35688 (Проблема классификации преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ), страница 3

Описание файла

Документ из архива "Проблема классификации преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ", который расположен в категории "контрольные работы". Всё это находится в предмете "государство и право" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "контрольные работы и аттестации", в предмете "государство и право" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "35688"

Текст 3 страницы из документа "35688"

Любому незаконному использованию полномочий должностным лицом, если оно не вызывается обстановкой крайней необходимости, присущи низменные мотивы, т. е. оно совершается из корыстной или иной личной заинтересованности. Поэтому небесспорным является решение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда, которым было признано, что личная заинтересованность отсутствует в действиях участкового уполномоченного П., который убедил потерпевшего от разбойного нападения подписать составленное им объяснение о том, что телесные повреждения были получены в ходе обоюдной ссоры с неизвестным. На основании этого П. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия не согласилась с доводами районного суда, в соответствии с которыми нераскрытое тяжкое преступление на обслуживаемой территории является негативным показателем в работе участкового, обязывает заниматься его раскрытием, может отрицательно сказаться на продвижении по службе. В определении коллегии отмечалось, что участковые уполномоченные заниматься профилактикой бытовых преступлений, к числу которых укрытый разбой не относился. Кроме того, обязанность его раскрытия лежала на криминальной милиции. Судебная коллегия пришла к выводу, что П. совершил дисциплинарный проступок, который выразился в неучастии в раскрытии преступления совместно с другими службами.

В приведенном решении кассационная инстанция исключила мотив, установленный районным судом, но не предприняла попытки выяснения действительных побудительных причин незаконного вынесения участковым уполномоченным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Участковый не мог не осознавать, что укрывательство нераскрытого разбоя противоречит интересам службы, которые в данном случае заключались в выявлении и раскрытии преступления. Для него также было очевидно, что задачи конкретного органа внутренних дел не могут противоречить задачам правоохранительной системы в целом.

Необходимым условием ответственности за превышение должностных полномочий является связь между совершенными лицом действиями и его обязанностями по службе. В противном случае любое преступление, совершенное должностным лицом, следовало бы рассматривать как превышение этих полномочий. Статья 286 УК была исключена судом из обвинения милиционера батальона патрульно-постовой службы милиции 3. В свободное от службы время знакомый попросил осужденного оказать воздействие на лиц, употребляющих наркотики и притесняющих его. 3. произвел личный досмотр потерпевших, осмотрел их тела с целью обнаружения следов от уколов, а затем беспричинно избил. Суд отметил, что, совершая преступление, “... 3. не находился при исполнении служебных обязанностей, его действия не были связаны с отправлением властных полномочий, он руководствовался личными хулиганскими мотивами, применил к К. насилие, чем грубо нарушил общественный порядок”.

К трём типичным случаям превышения должностных полномочий относятся:

- совершение должностным лицом действий, относящихся к полномочиям другого должностного лица;

- действия, которые могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте;

- совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Первый типичный вид превышения можно проиллюстрировать решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу участкового уполномоченного В., который в ходе превышения должностных полномочий фактически лишил потерпевшего свободы. “По смыслу закона, отмечается в кассационном определении, под незаконным задержанием, уголовная ответственность за которое предусмотрена ст. 301 УК РФ, понимается задержание в уголовно-процессуальном порядке, и субъектом этого преступления могут быть лишь должностные лица органа дознания, следствия и прокурор, к таким лицам участковый уполномоченный милиции Б. не относился, уголовно-процессуальное задержание не производил, поэтому в его действиях отсутствует состав этого преступления”.

Во втором случае должностное лицо не выходит за пределы предоставленных ему полномочий, поэтому квалификация подобных действий по ст. 286 УК небесспорна. Трудно подобрать пример из судебной практики, который бы соответствовал второму типичному виду превышения. Приводимый в литературе случай с незаконным применением оружия сотрудником милиции некорректен. Вряд ли можно рассматривать применение представителем власти оружия в качестве акта использования распорядительных полномочий “в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости”. Нужно отличать управленческое решение, влекущее юридические последствия для других, от непосредственного физического воздействия, причинения вреда здоровью или смерти другому человеку.

Следует согласиться с П.С. Яни, который пишет: “Применяя ст. 285 УК РФ, необходимо исходить из того, что использование должностных полномочий вопреки интересам службы представляет собой совершение должностным лицом действий (бездействия) по службе, которые оно уполномочено, т. е. имеет право и обязанность, совершить только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте”10.

Как действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить, можно охарактеризовать применение оперуполномоченным М. насилия к К. с целью добиться от него признания в совершении кражи. Судебной практике известны и ненасильственные способы реализации третьего типичного вида превышения должностных полномочий. По ч. 1 ст. 286 УК были квалифицированы действия военного комиссара Пермской области Д., который потребовал от подчиненных ему военных комиссаров районов внести свои материальные вклады в создание «подарочной комнаты». Со слов Д., передаваемые потерпевшими деньги и материальные ценности были предназначены для поздравления вышестоящего командования. Комиссары осознавали незаконность требования, но были вынуждены его выполнять.

При совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК, должностное лицо явно выходит за пределы предоставленных ему полномочий и поэтому правоотношений, которые находятся в сфере его компетенции, не изменяет, юридических последствий для других лиц не создает. Неверно как превышение должностных полномочий судом были квалифицированы действия начальника исправительного учреждения 3. Последний отправлял осужденных в отпуска, нарушая при этом требования инструкции, регламентирующей порядок предоставления кратковременных выездов за пределы мест лишения свободы, и не оформляя надлежащим образом документы. Заметим, что в соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации и инструкцией именно начальники исправительных учреждений дают разрешение на краткосрочный выезд. Таким образом, 3. незаконно, вопреки интересам службы использовал свои полномочия, т. е. злоупотреблял ими.

Хорошо иллюстрирует коренное различие между злоупотреблением должностными полномочиями и их превышением, а также тонкую грань между превышением и неслужебными преступлениями следующий пример из практики Верховного Суда РФ. Следователь 3. избрал С, обвиняемому в незаконном хранении наркотиков, меру пресечения в виде подписки о невыезде. При возвращении принадлежащих ему 368 руб., осознавая, что он действует вопреки интересам службы и, используя предоставленные ему законом должностные полномочия, из корыстной заинтересованности, взял у Сергеева деньги в сумме 50 (пятьдесят) рублей одной купюрой для личных нужд. Верховный Суд Республики Бурятия квалифицировал действия следователя по ч. 1 ст. 285 УК, пояснив, что «... деяние причинило существенный вред интересам общества и государства в виде подрыва авторитета правоохранительных органов в лице государства». При этом в приговоре обосновывалось злоупотребление служебным положением, а не полномочиями. Президиум Верховного Суда РФ в части, касающейся осуждения следователя по ч. 1 ст. 285 УК, производство по делу прекратил, отметив, что подрыв авторитета органов власти сам по себе не является существенным вредом и не свидетельствует о наличии в действиях 3. данного состава преступления.

В приведенном примере следователь использовал не полномочия, а должностное положение. Кроме того, в действиях 3. присутствуют все признаки грабежа. Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК, является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий, независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет. Открытое изъятие имущества у С. описанным выше способом стало возможно благодаря должностному положению следователя и было связано с выполнением им своих служебных обязанностей. Поэтому мы считаем, что следователь в данной ситуации явно вышел за пределы предоставленных ему полномочий, что выразилось в совершении грабежа.

При отграничении преступлений, предусмотренных в ст. 285 и 286 УК, следует исходить из закрепленного в Кодексе механизма причинения должностным лицом вреда интересам власти и службы. Его осмысление позволяет констатировать, что различия кроются в направлении эксплуатации должностным лицом своего особого статуса. При совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК, виновный использует один из трех видов должностных полномочий, а при превышении - служебное положение.

Таким образом, должностное злоупотребление - это действия или бездействие, которые входят в служебные полномочия виновного и представляют собой управленческое либо распорядительное решение. Подобное поведение изменяет правоотношения, существующие в сфере компетенции должностного лица, т. е. создает юридические последствия для других. Возможность негативным образом воздействовать на данные правоотношения при совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК, достигается тщательной маскировкой преступником своего общественно опасного поведения, попытками легализации решений, противоречащих интересам службы.

Существенная черта злоупотребления должностными полномочиями и специальных его видов - это объективная невозможность совершения данных посягательств общим субъектом, т. е. не должностным лицом. Нельзя использовать служебные полномочия, не имея таковых.11

Напротив, при превышении полномочий виновный действует явно противоправно. Такое поведение не может иметь иного (помимо уголовно-правового) юридического значения. Оно не может так, как злоупотребление, порождать (пусть даже «ущербных») правоотношений в сфере компетенции чиновника, предоставлять кому-то права и освобождать от обязанностей. Единственное правовое последствие превышения - это возникновение оснований для привлечения виновного к уголовной ответственности.

Совершая преступление, предусмотренное ст. 286 УК, должностное лицо использует не правомочия, а соответствующее им служебное положение, Посягательство на соответствующий объект уголовно-правовой охраны становится возможным и облегчается благодаря особому статусу субъекта, наличию форменной одежды, служебного удостоверения, оружия, специальных средств и т.д. Должностное положение виновного дискредитирует власть, значительно повышает общественную опасность посягательства.12


Заключение

Под квалификацией понимается установление и закрепление в процессуальных документах соответствия между юридическими признаками реального общественно опасного деяния и признаками, законодатель в норме

Квалификация преступления как деятельность представляет собой сложный познавательный процесс, сущность которого заключается в отражении в нашем сознании объективно существующих событий действительности. Рассматривая же квалификацию как результат этого процесса, можно сделать вывод, что она включает в себя вывод о наличии состава определенного преступления и, следовательно, о той конкретной норме закона, которая должна применяться к виновному.

Уголовно-правовые нормы наполняются реальным содержанием в результате практики их применения. Это оказывает позитивное влияние на разрешение сложных ситуаций, возникающих при квалификации различных преступлений, особенно тех, составы которых находятся в органическом единстве. С такими сложностями нередко приходится сталкиваться правоприменителям при определении соотношения преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Объективная сторона преступления (ч. 1 ст. 285 УК РФ) характеризуется следующими признаками: использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; наступление вследствие этого последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства; наличие причинной связи между деянием должностного лица и вредными последствиями.

Злоупотребление должностными полномочиями совершается путем действий и бездействия (например, невыполнение должностным лицом правоохранительного органа обязанности по пресечению совершаемого преступления).

Объективная сторона превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) характеризуется следующими признаками: совершение действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица; причинение последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; причинной связью между общественно опасным деянием и наступившими вредными последствиями.

Свежие статьи
Популярно сейчас