36432 (Виды гражданских правоотношений), страница 3

Описание файла

Документ из архива "Виды гражданских правоотношений", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "36432"

Текст 3 страницы из документа "36432"

Претензионный срок можно определить как установленный законом либо договором период времени, в течение которого обладатель нарушенного субъективного права вправе и должен обратиться непосредственно к обязанному лицу с письменным требованием об урегулировании возникших между сторонами разногласий, не прибегая к помощи юрисдикционных органов.

Нормы действующего законодательства (ст.797 ГК РФ, ст.38 ФЗ "О связи"5, ст.124-126 Воздушного кодекса РФ6, ст.403 КТМ РФ7, ст.139 ТУЖД РФ, ст.161-163 КВВТ РФ8 и другие),

4. Задачи

После окончания школы, летом, Лавров Сергей, 17 лет, отдыхал на даче у тетки, получил от нее в подарок велосипед. Спустя месяц, собираясь домой, он решил обменять его на снаряжение для подводного плавания. Получив согласие тетки, Сергей произвел обмен.

Узнав о сделке, родители потребовали от сына вернуть снаряжение и получить обратно велосипед. Сергей возражал, считая, что, во-первых, родители не вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом, во-вторых, на обмен было получено согласие тетки, в-третьих, сделка устраивает обе стороны.

- Законно ли требование родителей?

- Разберите доводы Сергея с точки зрения закона.

С согласия родителей (усыновителей, попечителя) несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может совершать разнообразные сделки (продать или купить имущество, принять или сделать подарок, заключить договор займа и т.п.) и совершать иные юридические действия. Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК, должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной (ст. 175 ГК). Однако допускается последующее письменное одобрение сделки указанными выше лицами (родителями, усыновителями, попечителем). В данном случае письменного согласия родителей Лаврова С. на обмен имущества нет, следовательно, требование родителей Лаврова С. о возврате велосипеда законно. По такой сделке наступает двусторонняя реституция.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет выражается также в их праве самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. В данном случае имеются в виду сделки, совершаемые несовершеннолетними за счет средств родителей (усыновителей, попечителя или других лиц), но не за счет своего заработка, стипендии, иных доходов, ибо заработок, стипендию, иные доходы он может расходовать самостоятельно, совершая любые, а не только "мелкие бытовые" сделки. Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего: приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п.

По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть "мелкими", закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат, к которым нельзя отнести велосипед.

Доводы несовершеннолетнего Лаврова С. несостоятельны, поскольку его родители являются законными представителями, с согласия которых Лавров С. имеет право совершать сделки, распоряжаться принадлежащим ему имуществом (велосипедом). Тетя Лаврова не являясь законным представителем Лаврова С. не имела права давать согласие на сделку. Даже при согласии сторон на обмен названных предметов, требуется получить согласие на сделку законных представителей - родителей Лаврова С.

МУП «Вега», созданное для эксплуатации и поддержания исправного состояния системы тепло- и водоснабжения, передала колонку, водовод и котельную, расположенные на территории садового товарищества, ему в аренду. Арендную плату, получаемую от товарищества, МУП использовало на выплату заработной платы своим сотрудникам, а также на погашение расходов на выплату заработной платы своим сотрудникам, а также на погашение расходов по капитальному ремонту системы тепло- и водоснабжения, которые в соответствии с условиями аренды являлся обязанностью МУПа.

Местная администрация, узнав о договоре аренды, обратилась в суд с требованием расторгнуть договор на том основании, что он может быть заключен только непосредственно с администрацией, так как система тепло- и водоснабжения находится в муниципальной собственности.

МУП «Вега» в свою очередь заявило, что договор аренды заключен им правомерно, поскольку предприятие имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться переданным ему имуществом. Кроме того, коммерческая эксплуатация системы с целью получения прибыли и использования ее на нужды предприятия входит в его уставные цели и задачи, а потому требования администрации обоснованны.

- Каким правом обладают муниципальные унитарные предприятия на закрепленное за ними имущество?

- Какие вещные полномочия входят в состав права, принадлежащего такому предприятию?

- Существуют ли ограничения в отношении такого права и каков их характер?

- решите дело. Обоснованна ли позиция предприятия?

1. Унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на имущество, закрепленное за ней собственником. В форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия. Имущество унитарного предприятия принадлежит на праве собственности Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

От имени муниципального образования права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Имущество унитарного предприятия принадлежит ему на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками унитарного предприятия.

Унитарное предприятие не вправе создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества (дочернее предприятие).

