73955 (Любовь в жизни и творчестве Василия Андреевича Жуковского)

Описание файла

Документ из архива "Любовь в жизни и творчестве Василия Андреевича Жуковского", который расположен в категории "рефераты". Всё это находится в предмете "литература : зарубежная" из раздела "Студенческие работы", которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе "рефераты, доклады и презентации", в предмете "литература : зарубежная" в общих файлах.

Онлайн просмотр документа "73955"

Текст из документа "73955"



РЕФЕРАТ

Любовь в жизни и творчестве Василия Андреевича Жуковского


Вступление

Когда руки твоей столь милыми чертами

Мой взор был поражен — вся сладость прежних дней,

Все незабвенные часы любви твоей…

Любовь… А что такое любовь? Наверное, каждый человек не раз задавал себе этот вопрос. И я не обошла его стороной. А сколько поведано об этом чувстве в мировой литературе! У любви тысячи ликов, и в каждом из них – свой свет, своя печаль, своё счастье. И, конечно же, не мог не отразить эту тему в своём творчестве поэт-романтик XIX века Василий Андреевич Жуковский.

В Третьяковской галерее висит портрет В. А. Жуковского, написанный в 1816 году его знаменитым современником Орестом Кипренским. Всё в этом портрете подчинено раскрытию внутреннего облика поэта-романтика: его задумчивый самоуглублённый взгляд, его колеблемые ветром волосы, башни средневекового замка на фоне ненастного, облачного неба, общий сумрачный колорит живописи. Это — Жуковский времени его наибольшей популярности, Жуковский — автор элегий и баллад. Для себя он сформулировал правило, о котором любил напоминать: «жить, как пишешь».

«…Одухотворив русскую поэзию романтическими элементами, он сделал её доступною для общества, дал ей возможность развития, и без Жуковского мы не имели бы Пушкина», - признавал В. Г. Белинский, считавший Жуковского первым поэтом на Руси, чья поэзия «вышла из жизни».

Сам Жуковский считал, что предметом его поэзии было не изображение видимых явлений, а выражение мимолётных неуловимых переживаний:

Невыразимое подвластно ль выраженью?

Поэт желает удержать в полёте

Не красоту невидимых явлений,

Но, то, что слито с сей блестящей красотою,-

Сие столь смутное, волнующее нас,

Сей внемлемый одной душою

Обворажающего глас,

Сие к далёкому стремленье,

Сей миновавшего привет…

В этом суть поэзии Жуковского. Она – история души поэта, его волнений, мечтаний и дум. Тема очарования души, озарённой вдохновением, была основной для его творчества.

Тот же характер элегического очарования и идеальности несёт в себе любовная лирика Жуковского, посвящённая М.А. Протасовой

В этом году исполнилось 225 лет со дня рождения Василия Андреевича Жуковского. А популярность этого удивительного романтика не угасает. Мы читаем его сказки, поэмы, баллады и, конечно же, стихи, в первую очередь, стихи о любви.

Тема моего реферата: «Любовь в жизни и творчестве Василия Андреевича Жуковского». В данной работе прослежены события, которым было суждено сыграть важную роль в жизни Жуковского и по-своему отразиться на судьбах всей отечественной культуры, на русском понимании духовной природы любви.

Цель работы: проследить, как отражаются отношения В.А. Жуковского с Марией Протасовой в его творчестве.

Задачи:

  1. Проникнуться в глубь любовных отношений Жуковского и Марии Протасовой, выявить причины расставания двух любящих сердец;

  2. Проанализировать стихотворения, посвящённые единственной любви в жизни поэта.

Работая над рефератом, я почерпнула знания из разных книг. Особо интересными мне показались «Жуковский» Майи Бессараб, «Родного неба милый свет» Виктора Астафьева, «В. А. Жуковский» И. М. Семенко. В книге Майи Бессараб «Жуковский» помимо творческого пути Жуковского показаны его отношения с М. Протасовой. Прослеживается их переписка. Уделяется внимание дружбе поэта-романтика. В кругу его друзей были К. К. Зейдлиц, Андрей и Александр Тургеневы, П. Вяземский, С. Уваров, Василий и Александр Пушкины.

Сбылось пророческое предсказание А.С. Пушкина, сказавшего о стихах своего учителя и друга:

Его стихов пленительная сладость

Пройдёт веков завистливую даль,

И, внемля им, вдохнёт о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.1



Первый русский романтик

Начало пути…

29 января 1783 года в селе Мишенское Белевского уезда Тульской губернии родился В. А. Жуковский.

Происхождение Василия Андреевича Жуковского не совсем обычно. Его отцом был богатый тульский помещик Афанасий Иванович Бунин, а матерью — принадлежащая ему турчанка по имени Сальха, в доме Буниных, сначала в роли няньки захваченная в плен в 1770 году во время русско-турецкой войны. Она была крещена в православную веру и получила имя Елизаветы Дементьевны Турчаниновой. Жила при младших детях, а затем стала домоправительницей.

