те читали лекции спокойно,так, чтобы каждое слово доходило до потаенных уголков мозга студентов.Лекции В.Д. были противоположны тому, что приходилось слушать доэтого. Кроме того, их содержание сильно отличалось от учебникаА.С.Константинова.Они были необычные, они воодушевляли слушателя. В каждой темебыло нечто новое. После каждой лекции хотелось заняться именно тойтемой, о которой он только что говорил. Новая тема, и новое желание. Итак в течение всего годового курса.

Я аккуратно записывал их в толстуютетрадь, которую и сейчас бережно храню. Бывает, достаю ее, листаю,перед глазами проплывают студенческие годы, молодой и энергичныйлектор, наша кафедральная аудитория.Настала пора сдавать экзамен. Я был старостой группы и меняотправили в «разведку», чтобы договорился о «билетах», времени сдачиэкзамена. Увидев меня, В.Д. спросил, а где зачетки. Я стал объяснять, что147пришел за «билетами», чтобы лучше подготовиться к экзамену.

Онпоставил всем нам пятерки, и сказал, что студентам во времяэкзаменационной сессии очень трудно (на себе испытал это), поэтому надоберечь их психику. Я, также как и В.Д., тоже стараюсь на экзаменах беречьстудентов, ведь оценка по сути ничего не значит. Главное, чтобы устудентов на лекциях горели глаза, а они являются показателем отношенияк учебному предмету. Даже если он чего-то не знает, потом ужесамостоятельно «доберет» недостающее.С большой симпатией вспоминаю не только лекции В.Д., но и другихнаших преподавателей. Нам читал лекции В.А.Яшнов. Это были егопоследние лекции, которые он читал на кафедре.

Он был уже стар, плоховидел, поэтому раздавал нам листочки с таблицами, рисунками, схемами ипо памяти рассказывал, что там изображено. Все это ему заранее готовиладочь. Нам оставалось только вклеивать листики в тетрадь. Я и сейчасиспользую этот метод на своих лекциях. Тем более, что множительнаятехника позволяет легко это делать. Презентации, плакаты – это одно, арисунок, таблица в тетрадке - намного удобнее. При необходимости к нимвсегда можно обратиться в домашних условиях. Поскольку ВладимирАндреевич был очень стар, он читал лекцию и качался.

Мне казалось, чтоон вот-вот упадет, я сидел за первым столом, готовый при необходимостиподхватить его.Лекции В.И.Зацепина, К.А.Кокина, Л.Д.Гапочки, Н.С.Строганова,М.М.Телитченко, В.Н.Максимова, Ю.И.Сорокина также оставили яркийслед в моей жизни. Л.Д.Гапочка (она только начинала пробовать себя вкачестве лектора) очень волновалась, когда читала лекции. Мы это видели,старались внимательно слушать ее, задавали доброжелательные вопросы,чтобы поддержать ее. Ее лекции тоже храню. О водорослях она всегдаговорила с искренней любовью, не только об их огромной роли в природе,но и потому, что очень красивые.Большое событие в моей жизни произошло на третьем курсе. Былоочередное заседание кафедры, где должны были обсуждать какие-тонаучные дела.

Кто-то из сотрудников сказал, чтобы я обязательно пришелна это заседание, якобы, пригласил сам В.Д. Обсуждали вопросы,связанные с участием сотрудников кафедры в комплексной экспедиции поизучению Учинского водохранилища. Обсуждали, спорили, кто, чемдолжен заниматься. Очередь дошла до прибрежно-водной растительности.Оказалось, некому поручить разработку этой темы. Тогда В.Д. сказал: "Какэто некому! У нас есть студент, которому мы и поручим заниматься этойпроблемой". Так я стал «макрофитчиком», хотя и не имел ни малейшегопредставления о предмете исследования. Здесь же моим научнымруководителем назначили В.М.Хромова, совсем еще молодого научногосотрудника.

Он занимался продукцией фитопланктона, и эта тема для насобоих была новая. После защиты курсовой и дипломной работы мнепришлось, будучи в аспирантуре, заниматься другой темой, но148«макрофиты» надолго остались в памяти. В 2005 г. мы вместе сМ.А.Кудряшовым опубликовали учебное пособие по экологии прибрежноводной растительности.Я своего научного руководителя всегда уважительно называл«Виктор Михайлович», хотя разница в возрасте была незначительная.Прошло много лет, Виктор Михайлович многократно предлагал перейтина «ты», даже соответствующие поводы для этого были.

Свежие статьи
Популярно сейчас