INTR (Региональные проблемы трудообеспеченности и пути их решения)

Описание файла

Документ из архива "Региональные проблемы трудообеспеченности и пути их решения", который расположен в категории "рефераты". Всё это находится в предмете "экономическая география" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "рефераты, доклады и презентации", в предмете "экономическая география" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "INTR"

Текст из документа "INTR"

Курсовая работа по Экономической географии стр. 21 на тему:”Региональные проблему трудообеспеченности и пути их решения”

ПРЕДИСЛОВИЕ.

В каждой области общественной жизни существуют проблемы; в этой работе будет затронута одна из наиважнейших сторон этой жизни – трудообеспеченность.

Краевая служба занятости населения занимается трудообеспеченностью, изучает рынок труда, разрабатывает программы занятости и финансирует их реализацию

Российская Федерация состоит из 11 экономических районов: Северный, Северо-Западный, Центральный, Центрально-Чернозёмный, Волго-Вятский, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западно-Сибирский, Дальневосточный.1

СЛУЖБА ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЮ.

  • информация о наличии свободных мест;

  • консультации желающим сменить место работы;

  • консультации юриста, психолага, профконсультанта;

  • содействие в трудоустройстве потерявшим работу;

  • временная занятость несовершеннолетних в свободное от учебы время.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ ДЛЯ ИМЕЮЩЕГО СТАТУС БЕЗРАБОТНОГО.

  • социальная защита: назначение и выплата пособий по безработице;

  • материальная помощь безработным и их семьям;

  • бесплатное обучение профессиям, помощь в профессиональной ориентации;

  • финансовая помощь тем, кто решил открыть собственное дело;

  • содействие в оформление досрочной пенсии;

  • оплачиваемые общественные работы с сохранением пособия по безработице.

УСЛУГИ РАБОТОДАТЕЛЯМ.

  • содействие в подборе специалистов по заявкам предприятий на свободное рабочее место;

  • профессиональная подготовка кадров;

  • частичное финансирование затрат под создание дополнительных рабочих мест для лиц, относящихся к социально слабозащищенным категориям населения;

  • финансовая поддержка предприятий, производящих компенсационные выплаты работникам в периоды вынужденных отпусков без сохранения заработной платы;

  • содействие в квотирование рабочих мест на предприятиях для лиц, особо нуждающихся в социальной защите.2

Осуществляемый в России в настоящее время переход к рыночным отношениям связан с большими трудностями, возникновением многих социально - экономических проблем. Одна из них - проблема занятости, которая неразрывно связана с людьми, их производственной деятельностью.

Рынок предъявляет и требует совершенно иного уровня трудовых взаимоотношений на каждом предприятии. Однако, пока не созданы эффективные механизмы использования трудовых ресурсов, возникают новые и обостряются старые проблемы занятости, растет безработица. Массовая бедность и социальная незащищенность широких слоев населения - наша действительность.

Основная задача проводимой высшими органами власти России социальной политики - максимальное поддержание уровня жизни населения и усиление мер по социальной защите граждан, остающихся без работы. Для ее выполнения разработана Государственная программа занятости населения, в которой предусмотрены организационные и экономические меры по управлению трудовыми ресурсами, отражена политика на рынке труда за очередной год, намечены совместные действия структур государственного управления разного территориального подчинения в решении конкретных задач. В рамках этой программы в 1991 году и была создана Государственная служба занятости населения.

ПАРАДОКСЫ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ.

Государственная социальная политика в области труда и занятости привела к тому , что “верхи” уже не могут платить зарплату всем занятым по найму, а “низы” не хотят нормально работать без достойной оплаты. Оказалось, что в переходной российской экономике законы системы наемного труда не действуют. И тем не менее определенное шаткое равновесие в треугольнике “труд – государство – капитал“ пока дает основание надеяться, что перемирие и диалог между рабочими и подлинными хозяевами приватизированных предприятий сохранятся и будут продолжены, хотя ситуация тяжелая.

ГДЕ ИСКАТЬ “ХЭППИ ЭНД” ?

Как остановить топтание на месте и привести в движение эту неотрегулированную, а потому неустойчивую, грозящую повернуть вспять систему социально-трудовых отношений? Можно ли повысить эффективность производства и при этом ориентироваться на полную занятость? Как бы мы ни хотели добиться такого сочетания, выбор на перспективу сводится к определению доминанты реформирования: развитие наемного труда, повышение его эффективности или гарантии занятости. Речь идет не о дилемме социальной политики, а о необходимости вывода трудовых отношений из состояния кризиса, чтобы сделать их фактором социально-экономического прогресса.

Концептуально большинство специалистов стремиться к равновесию труда и занятости. Многие из них даже включают механизм обеспечения занятости в систему национально-государственных приоритетов, рассматривая её как “весьма специфический объект государственного регулирования в целях возможно более полного использования потенциала трудовой и деловой активности трудоспособного населения”. Им все же приходится констатировать, что “в период 1992-1995гг. политика занятости была недостаточно встроена в стратегию реформ, в силу чего процессы занятости оказались не столько их катализатором, сколько, тормозом”.1 Это несколько запоздалое признание – свидетельство стагнации (застоя) экономических преобразований в результате консервации неэффективной занятости.