Таким образом, появился ребёнок на свет, по понятиям того времени, «незаконно». Чтобы обеспечить будущее мальчика, А. И. Бунин предложил его крёстному отцу, бедному родственнику Андрею Григорьевичу Жуковскому, усыновить мальчика. Так будущий поэт получил ту фамилию, под которой вошёл в историю литературы.

Однако отец считал, что его побочный сын должен быть дворянином. А для этого требовалось определить его на службу. Тогда у дворян была возможность записывать своих детей в армию с малолетства, и их служба была по существу фиктивной. Так шестилетний мальчик, числящийся в списках Астраханского гусарского полка, получил звание прапорщика, что давало право на дворянство. По ходатайству Бунина «род Василия Андреевича Жуковского» внесен в дворянскую родословную книгу Тульской губернии; дальнейшая «воинская» служба потеряла смысл, и в ноябре 1789 Жуковский уволен «по прошению своему от службы».

Рос и воспитывался Василий в семье Буниных. Там получил первоначальное домашнее образование. После смерти Бунина (1791) заботы о подрастающем Жуковском взяла на себя бабушка (М. Г. Бунина), разделившая их с родной матерью поэта. Однако постепенное осознание материальной зависимости от Буниных и неустойчивости своего положения в их семье стало для Жуковского источником глубоких внутренних переживаний, отразившихся в ранних дневниковых записях.

С 1797 по 1800 год юноша учился в Благородном пансионе при Московском университете. Окончив это учебное заведение с серебряной медалью, В. А. Жуковский служил мелким чиновником в московской Главной соляной конторе, но служебного рвения не проявляет, так как увлечён литературным творчеством. В это время в печати появляются его первые стихи, а публикация перевода элегии английского поэта Томаса Грея «Сельское кладбище» делает его имя известным в кругу литераторов. Но начальство было недовольно равнодушным отношением молодого человека к своим обязанностям, в итоге он за упущения по службе попал под арест.

Отбыв наказание, он попадает в отставку и уезжает в Мишенское, где погружается в творческую работу.

О милых спутниках, которые нам свет

Своим сопутствием для нас животворили

О, милый друг! теперь с тобою радость!

А я один — и мой печален путь;

Живи, вкушай невинной жизни сладость;

В душе не изменись; достойна счастья будь...

Умный и тонко чувствующий юноша горестно переживал социальную ущемлённость своей матери и собственную. Он учился в Московском Благородном пансионе, где получил гуманитарное образование, много занимался самообразованием. Его личность складывалась под влиянием чтения западноевропейских и русских классицистов, сентименталистов и предромантиков, под влиянием занятий искусствами.

Глубокий след на мироощущении Жуковского оставила длительная, «вечная», как считал поэт, любовь к своей юной ученице и дальней родственнице Маше Протасовой.

В 1805 году случилось событие, которому было суждено оставить глубокий след в жизни Жуковского. У старшей сестры Жуковского по отцу, Екатерины Афанасьевны Протасовой, подрастали две дочери — Маша и Александра. «Были они разные, и по внешности, и по характерам,— писал замечательный биограф Жуковского писатель Б. К. Зайцев.— Старшую, Машу, изображения показывают миловидной и нежной, с не совсем правильным лицом, в мелких локонах, с большими глазами, слегка вздернутым носиком, тонкой шеей, выходящей из романтически-мягкого одеяния,— нечто лилейное. Она тиха и послушна, очень религиозна, очень склонна к малым мира сего — бедным, больным, убогим. Русский скромный цветок, кашка полей российских. Александра другая. Это — жизнь, резвость, легкий полет, гений движения. Собою красивее, веселее и открытей сестры, шаловливей». Когда Маше исполнилось двенадцать лет, а её сестре Саше десять, умер их отец, оставив Екатерине Афанасьевне огромные долги. Денег на обучение девочек не было и с большой радостью Екатерина Афанасьевна приняла предложение Жуковского заниматься с её дочерьми. Занятия продолжались почти три года (1805—1808). Жуковский серьёзно к ним готовился, но, прежде всего эти уроки были откровением незаурядной личности учителя и потому развивали в ученицах творческую мысль, поэтическое воображение. Именно в процессе занятий с сёстрами Протасовыми Жуковский выработал целый ряд своих новых эстетических принципов. Любовь к Маше росла вместе с творчеством поэта, она всё глубже захватывала его аристократическую, тонкую душу.

Так начался возвышенный и чистый любовный роман Жуковского и Маши Протасовой.