Унитарное предприятие может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 2.)9

2. Государственное или муниципальное предприятие распоряжается движимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, самостоятельно, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия.

Движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными.

Муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества.

Уставом муниципального предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия.

Государственное или муниципальное предприятие, являющееся арендатором земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, не вправе: сдавать такой земельный участок в субаренду; передавать свои права и обязанности по договору аренды другим лицам (перенаем); отдавать арендные права в залог; вносить арендные права в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или в качестве паевого взноса в производственный кооператив.

Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, в соответствии с содержанием этого права самостоятельно распоряжается произведенной им продукцией, а также движимым имуществом, находящимся в его хозяйственном ведении, если иное не установлено законодательством. Недвижимым имуществом предприятие может распоряжаться лишь с согласия собственника. При этом сделки по распоряжению закрепленным за предприятием имуществом не должны лишать его возможности осуществлять уставную деятельность. Собственник имущества такого предприятия имеет право на получение части прибыли от использования имущества, переданного предприятию в хозяйственное ведение.

Собственник имущества унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия. Исключением является субсидиарная ответственность собственника в случае несостоятельности (банкротства) унитарного предприятия, наступившей вследствие выполнения указаний собственника. Минимальный размер уставного фонда таких унитарных предприятий определен Законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях. К моменту государственной регистрации унитарного предприятия его уставный фонд должен быть полностью оплачен учредителем.

3. В соответствии со ст. 294 ГК право хозяйственного ведения - это право государственного или муниципального унитарного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом собственника в пределах, установленных законом или иными правовыми актами. Поскольку имущество, передаваемое унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, выбывает из фактического обладания собственника-учредителя и зачисляется на баланс предприятия, сам собственник уже не может осуществлять в отношении этого имущества по крайней мере правомочия владения и пользования (а в значительной мере - и правомочие распоряжения). Следует учитывать и то, что имуществом, находящимся у предприятий на праве хозяйственного ведения, они отвечают по своим собственным долгам и не отвечают по обязательствам создавшего их собственника, поскольку оно становится "распределенным" государственным или муниципальным имуществом.

Реализация правомочия распоряжения закрепленным имуществом имеет следующие особенности. В соответствии со ст. 295 ГК РФ предприятие вправе самостоятельно, без согласия собственника, распоряжаться движимым имуществом, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами. Что же касается недвижимого имущества, то предприятие вправе его продавать, сдавать в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться им только с согласия собственника.

Данное ограничение по распоряжению имуществом закреплено в ст. 295 ГК РФ, п. 2 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях10.

Следует также иметь в виду, что в соответствии с п. 4 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях, предприятия, действующие на праве хозяйственного ведения, не могут без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества. Уставом предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия.

Кроме того, согласие собственника требуется на совершение:

- сделки, в совершении которой имеется заинтересованность руководителя унитарного предприятия (п. 1 ст. 22 Закона об унитарных предприятиях);

- крупной сделки. В силу п. 1 ст. 23 крупной сделкой считается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, касающихся приобретения, отчуждения или возможности отчуждения унитарным предприятием прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет более 10 процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тыс. раз превышает установленный законом МРОТ.

В соответствии с п. 3 и 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях, собственник имущества унитарного предприятия вправе обращаться в суд с исками о признании оспоримой сделки с имуществом унитарного предприятия недействительной, а также с требованием о применении последствий ничтожной сделки. Кроме того, собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения.

Поскольку, как уже указывалось, закон устанавливает принцип специальной правоспособности унитарных предприятий (ст. 49 ГК РФ, ст. 3 Закона об унитарных предприятиях), действия предприятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом собственника должны быть обусловлены прежде всего задачами его уставной деятельности и целевым назначением предоставленного для выполнения этих задач имущества. Поэтому в тех случаях, когда действия предприятия по отчуждению или предоставлению в долгосрочное пользование другим лицам закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения движимого и недвижимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе, приводят к невозможности использования имущества по целевому назначению, соответствующие сделки считаются недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ. Сделки являются ничтожными даже в том случае, если они совершены с согласия собственника (уполномоченного им органа).

В соответствии со ст. 299 ГК РФ, плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием по договору или иным основаниям, поступают в хозяйственное ведение предприятия. Таким образом, данное имущество становится объектом права собственности публичного образования, а не самих юридических лиц.

4. На основании ст. 295 ГК РФ, п. 2 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях МКУП «Вега» не имело права без согласия собственника - Администрации муниципального образования передавать в аренду имущество садовому товариществу. Такую сделку суд признает ничтожной, иск администрации удовлетворит.