Несомненно, атрибутом занятости являются рабочие места. В дореформенный период их создание и поддержка в интересах полной занятости сопровождалась снижением показателей производительности труда и его эффективности, что в конечном счете действительно сказалось причиной экономического краха советской утопии. Тем не менее и теперь сохраняется ориентация на формально полную занятость на производстве в ущерб эффективности производительного труда, хотя растущие масштабы потерь рабочего времени вследствие простоев и остановок производства в сочетании с ростом хронической задолжности по выплате заработной платы указывает на явную экономическую бесполезность такой политики.1

СИСТЕМА ОЦЕНОК ЭФФЕКТИВНОСТИ ПОЛИТИКИ

ЗАНЯТОСТИ В РЕГИОНАХ.

Важнейшим инструментом реализации политики занятости в России являются периодически обновляемые государственная и региональные программы содействия занятости населения. Результатом их выполнения ежегодно рассматриваются; анализируются показатели, характеризующие динамику уровня безработицы, количества безработных, на которых распространяются меры политики занятости, расходы Государственного фонда занятости населения (ГФЗН) их структура. Внимание к этим показателям вполне объяснено: очень важно не допустить неконтролируемого и резкого повышения уровня безработицы, предотвратить расширение социально взрывоопасных контингентов незанятого населения.

Однако собственно эффективность политики занятости официально не определяется. Это затрудняет проведение межрегиональных сопоставлений, и в частности служб занятости в различных регионах.

В форме годовых отчетов служб занятости регионов в свое время был включен показатель отклонения фактического значения параметра, характерного состояния регионального рынка труда на конец года, от предусматревовшегося программой. Но это только первый шаг к созданию системы оценок эффективности политики занятости и мер по трудоустройству населения. Использование такого показателя конечно же, не решает все проблемы.

Существующая в стране статистическая отчетность позволяет предложить достаточно простые показатели для выявления социальной результативности политики занятости.

Социальная и экономическая эффективность политики определялась для каждого из регионов – субъектов РФ (исключая Чеченскую Республику, а по экономической эффективности – Республику Башкортостан, не представивших федеральным органам управления данных о доходах и расходах ГФЗН); для 4-х групп регионов (по 22 региона каждый), выделенных по показателю уровня регистрируемой безработицы; для 16 регионов с критической ситуацией на рынке труда (КСРТ) – Республика Марий-Эл, Ленинградская область, Республика Мордовия, Догестан, Кировская область, Коми-Перьмяцкий АО, Чувашская Республика, Костромская область, Республика Колмыкия, Архангельская область, Ярославская область, Ингушская Республика.

Показатели эффективности политики занятости в регионах России в 1995г.

Занятость группы регионов по уровню безработицы

Средние показатели безработицы на 1 янв. 96г. (в %)

Социальная эффективность (коэф.)

Экономическая эффективность.

млрд. руб.

Экономическая эффективность.

млрд.р./ чел.

1

2

3

4

Регионы с критической ситуацией на рынке труда.

РФ

1,49

2,57

4,25

8,00

9,34

3,15

2,11

1,86

1,69

1,26

1,22

1,73

55,9

45,9

32,0

44,8

47,5

44,7

4,60

3,20

2,10

1,81

1,74

2,93

Показатели социальной и экономической эффективности политики занятости в группах определялись как средние.

Расчеты показали, что чем ниже уровень безработицы в регионе, тем выше в среднем социальная эффективность государственной политики занятости. Так, для регионов 1-ой гр. с самыми низкими показателями безработицы среднее значение социальной эффективности оказалось наиболее высоким 2,11. Это значит, что количество снятых с учета безработных превысило численность безработных, зарегистрированных на начало 1995г., более чем в два раза. Для регионов 2-ой и 3-й гр. социальная эффективность политики занятости оказалась ниже соответственно на 11,8% и 19,9%. В регионах 4-й гр. с наиболее высоким показателем безработицы количество снятых с учета безработных лишь немногим (на 26%) превысило первоначальное число зарегистрированных. Ещё более низкой оказалась социальная эффективность политики занятости в регионах с критической ситуацией на рынке труда. Эта закономерность подтверждается и при более детальном анализе ситуации внутри выделенных групп регионов.

Внутригрупповое распределение регионов по социальной эффективности политики занятости в 1995г.

Показатель социальной

эффективности.

Количество регионов в составе каждой группы.

1 2 3 4 КСРТ

До 1,26

0 2 3 9 7

1,27–1,69

5 4 11 12 8

1,70–1,86

6 5 2 1 1

1,87–2,11

6 6 3 0 0

2,12 и более

5 5 3 0 0

22 22 22 22 16

Органы службы занятости в относительно благоприятных по уровню безработицы регионах имеют больше возможностей для влияния на региональный рынок труда по сравнению с теми регионами, где уровень безработицы средний или высокий, а тем более по сравнению с регионами с КСРТ.

Внутрегрупповые различия регионов по показателю социальной эффективности политики занятости достаточно велики. Например, в 1-й гр. регионов его значение колеблется от 1,36 в Бурятии (что соответствует значениям характерным для группы регионов с самым высоким показателем безработицы до 6,05 в Смоленской области. Подобные различия наблюдаются в остальных группах регионов.

Показатели экономической эффективности политики занятости в 1995г. (рассчитанные как частное от деления расходов ГФЗН на уровень социальной эффективности политики занятости) оказались самым низким в Москве, Ингушетии и Московской области, где единица социальной эффективности обошлась бюджету ГФЗН соответственно в 450,4; 178,7 и 136 млн.р. Для первых 3-х групп регионов характерна следующая зависимость: чем ниже в среднем уровень безработицы, тем ниже и экономическая эффективность политики занятости. Вероятнее всего это связано с относительной “избыточностью” средств ГФЗН в регионах с низким уровнем безработицы таких средств не хватает.