Когда девочек увозили из Белёва, чаще всего к дяде Павлу Ивановичу Протасову в село Троицкое, Жуковский очень грустил. Особенно — по старшей, Маше. «Что со мной происходит? — раздумывал он в своём дневнике.— Грусть, волнение в душе, какое-то неизвестное чувство, какое-то неясное желание!.. Третий день грустен, уныл. Отчего? Оттого, что она уехала… Это чувство родилось вдруг, отчего — не знаю: но желаю, чтобы оно сохранилось. Я им наполнен… Я был бы с нею счастлив, конечно! Она умна, чувствительна, она узнала бы цену семейственного счастия и не захотела бы светской рассеянности… Но родные? Может быть, они этому будут противиться?.. Неужели для пустых причин и противоречий гордости Катерина Афанасьевна пожертвует моим и даже её счастием, потому что она, конечно, была бы со мною счастлива».2 Жуковский угадал её будущее поведение.

Он чувствовал, что Маша робко тянется к нему, что ей только с ним хорошо и свободно. Она живо воспринимала всё, чему он её учил, он был для неё единственным авторитетом во всём, и весь её внутренний облик сложился под влиянием Жуковского.

Ко дню рождения Маши в 1808 году Жуковский напечатал в «Вестнике Европы» свою сказку «Три сестры (видение Минваны)», где он дал Маше романтическое имя Минваны. В апреле 1809 года Жуковский напечатал в журнале «Песню», перевод известной тогда французской песни д’Эглантина — правда, без посвящения Маше, но с датой: «Апреля 1».

Всё лето Жуковский собирался с духом, хотел открыться Екатерине Афанасьевне в том, что он любит Машу, просить её руки, и не решался. Боялся бесповоротного отказа. Характер у Екатерины Афанасьевны, которая в молодости слыла первой красавицей здешних мест, был решительный, мужской.

В конце 1812 года, после сражения под Красным, В. А. Жуковский оказался в госпитале, где едва не умер. В этом же году он посватался и получил отказ, в 1814 повторил просьбу — и вновь последовал отказ.

Отчаянная борьба Жуковского за Машу окончилась его поражением: упорство её матери оказалось непреодолимым — она не поддавалась ни на какие доводы, да и трудно сказать, была ли она кругом неправа,— она, вопреки «правде бумаг», считала Жуковского своим братом. Но она была потомственная дворянка, дочь барина, а он был только «грех» этого самого барина, сын пленницы и ничего более, и его дворянство не потомственное, а случайное — подаренное ему его приёмным отцом, бедным киевским дворянином Андреем Григорьевичем Жуковским, приятелем Бунина. В сущности, несмотря на всеобщую любовь к нему, он чувствовал себя в семье Буниных не своим.

За Жуковского перед Екатериной Афанасьевной хлопотало много людей: Авдотья Петровна Киреевская, соседи по Муратову — Плещеевы, друг Ивана Петровича Тургенева — Иван Лопухин, брат покойного мужа Екатерины Афанасьевны Павел Иванович Протасов, орловский архиерей Досифей и даже петербургский архимандрит Филарет, к которому по просьбе Жуковского обратился Александр Тургенев.

Жуковский мог бы уговорить Машу бежать с ним и обвенчаться тайно, и она, вероятно, пошла бы на это, так как она любила его, но он не хотел счастья «ворованного», не желал, чтобы Маша страдала оттого, что причинила горе матери. И всё-таки слабая надежда на то, что Екатерина Афанасьевна когда-нибудь согласится на их брак, не покидала Жуковского.

История этой романтической любви нашла отражение в целом цикле любовных песен и романсов Жуковского. По ним можно проследить все перипетии этого чувства, глубокого и чистого во всех его видоизменениях. В «Песне» 1808 года оно светлое, радостное, исполненное надежд:

Мой друг, хранитель-ангел мой,

О ты, с которой нет сравненья,

Люблю тебя, дышу тобой;

Но где для страсти выраженья?

Во всех природы красотах

Твой образ милый я встречаю;

Прелестных вижу — в их чертах

Одну тебя воображаю.

В этой любви, одухотворенной и чистой, совершенно приглушены всякие чувственные оттенки. На первом плане здесь сродство любящих душ, своеобразная любовная дружба, в которой чувство идеально. Образ любимой девушки столь властно овладевает душою героя, что грезится ему везде: в красотах окружающей природы, в шуме городской жизни. Поэт настолько проникается мыслями и чувствами любимой, что понимает ее без слов: «Молчишь — мне взор понятен твой, для всех других неизъяснимый». И даже самого себя он воспринимает ее глазами:

Тобой и для одной тебя

Живу и жизнью наслаждаюсь;

Тобою чувствую себя;

В тебе природе удивляюсь.

Любовь Маши и Василия Андреевича так и осталась навеки в своём возвышенно-мечтательном варианте. В 1814 году Маше исполнился двадцать один год, она уже не скрывала от матери своих чувств к Жуковскому.